«Влиять на происходящее президент может речами»

Александр Ван дер Беллен стал президентом Австрии, пообещав, что не пустит правых на ключевые посты.
30.05.2016
В новостях про избрание Александра Ван дер Беллена не забывают сказать о его русских корнях. Но по-русски он знает всего три слова: «дурак» и «черт возьми», рассказывает Die Zeit. Немало усилий его семья потратила на то, чтобы дистанцироваться от этих самых российских корней. Так, в Эстонии, куда они уехали из Псковской губернии после Октябрьской революции, при любом удобном случае отмечали свое голландское происхождение и из фон дер Белленов сделались Ван дер Белленами.

Мигранты со стажем

Отношение к мигрантам стало едва ли не главной темой президентских выборов в Австрии. Страна разрывается между страхом перед беженцами и приверженностью идеям гуманизма. На последнее и сделал ставку бывший лидер зеленых, баллотировавшийся как независимый кандидат. «Я – сын мигрантов», – бравировал в выступлениях Ван дер Беллен, родившийся в Вене. Его род за несколько веков сменил несколько стран.

 История начинается с голландского стекольщика, который в середине XVIII в. перебирается в Псков, пишет Die Zeit. Дед нынешнего президента Австрии добирается до важного поста в местном самоуправлении – с 1913 г. возглавляет Псковскую губернскую земскую управу. В марте 1917 г. Временное правительство поручает ему управление всей областью – пост псковского губернского комиссара, ссылается ТАСС на директора государственного архива Псковской области Валерия Кузьмина. Но в июле он подает в отставку по состоянию здоровья, продолжает рассказ Die Zeit.

Город занимают то немцы, то Красная армия, то белогвардейцы. Но семья не думает о бегстве – во всяком случае 18 октября 1918 г. она продлевает договор о страховании домашнего имущества. Только в 1919 г. дед Александр фон дер Беллен с женой и тремя сыновьями, среди которых отец будущего австрийского президента (тоже Александр), перебираются в Эстонию. Дочери Ирина и Наталья переезжают к родне в 1922 г.

 В Эстонии они долгое время считаются беженцами. Дед умирает в 1924 г., а отец только в 1934 г. получит гражданство Эстонии. Окончив Тартуский университет с дипломом в области экономики, он некоторое время возглавляет небольшую фирму, заготавливающую древесину на экспорт на одном из островов Эстонии. Затем переезжает в Таллин и устраивается в British Overseas Bank, в 1931 г. женится второй раз – на эстонке.

Но в 1940 г. в город входят советские войска. Отец начинает готовиться к бегству, тем более что с января 1941 г. советско-немецкие соглашения позволяют ему это сделать. Весной 1941 г. семья под видом немцев, возвращающихся на историческую родину, уезжает в Восточную Пруссию. Но не вся – только отец с женой, дочерью и тещей.

Брат отца Константин решает остаться в Эстонии. Всю жизнь он работал медиком в СССР, не подвергаясь гонениям, хотя его дочь Ирина вспоминает: под столом всегда стоял чемодан с вещами на случай ареста. Представители двух ветвей семьи встретятся только после перестройки, когда Ирина приедет в Вену в гости к своему кузену Ван дер Беллену.
Красная армия снова у ворот

Из немецкого лагеря для мигрантов Ван дер Беллены перебираются в Вену, где глава семейства устраивается во внешнеторговую компанию. Здесь 18 января 1944 г. родился будущий политик. Но Красная армия снова приближается. Страшась высылки обратно в СССР, семья бежит в Тироль.

В 1948 г. в административном центре этой земли, Инсбруке, отец Александра основывает торговую компанию и начинает экспорт продукции химической промышленности, сообщает Die Zeit. Всю жизнь он был приверженцем рыночной экономики и парламентаризма, пишет газета. И долгое время – мигрантом, только в 1958 г. он получит австрийское гражданство.
Ушел из науки

Знакомые и сторонники зовут Ван дер Беллена либо Саша, либо профессор. Ведь сначала он строит карьеру ученого. Окончив Университет Инсбрука, устраивается там ассистентом, защищает докторскую диссертацию. В 1972–1974 гг. работает ассистентом в Международном институте менеджмента и управления в Берлине, а потом возвращается в Университет Инсбрука, где вскоре становится приглашенным профессором.

