Зона коррупции

Тюремное ведомство привыкло к большим деньгам и низкой ответственности.
17.07.2017
Приговор экс-главе ФСИН Александру Реймеру, вынесенный в середине июня, похоже, стал началом громких коррупционных разоблачений в пенитенциарной системе страны. На минувшей неделе стало известно о не менее громких разоблачениях в УФСИН Южного федерального округа. Похоже, в Федеральной службе исполнения наказаний начался генеральский «звездопад». 7 июля Владимир Путин подписал указ об увольнении сразу восьми генералов силовых служб. В числе лишившихся должности оказался и начальник главного управления ФСИН по Ростовской области генерал-лейтенант внутренней службы Сергей Смирнов. Эта отставка, возможно, прошла бы незамеченной, если бы за три недели до этого Замоскворецкий суд Москвы не вынес приговор экс-руководителю УФСИН Александру Реймеру. Бывший главный тюремщик получил восемь лет колонии общего режима. Реймер, как известно, мечтал о том, чтобы тюрьма стала самоокупаемой. Похоже, его мечту начали осуществлять руководители различных тюрем и колоний – каждый на свой лад.

10 миллионов в ящике стола

12 июня сотрудники правоохранительных органов сняли генерал-лейтенанта Сергея Смирнова с рейса Ростов-на-Дону – Тель-Авив – об этом сообщил местный портал «Ростов.ру». Начальник ГУФСИН по Ростовской области уверял, что просто едет поправить здоровье в Израиле. Однако следствие предполагает, что генерал-лейтенант не планировал возвращаться на родину. Сергея Смирнова задержали, он был помещён под домашний арест и ещё почти месяц формально оставался начальником управления, пока не вышел президентский указ.

Есть основания предполагать, что за генералом Смирновым следили давно. С тех пор, как задержали его заместителя – Сергея Ральникова. Его задержали 11 мая, предъявив обвинение по статье «Получение взятки в особо крупном размере». При задержании в кабинете Ральникова нашли более 10 млн рублей. Деньги Ральников хранил прямо в ящике рабочего стола. Сейчас следователи устанавливают, откуда у руководящего сотрудника ГУФСИН появилась такая немалая сумма денег. В настоящее время полковник юстиции находится под стражей в СИЗО ФСБ.

Судя по всему, именно арест Ральникова и последовавшие за этим его признания стали причиной задержания Смирнова. Подробности того, что именно инкриминируется им, пока не раскрываются. Однако очевидно: случившееся весьма ярко демонстрирует механизмы работы системы исполнения наказаний, выработавшиеся за последние годы.

Через тюрьмы проходят миллионы рублей

В УСФИН после объявленной Реймером, по сути, коммерциализации, то есть, простите, самоокупаемости, каждый зарабатывал как мог. Сам Реймер и его заместитель, напомню, погорели на закупке браслетов для заключённых. Согласно экспертизе цена одного браслета для заключённого составляла 2700 рублей, однако учреждения закупали их более чем за 6 тыс. рублей. Оборудование же по контролю за браслетами стоимостью 19 тыс. рублей закупалось по цене более 100 тыс. рублей. Прямо бриллиантовые браслеты какие-то… Цены, кстати, утверждались непосредственно Реймером и его замом. Кроме того, техническая экспертиза показала, что в значительной части браслетов не было блоков российской спутниковой системы навигации ГЛОНАСС, а потому они в принципе не позволяли отслеживать перемещение лиц, находящихся под домашним арестом.

Схемы получения взяток в нынешней системе ФСИН отличаются разнообразием. Так, в Челябинске теперь уже бывший сотрудник регионального управления ФСИН подозревается в получении взятки и злоупотреблении полномочиями. По версии СК РФ, в марте этого года экс-начальник отделения туберкулёзной больницы ФСИН Максим Скрипкин получил от представителей осуждённого более 2 млн рублей за постановку диагноза, подтверждающего якобы тяжёлое заболевание сидельца, которое препятствует дальнейшему отбытию наказания. На основании фиктивного заключения медицинской комиссии, в которую входил Скрипкин, были подготовлены документы о необходимости досрочного освобождения.

