Закон Яровой есть, а оборудования для него нет

Операторы не смогли узнать никаких деталей о будущих устройствах для хранения информации по закону Яровой.
06.05.2017
«Мегафон» и «Вымпелком» направили письменные обращения потенциальным производителям оборудования для хранения трафика, необходимого для исполнения закона Яровой, рассказали «Ведомостям» три человека, близких к операторам большой четверки. В этих обращениях сотовые компании просят предоставить им технические характеристики этого оборудования, а также сведения об устанавливаемом на него программном обеспечении. Также операторы попросили предоставить им самим устройства на тестирование, чтобы они могли опробовать оборудование перед вступлением закона в силу.

Среди производителей, к которым обратились мобильные операторы, такие компании, как «МФИ софт», «Норси транс», «Основа лаб», НЦИ и «Специальные технологии», утверждают собеседники «Ведомостей». Все они сейчас производят оборудование для системы оперативных розыскных мероприятий (СОРМ) и на совещании с участием ФСБ (состоялось в марте) высказывали готовность производить оборудование для исполнения закона Яровой, рассказывает один из собеседников «Ведомостей». В ответ на свои письма операторы пока не получили ни сведений об оборудовании, ни самих образцов, жалуются двое из трех собеседников «Ведомостей». Они предполагают, что оборудования, необходимого для исполнения закона, не просто нет, но оно еще даже не разработано. Третий собеседник считает, что ждать ответов от производителей пока рано.

Директор по связям с органами власти «Мегафона» Дмитрий Петров отказался комментировать переписку с контрагентами. Но, по его словам, «Мегафон» беспокоит, что технические требования к оборудованию для исполнения антитеррористического закона еще не определены. Без этих актов операторы не смогут планировать закупку оборудования и подготовиться к вступлению закона в силу в установленный срок, объясняет он.

«Вымпелком» действительно обращался к ряду производителей оборудования СОРМ с просьбой предоставить информацию о техническом решении, программном обеспечении и стоимости оборудования, которое возможно было бы использовать для реализации закона, рассказывает его представитель Анна Айбашева. К кому именно он обращался, Айбашева не говорит, но отмечает, что ответа компания еще не получила. Пока «Вымпелком» не имеет никакого представления о способах и средствах реализации требований закона, у компании также нет возможности протестировать необходимые технические решения, поэтому очевидно, что оставшегося до вступления в силу закона времени недостаточно, утверждает Айбашева. В связи с этим компания поддерживает предложения по переносу срока вступления в силу требований закона Яровой.

 Летом прошлого года, почти сразу после подписания президентом России Владимиром Путиным «антитеррористического» пакета законов, сенатор Антон Беляков внес в Госдуму законопроект о переносе на пять лет (с 2018 на 2023 г.) срока вступления в силу его нормы, обязывающей операторов хранить телефонные переговоры и интернет-трафик пользователей. В пояснительной записке к законопроекту сенатор указывал, что время, оставшееся до 1 июля 2018 г., – «излишне короткий переходный период для реализации столь масштабных и технически сложных задач, требующих больших вложений». Он подчеркивал, что при затратах на организацию хранения данных свыше 2,2 трлн руб. «рост тарифов национальных операторов на услуги связи для российских потребителей» представляется неизбежным, о чем, как пишет Беляков, предупреждали как чиновники высокого ранга, так и телекомоператоры.

Хотя закон был направлен в профильный комитет Госдумы (по безопасности и противодействию коррупции) еще в июле 2016 г., в марте этого года комитет неожиданно предложил Совету Госдумы принять этот закон к рассмотрению, и 4 апреля совет предварительно рассмотрел законопроект и поручил тому же комитету подготовить его к рассмотрению в мае. Отзывы на законопроект принимались до 27 апреля, при этом правительственного заключения по нему не требуется, говорится на сайте Думы. На законопроект было получено два положительных (от Госсовета Татарстана и парламента Кабардино-Балкарии) и один отрицательный (от Алтайского краевого заксобрания) отзыв.

Представитель Минкомсвязи не ответил «Ведомостям» на вопросы, касающиеся перспектив этого закона.

Представитель НЦИ утверждает, что компания не получала писем операторов, от комментариев о готовности оборудования он воздержался. Представители «Основы лаб», «МФИ софта», «Норси транса» не ответили на вопросы «Ведомостей».

Оборудование без требований

Требования к оборудованию, необходимому для исполнения закона Яровой, также пока не установлены. На совещании в марте ФСБ обещала к 30 июня разработать нормативно-правовой акт, в котором описать, как конкретно, в какие сроки и в каком формате должна будет храниться информация.