В кулуарах идет торг вокруг российского бизнеса "Интезы"

Олигархи и чиновники бросились делить активы иностранцев, которые уходят из России.
Вопреки государственной логике и указу президента активы иностранцев вовсю перепиливают и перепрятывают. Логика была простая: при плохом развитии событий такие предприятия могли бы компенсировать имущество, изъятое у России за рубежом (сейчас оно, к слову, лишь заморожено). Однако чиновники и близкие к власти группы начали разбирать заводы, рудники и банки с «обязательным» дисконтом.

В ответ на это иностранцы стали прятать бизнес под номиналами, что явно ставит значимые предприятия в зависимость от временщиков. Под каток местных воротил попали и активы тех, кто решил уехать, присягнув зарубежным правительствам, например Тинькофф.

«Наша Версия» уже писала, что распродажа западными компаниями своих российских активов, по сути, превратилась в масштабный передел собственности, какого страна не видела с 1990-х. Взять хотя бы покупку Владиславом Свибловым рудников и производственных линий, принадлежавших канадской компании Kinross. До 2027 года он будет выплачивать канадцам 340 млн долларов — весьма выгодная сделка, если учесть, что ранее их золотой бизнес в нашей стране оценивался в 1,5-2 млрд долларов. Другой яркий пример — покупка Владимиром Потаниным «Росбанка», который в течение 10 лет развивала в России французская группа Societe Generale. По данным СМИ, сделка также состоялась с большим дисконтом, цена могла составить 0,2-0,3 капитала банка.

Весьма похоже, что выход иностранцев из российских активов сейчас лишь набирает обороты. На очереди — французский гигант Danone, который управляет 18 заводами и контролирует львиную долю отечественного рынка молочной продукции. До конца года намечена продажа «Сыктывкарского ЛПК», принадлежащего австрийской Mondi.

Полный список выставленных на продажу предприятий будет иметь внушительные размеры, и некоторые видят в этом шанс для развития отечественных компаний. С другой стороны, выглядит справедливым предположение, что погреть руки на масштабной распродаже смогут не только олигархи, и не только остающийся в России иностранный бизнес, но также высокопоставленные чиновники, которые согласовывают сделки с компаниями-беглецами. Но это, пожалуй, не единственная угроза.

Нет правил без исключений?

В истории с уходом из России иностранных компаний есть ещё один весьма важный аспект. Весной целый ряд известных экономистов говорил о том, что нашей стране стоит воспринимать активы зарубежных инвесторов, как некий «обменный фонд». Проще говоря, речь об активах, которые придётся забрать для компенсации потерь, связанных с неправомерным изъятием российской собственности за границей. Причём компенсации — не миллиардерам, привыкшим жить на две-три страны, а государству!

Указ № 520, подписанный президентом 5 августа 2022 года, выглядел как первый шаг в реализации этой идеи. Документ предписал правительству создать список банков и предприятий топливно-энергетической отрасли, продать доли в которых иностранцы не смогут без специального разрешения. При всём при этом буквально на днях мы узнали, что в России готовится крупная сделка, которая плохо вписывается в эту логику.

Агентство «Интерфакс» со ссылкой на два источника сообщило о подготовке к продаже российской «дочки» итальянской банковской группы Intesa Sanpaolo. Покупателем АО «Банк ''Интеза''» может выступить российский менеджмент во главе с Антонио Фаллико (уже много лет живет и работает в России, имеет российское гражданство). По данным одного из источников, обсуждается выкуп за символическую сумму 100% акций АО. Кроме того, итальянская группа может сохранить за собой опцион на обратный выкуп 51% акций.

Вскоре эта информация получила косвенное подтверждение. Заместитель министра финансов Алексей Моисеев рассказал журналистам, что сразу несколько иностранных банков ведут переговоры о продаже своих дочерних структур в России. Если «Интеза» есть в их числе, и продажа 100% акций банка пройдет по тому сценарию, который мы привели выше, каким будет результат этой сделки?

Спрятать половину

«Мы видим сплошь и рядом, что, к сожалению, иностранные компании из недружественных стран продают своим руководителям на местах, неким посторонним людям за рубль, условно, свои активы, при этом продолжая формально ими управлять. Санкций им никак не предъявить, потому что уже формально собственник российский, хотя де-юре они иностранцы», — заявил в августе первый зампред комитета Госдумы по энергетике Дмитрий Ананских. Легко предположить, что дальше при таком сценарии бизнес окончательно перейдёт к теневым схемам.

Мы помним шумный скандал, разгоревшийся весной вокруг сети строительных гипермаркетов OBI. Головная компания из Германии приказала тогда закрыть магазины, но местный менеджмент не подчинился и продолжил работать. Тогда немцы дистанционно отключили компьютерную систему и заблокировали кассу. Менеджеры взломали компьютеры, поменяли ПО и хотели снова открыть магазины, можно сказать — «захватив их». Правда, единства в рядах российских управленцев не было. Да и законных механизмов реализовать этот план тоже. Пока развивались эти флибустьерские битвы, немцы всё же нашли покупателя на 28 магазинов в России. Им оказался международный бизнесмен-экспат Йозеф Лиокумович. Ранее он хотел купить сеть за 100 млн евро, теперь же она досталась ему за 600 (!) рублей. И хотя остался ещё долг перед материнской компанией в 30 млн евро, но всё равно получается выгодно. Правда, у этой сделки, опять-таки, есть двойное дно. На Лиокумовича записано только 60% компании. Остальные 40% принадлежат теперь российскому бизнесмену, имя которого не раскрывается.