Почему же всё-таки в этой системе столь распространены взятки? Вот что рассказал «Нашей Версии» доктор юридических наук, преподаватель процессуального права Южного федерального университета г. Ростова-на-Дону, криминолог Сергей Воронцов: «Беда ФСИН в том, что эта структура попала под влияние криминальной среды. Что для них важно? Формальные показатели, отчётности и личные интересы. Все эти внеплановые отпуска за деньги, мобильные телефоны на зоне – всё это не бесплатно. Почему? Да потому, что молодые ребята, приходящие во ФСИН, видят, как старшие по званию воруют. Так или иначе, они втягиваются в эту порочную систему. Как? «Пойди передай конверт тому-то». Передал. А в конверте были деньги. И человек уже «замазан», его можно шантажировать. Я считаю очень правильным и показательным решение президента посадить Реймера. Потому что в силовых структурах должен действовать принцип, описанный в своё время писателем Фурмановым: «Попался Чапай – стрелять в Чапая!» Я не проповедую китайскую модель, тем более что смертная казнь у нас не предусмотрена законом, но такие прецеденты, как осуждение Реймера, очень правильный шаг властей. Может быть, это хоть в какой-то мере поможет остановить коррупцию».

Приравнять коррупцию к измене Родине

ФСИН переживает непростые времена. Число сотрудников этой структуры сократили на треть, зарплаты там невысокие – ниже, чем в том же МВД. При этом риски, сопутствующие службе, намного выше. Работая в зоне, сотрудники могут заболеть и туберкулёзом, и сифилисом, и ВИЧ подхватить – контингент почти сплошь болен. Отсюда и желание хоть как-то компенсировать риски. Доходит до смешного. В Кабардино-Балкарии кинолог под ошейником собаки проносил заключённым колонии телефоны. Всего за 5 тыс. рублей.

В Челябинской области ставки были покрупнее. В конце июня Центральный суд Челябинска начал рассмотрение уголовных дел в отношении двух оперуполномоченных ИК-8 и одного оперуполномоченного розыска. Все они обвиняются в получении взяток от осуждённых. Но это ещё не всё: один из заключённых хранил в колонии героин. По версии следствия, взятки от заключённых переводились на банковские карты сотрудников ГУФСИН. Деньги им передавали за то, чтобы тюремщики закрывали глаза на нарушения порядка отбывания наказания в колонии. В том числе на хранение и использование телефонов. Всего оборотистые фсиновцы получили от осуждённых более 100 тыс. рублей.

Особой статьёй дохода тюремщиков часто бывают несанкционированные отпуска заключённых. Они предусмотрены законом, однако бывают случаи, когда эти отпуска затягиваются или принимают экзотический характер. Так, бывший заключённый нижегородской спецколонии № 11 для бывших сотрудников спецслужб и правоохранительных органов Александр Мадонов недавно рассказал журналистам: «В 11-й колонии уход в отпуск стоил 150 тыс. рублей, не важно – строгий или общий режим. Те, кто активно работал на интересы администрации, ходили в отпуск по 2 раза…».

«Мне известен случай, когда богатый человек платил руководству колонии и жил там, как в санатории, а потом освободился по УДО раньше положенного. Да, сокращается персонал, да, зарплата в системе ФСИН низкая… Но при том, что рядовой персонал сокращается, для начальства кабинетов не хватает! А о том главном, чем должна заниматься система УФСИН, похоже, совсем забыли», – говорит генерал-лейтенант полиции Александр Михайлов.

Похоже, процесс криминализации системы ФСИН принял необратимый характер. Эксперты высказывают различные мнения о том, как решить эту проблему и можно ли её решить вообще. Александр Михайлов полагает: «Было время, когда ФСИН считалась исправительно-трудовой системой: труд мог влиять на процесс перевоспитания. Сейчас труд на зоне заменили коммерческие и товарно-денежные отношения. В результате по УДО на свободу выходят опасные преступники. Лично я вижу выход в строгом контроле над ФСИН со стороны ФСБ, Следственного комитета и Генеральной прокуратуры. Иначе уголовное наказание может просто потерять свой смысл».

Сергей Воронцов, преподаватель процессуального права Южного Федерального университета, криминолог:

– Система ФСИН всегда стояла как-то особняком среди силовиков. И уважения особого к сотрудникам этого ведомства не было. Их называли обидным словом «вертухаи». Я считаю, надо начинать с воспитания уважения к этой профессии и смолоду прививать фсиновцам идеологию: ты должен быть чист и исполнять честно свой долг. Если человек давал Родине присягу и нарушил её, надо рассматривать это как измену долгу, как измену Родине. И наказывать по полной. А совершение сотрудниками коррупционных правонарушений должно автоматически превращать их в «нерукопожатных». Во всём обществе.