Одновременно с 1977 г. он преподает в Вене, в Академии управления (Verwaltungsakademie des Bundes Wien). А в 1980 г. окончательно перебирается в Вену, где к 1990 г. от профессора Университета Вены по политической экономии добирается до кресла декана факультета социальных наук и экономики. В 1994 г. увольняется. Ведь к тому времени главным его увлечением становится политика.
Ван дер Беллен – это арбуз

«Ван дер Беллен – это арбуз, зеленый снаружи и красный внутри», – шутил кандидат в президенты от Австрийской народной партия (АНП) Андреас Коль. The Guardian рассказывает, что одно время Ван дер Беллен заигрывал даже с масонами, но политическую карьеру он строил в Социал-демократической партии Австрии (СДПА), куда вступил еще в 1970-х гг. Это политическая мода того времени, объясняет Deutsche Presse-Agentur. Популярнейший политик того времени канцлер Бруно Крайский – член как раз этой партии.

 Зелеными Ван дер Беллен начинает интересоваться благодаря другой моде – движению против использования атомной энергии, замечает Deutsche Presse-Agentur (см. врез).

В 1992 г. Ван дер Беллен вступает в ряды Австрийской партии зеленых. А уже в 1994 г. избирается от нее в национальный совет, нижнюю палату парламента. Там он проработает целых 18 лет, до июля 2012 г.

В 1997 г. профессора назначают пресс-секретарем зеленых. А в 1999 г. кажется, что он достигает вершины политической карьеры – становится лидером зеленых.
10 тучных лет

Ван дер Беллен сумел превратить партию зеленых в третью по значимости политическую силу страны. На выборах 1995 г. у партии девять мест в парламенте, в 1999 г. – 14, в 2002 г. – 17, в 2006 г. – 21 кресло. По количеству голосов она третья в национальном совете – на три голоса больше, чем у правой Австрийской партии свободы (АПС, именно с кандидатом от этой партии Ван дер Беллен схлестнется на президентских выборах). Альянс за будущее Австрии, основанный в 2005 г. выходцами из АПС, получает семь мест.

 Нелегкий 2008 год оказывается первым провалом для зеленых за время руководства Ван дер Беллена. Со стороны все выглядит неплохо: они теряют на выборах всего одно кресло в нижней палате. Вот только это отбрасывает их на 5-е место по представительству. АПС возвращает себе некогда утраченную третью позицию: у них 34 депутата. Альянс за будущее Австрии занимает четвертую строчку (21 голос).

Ван дер Беллен корит себя, что не смог воспользоваться изменившейся обстановкой и отбить голоса у лидеров – социал-демократов (потеряли 11 мест) и АНП (лишилась 15 мандатов). Он отказывается от поста лидера зеленых. А в 2012 г. уходит из депутатов. Вместо этого он становится членом парламента Вены.
Эффект стены

C тех пор как в 1955 г. Австрия получила независимость, в ней правили бал две партии – АНП и СДПА. Сложившаяся политическая система получила название Proporz, рассказывает The Washington Post, от слова «пропорциональная». Посты в кабинете министров распределялись соответственно голосам, полученным каждой партией на выборах. Ряд кресел традиционно отдавался той или иной партии. Например, министерством труда, как правило, заведовал социал-демократ, тогда как сельское хозяйство поручали члену АНП.

Все пошло наперекосяк после падения Берлинской стены. Раньше социал-демократы и АНП получали где-то по 40% на выборах. Теперь им не удается сохранить баланс. Новые политические силы отвоевывают жизненное пространство. На президентских выборах 2016 г. впервые со времен Второй мировой во второй тур не смог выйти ни социал-демократ, ни член АНП – каждый набрал около 11%.