Кому из отечественных олигархов в итоге могут достаться 49% акций «Интезы», обратный выкуп которых не предусмотрен опционом, — вопрос отдельный. Но ясно, что такая сделка вряд ли может обойтись без теневого участника, явно имеющего покровителей в высоких кабинетах, слишком серьёзный выигрыш стоит на кону.

Обратимся снова к ситуации вокруг Danone – последние 10 лет она была одной из двух крупных структур, фактически подмявших под себя рынок молочной продукции в России. Если принадлежащие ей 18 заводов будет претендовать второй гигант, компания «Вимм-Билль-Данн», что скажет по этому поводу Федеральная антимонопольная служба? Мы, конечно, никого ни в чём не обвиняем, а лишь констатируем: сама нынешняя ситуация с уходом иностранцев создаёт невероятные условия для кулуарного взаимодействия между крупным бизнесом и людьми в государственных кабинетах. Результатом этого взаимодействия явно станет заметное изменение российского списка «Форбс», которое вряд ли улучшит социально-экономическую ситуацию в стране.
«Яндекс» размножают делением
«Яндекс» подтвердил планы по разделу активов. Нидерландская материнская компания «Яндекса» — Yandex N.V. сообщила, что ее совет директоров предварительно намерен внести изменения в структуру собственности и корпоративного управления.
Хакеры могут взломать любого, Microsoft Office им в помощь
Всего 45 минут требуется злоумышленникам, чтобы через известную брешь ворваться в киберпространство любой компании и далее реализовывать черный сценарий — от хищения денег до блокировки деятельности предприятия.
«Билайн» перестанет жить на яркой стороне
Новые владельцы актива могут перепродать компанию дороже, но прибылью придется делиться с Veon.
Nissan подъехал к Мантурову
«АвтоВАЗ» обеспечит поставку запчастей и комплектующих, гарантийное обслуживание автомобилей компании, уже проданных в России.
Что посеет и пожнет Киев на зерновой сделке
Владелец «Уралхима» Дмитрий Мазепин стремится «решить вопрос» с поставками аммиака из Тольятти в Одессу.
Узбекистан просит за Усманова
Сможет ли основатель USM Holdings Алишер Усманов добиться отмены санкций.
Финансист Тимур Турлов меняет подданство
Как брокер-миллиардер Тимур Турлов переехал из Лобни в Алматы.
Гендиректора Redmond закоротило
Совладелец группы пытается оспорить свое отстранение от управления компанией.
Суд отфутболил вдову и детей от наследства миллиардера Бурлакова
За наследство умершего бизнесмена, в том числе яхту Black Pearl, боролись его вдова и дети, а также сестра предпринимателя и ее муж. Суд в Москве встал на сторону последних. Forbes оценивал состояние Олега Бурлакова в 2,7 миллиарда долларов.
Медведев - в Кейптаун, Мантуров - в Дубай
Куда летают российские чиновники при закрытых границах.
Андрей Гурьев отъелся на удобрениях
Компания «ФосАгро» выплатила своему основному бенефициару 48,4 миллиардов рублей дивидендов.
Собственные "шахты смерти" мало беспокоят Струкова
«Южуралзолото» ответило на иск в 162 миллиона заявлением о фальсификации. Работы на шахте «Центральная» снова привели бизнес Струкова в суд.
Британская Lush смылилась из России
После ухода из России косметической марки Lush ее бывший локальный партнер планирует запустить новую сеть. Магазины под брендом Oomph займут точки британского ретейлера, включая флагманский магазин на Тверской улице.
Иван Юзефович распашет «АФГ Националь»
Патнер миллиардера Махмудова планирует приобрести производства группы в Нижегородской области.
ФНС обувает Ralf Ringer
Налоговики хотят взыскать с компании 1,5 миллиарда рублей. Это может привести к банкротству компании, предупреждают юристы.
Что вылавливают сети «Рыбаря»
Как работает крупнейший анонимный провоенный телеграм-канал с миллионной аудиторией.
Маркировка Галицкого работает на офшоры
"Маркировочная дань", собираемая с россиян, пойдёт не только в казну государства. Часть средств через структуры олигархов может уйти в офшоры, на укрепление "недружественных экономик".
Греф сплавил Okko кому надо
Онлайн-кинотеатр перешел в собственность бывшего подчиненного Сбера Сергея Шишкина. Под зонтиком "Сбербанка" и его нужд глава госбанка продолжает "раздавать" активы "своим людям".
Никита Гордеев подлетел к коровам на "Самолете"
Лишившись властных полномочий, семья экс-губернатора Алексея Гордеева вместе с сыном продолжает бизнес не без помощи главы Подмосковья Андрея Воробьева.
Крутые яйца Наума Бабаева
Как структура Наума Бабаева с помощью губернатора Моора, пытается представить главе государства сомнительный проект. Открытие нового племенного репродуктора Наума Бабаева может закончиться "пшиком", а кредитные деньги - "улететь" в тёплые страны.