Военные следователи не простили чекистам экономию бюджетных средств

Офицерам управления авиации ФСБ приготовили дело для чтения.
10.01.2022
Как стало известно “Ъ”, главное военное следственное управление (ГВСУ) СКР завершило расследование громкого уголовного дела об особо крупном мошенничестве, фигурантами которого являются три старших офицера управления авиации (УА) ФСБ России. В окончательной редакции им добавили обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями при исполнении оборонного заказа. По версии следствия, обвиняемые намеренно занизили стоимость контракта по строительству казармы для летчиков спецслужбы, чтобы отсечь от тендера одного из претендентов, а сам возведенный объект не соответствовал техзаданию. При этом предполагаемый ущерб от действий обвиняемых сократился с 64 млн до 18 млн руб.— той суммы, которую получил в качестве прибыли бизнесмен, выполнявший договор. Сами фигуранты утверждают, что добросовестно выполняли свою работу, пытаясь сэкономить бюджетные деньги, а претензии в занижении цены контракта называют абсурдными.

По данным источников “Ъ”, на днях следователи ГВСУ СКР предъявили обвинение в окончательной редакции начальнику отдела материально-технического обеспечения УА ФСБ РФ полковнику Юрию Кравченко, его заместителю, начальнику 1-го отделения подполковнику Артему Сохину, их подчиненному майору Сергею Романову, а также предпринимателю из Ставрополя Вазгену Бабаханяну. Изначально все они обвинялись в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Однако в последнем варианте постановления о предъявлении обвинения, в котором оказалось 68 листов убористого текста, офицерам вменили в вину еще и относительно недавно введенную в УК РФ и пока редко используемую в правоприменительной практике статью о злоупотреблении должностными полномочиями при выполнении гособоронзаказа, совершенном организованной группой и повлекшем тяжкие последствия (ч. 2 ст. 285.4 УК РФ). После этого в соответствии со ст. 217 УПК РФ к изучению материалов расследования, которые насчитывают порядка 100 томов, должны приступить сами обвиняемые и их защита. Ожидалось, что господа Романов, Сохин (содержатся под стражей в столичном СИЗО-4 «Медведь»), Юрий Кравченко (находится под домашним арестом) и Вазген Бабаханян (наложен запрет определенных действий) начнут читать дело еще до Нового года.

Однако следователи неожиданно отсрочили начало процедуры, а вместо этого обратились в 235-й гарнизонный военный суд с ходатайством о продлении фигурантам сроков действия избранных им мер пресечения. При этом возникла конфликтная ситуация.

Как рассказали “Ъ” представители защиты, один из адвокатов господина Романова был уведомлен о судебном заседании всего за два дня до него, а не за пять, как полагается по закону. Между тем защитник, настаивавший на личном участии в рассмотрении ходатайства, не смог приехать так быстро, поскольку участвовал в процессе в другом регионе. В итоге мера пресечения фигурантам была продлена. Судебное решение обжаловано.

Между тем, как считают адвокаты, обвинительное заключение не выдерживает никакой критики. Напомним, что изначально речь шла о хищении примерно 63,5 млн руб. при исполнении контрактов, заключенных между УА ФСБ и компанией господина Бабаханяна ООО «АсСтрой» в 2017–2019 годах. Фирма занималась поставками различной техники и оборудования воинским частям, а УА ФСБ требовалось установить в Воркуте сборно-разборный комплекс для размещения личного состава. Стоит отметить, что изучение обстоятельств тендера и выполнения контракта стало основанием для возбуждения в отношении предпринимателя уголовного дела следователями МВД Коми. Суд Сыктывкара заключил Вазгена Бабаханяна под домашний арест, а военная прокуратура позже объединила это расследование с делом, возбужденным в Воркуте уже военным следствием СКР. Затем за нарушение наложенных судом запретов на разговоры по телефону бизнесмена перевели в СИЗО и лишь недавно уже в Москве, как сообщал “Ъ”, его снова освободили — в связи с истечением предельных сроков содержания под стражей — и избрали ему меру пресечения в виде запрета определенных действий.

Сначала ущерб от заключенного УА ФСБ контракта военные следователи оценивали во всю его сумму, так как возведенное компанией «АсСтрой» сооружение оказалось якобы непригодным к использованию. В частности, оно было стационарным, а не сборно-разборным, как было записано в техзадании. А выделенные на проект деньги действовавшие вопреки интересам службы члены преступной группы, которую, по материалам дела, возглавлял полковник Кравченко, потратили «по собственному усмотрению».

Правда, в итоговом варианте обвинения сумма ущерба уменьшилась до 18 млн руб.— эти деньги в виде прибыли получил Вазген Бабаханян.

Как говорится в уголовном деле, офицеры не только обманывали свое руководство и оказывали давление на сослуживцев, но и при определении начальной цены контракта на возведение разборной казармы сделали ее необоснованно низкой. Это, как считают в ГВСУ СКР, не позволило участвовать в конкурсе другой структуре — расположенному в Балашихе 345-му механическому заводу. Он был создан по директиве Генштаба еще в 1948 году, но работал и по заданию других заказчиков, включая и зарубежных, участвуя в возведении объектов космической отрасли, Олимпиады-80, спецаэродромов, храма Христа Спасителя, МКАД и др. С 1998 года завод является акционерным обществом, а среди его заказчиков числятся, помимо Минобороны, МВД, ФСБ, Минстрой, Минтранс, ГК «Росатом», региональные и муниципальные администрации.

По словам адвоката Романа Ижокина, представляющего интересы Сергея Романова, данных о том, что офицеры получили какие-то деньги от главы «АсСтроя», нет, как и того, что они действовали во вред службе.

«Наоборот, они пытались сэкономить государственные деньги, заказав разборную конструкцию вместо стационарной, которая в разы дороже»,— пояснил адвокат, отметив, что сама казарма возведена и эксплуатируется. Сотрудники Вазгена Бабаханяна, по словам адвоката, установили ее на стационарный фундамент как более приемлемый для сурового воркутинского климата, однако каркас остался разборным.

Более того, как подчеркивает господин Ижокин, исполнитель за свой счет провел геодезические изыскания и поставил мебель и оборудование примерно на 10–15 млн руб. Адвокат подчеркнул, что у него имеется заключение проведенного в ФСБ исследования, которое подтверждает сборно-разборный характер строения и говорит лишь о семи обнаруженных недостатках. «Самые серьезные из них — это непокрашенный фасад, необходимость замены шпилек в ряде болтовых соединений и дополнительной проварки швов железных лестниц»,— сообщил Роман Ижокин. Также, по его данным, полковник Кравченко и майор Романов в свое время изучали продукцию балашихинского завода, которая показалась им и дорогой, и не слишком подходящей для Крайнего Севера. Защитник также отметил, что, по его мнению, в данном случае приходится говорить о едва ли не лоббировании следственными органами интересов одного предприятия в ущерб другому. Также его возмущает факт признания прибыли коммерческой фирмы по проекту ущербом, причиненным государству. «Таким образом любой госконтракт можно признать преступным»,— заявил юрист, заверив, что он с коллегами приложит все силы для сбора доказательств невиновности офицеров.