Главная схватка разворачивается между Норбертом Хофером, представляющим АПС, и Ван дер Белленом, которого поддерживают зеленые. Правда, он заявлен как независимый кандидат, чтобы избежать долгой и хлопотной процедуры выдвижения от партии.

После первого тура, прошедшего 24 апреля, шансов на победу вроде бы больше у Хофера – 35,05% голосов против 21,34%.
Понаехали

Поначалу австрийцы благодушно смотрят на перспективу приютить беженцев. Но по мере того как их поток все увеличивается, настроения в обществе меняются. В 2014 г. в стране выказывают желание осесть 25 000 иностранцев. В 2015 г. страна принимает 90 000 мигрантов, а транзитом проезжает еще больше. В Австрии 8,5 млн граждан. Получается, только за прошлый год количество жителей увеличилось на 1% с лишним. Власти дают обратный ход.

В январе канцлер Вернер Файман, социал-демократ, объявляет, что частично возвращает пограничный контроль. Теперь у въезжающих будут проверять документы. Австрия сообщает, что примет в этом году не более 37 500 беженцев, а всего в 2016–2019 гг. – количество, составляющее не более 1,5% населения, т. е. 127 500 человек.

 Министр финансов Ханс Шеллинг заявляет, что страну сделают «менее притягательной» для мигрантов. В том числе сократят социальные выплаты и, возможно, снизят минимальный размер оплаты труда. А в апреле объявляется о строительстве антимигрантской стены на перевале Бреннер на границе с Италией и нового регистрационного пункта. Правда, новость вызвала такое недовольство итальянских властей, что проект завис.

Позиция Хофера проста: «Исламу нет места в Австрии». Он клянется, что, если правительство даст слабину и не примет мер против беженцев, он распустит его недрогнувшей рукой.

Ван дер Беллен становится единственным из шести кандидатов в президенты, агитирующим за то, чтобы принять мигрантов, отмечает The Huffington Post. «Вы же не думаете, что сын беженцев скажет, что его родителей надо было выставить из страны?» – говорит он Deutsche Presse-Agentur. «Ужасно, что возводят стену на перевале Бренер, ведь было потрачено 80 лет, чтобы открыть там границу», – цитирует его Il Manifesto. Но, похоже, решающим для его победы оказался другой аргумент, нежели отношение к мигрантам.
Меньшее из зол

Во время второго тура люди на избирательных участках часто говорили, что Ван дер Беллен – меньшее из двух зол, пишет The Daily Telegraph. Сам политик между голосованиями не скрывал, что именно на это он и рассчитывает: «Я прошу всех, кому я не нравлюсь, но кому Хофер нравится еще меньше, отдать голос мне».

 Хофер – евроскептик, национал-консерватор и правый популист. «Не хочу, чтобы Австрия стала первой страной в послевоенной истории Западной Европы, которую возглавил популист правого толка», – заявляет Ван дер Беллен. И продолжает запугивать в другой речи: «Возможно, кандидат от АПС Хофер станет президентом. А на следующих всеобщих выборах глава партии Хайнц-Кристиан Штрахе имеет шансы стать канцлером. Это будет сумасшедшая концентрация власти в руках одной партии. Сомневаюсь, что австрийцы этого хотят».

Между турами он собирает в свою поддержку подписи 4000 известных людей. Это и актеры, и ученые, и партийные функционеры. Самое главное, что они придерживаются совершенно разных политических взглядов, но сходятся в одном: нельзя допустить, чтобы впервые с 1945 г. к власти пришли правые . Это будет прецедент, который может стать катализатором успеха правых популистов в других странах Европы, нагнетает ажиотаж пресса. В пользу Ван дер Беллена высказывается даже свежеиспеченный канцлер Австрии, социал-демократ Кристиан Керн (его предшественник 9 мая объявил об уходе с поста после провальных результатов партии на выборах и критики со стороны однопартийцев).
Орел в ужасе

72-летний профессор Ван дер Беллен не политик по натуре, считает Financial Times. Во время предвыборной кампании он часто позволяет себе публично проявлять сомнение и нерешительность. Порой у него явно усталый вид. Смотрится он куда инертнее, чем пышущий энергией 45-летний Хофер. Но при этом Ван дер Беллен искусный и порой весьма агрессивный противник на дебатах, пишет The Daily Telegraph. Он общается с оппонентами как профессор с учениками, что выводит Хофера из себя. ВВС цитирует отрывок из теледебатов.

Беллен: Я говорю о Европе. Е-В-Р-О-П-Е. Слышали когда-нибудь о ней?

Хофер: О боже, ваше педагогство герр доктор Ван дер Беллен! Можно я по-быстрому скажу, что хотел?

Беллен : Только если быстро.

Хофер: А если долго?

 Беллен : Если долго, то нет. Потому что будет моя очередь говорить.

Та телесхватка длилась 45 минут без модератора и четкой повестки. Ее итоги газета Kronen Zeitung называет постыдными, сопроводив коллажем, на котором орел с герба Австрии в ужасе закрывает глаза крылом. Der Standard констатирует, что зрители не вынесли из действа никакой полезной информации. Формат теледебатов отнюдь не взаимная ругань. Нужно приглашать на них людей, желающих говорить друг с другом, иронизирует газета. А Sueddeutsche Zeitung называет действо «политической борьбой в грязи» и подводит итог, что победителем из нее никто не выбрался.
Последний кордон

Ставка на образ последней преграды на пути правых к власти срабатывает. Голосовать во втором туре приходит 72,7% населения – больше, чем в первом туре (68,5%). Кандидаты идут почти вровень. В итоге Ван дер Беллен одолевает Хофера с перевесом в 31 000 голосов – 50,3% против 49,7%.

За Ван дер Беллена голосуют административные центры девяти земель – Инсбрук, Вена и др. Его поддерживают люди с высшим образованием. Электорат Хофера – население небольших городов и сельские жители.

Избрание Ван дер Беллена – крупный успех зеленых. Это второй в ЕС президент из экологов после Латвии, которой с июля прошлого года руководит Раймондс Вейонис. Правда, австриец сразу же сдает партийный билет, сказав, что президент должен быть выше политики партии.
Что может президент

Власть президента в Австрии номинальна. « Влиять на происходящее президент может речами, телефонными переговорами и беседами с министрами. Вся исполнительная власть в руках правительства» – так описывает на страницах Il Manifesto свои полномочия сам Ван дер Беллен .

Фактически он контролер, который мало что может инициировать, – зато может запрещать и препятствовать. Например, как главнокомандующий, он не может отдавать приказы силовикам. Но и они не вправе действовать до того, как он одобрит чужой приказ.

Как же Ван дер Беллен собирается остановить правых ? «Я буду использовать все прерогативы, которые дает пост президента , не больше и не меньше», – говорит он. Например, президент приводит к присяге губернаторов и высокопоставленных чиновников. Ван дер Беллен уже заявил, что, если на выборах 2018 г. Штрахе получит право стать канцлером, он попросту не примет у него присягу, пишет Financial Times. Есть у него право и вычеркивать министров из списка, представленного канцлером на утверждение.

«В австрийской конституции нет механизма, согласно которому получившая большинство партия имеет право формировать все правительство <...> Оппозиция останется <...> Я считаю критически важным, чтобы президент следил за соответствием правительственных программ конституции страны и фундаментальным ценностям Европы», – сказал Ван дер Беллен изданию Il Manifesto и пояснил: он собирается привлекать юристов к анализу законов, которые ему не нравятся. Если найдутся зацепки, он попросит конституционный суд высказать свое мнение.

Наконец, у Ван дер Беллена остаются в запасе три мощнейших рычага влияния: объявить референдум о принятии того или иного закона, распустить правительство или распустить нижнюю палату парламента. Конечно, если он будет уверен, что новые выборы не сыграют на руку АПС.