«В элитах состояние истерии. Вид машины СК вызывает панику»

В регионах - резкий рост влияния силовиков. «Они уже пытаются назначать своих губернаторов».
25.11.2013

В пятницу политическая тусовка не только Урала, но и всей России обсуждала новые злоключения соратников мэра Екатеринбурга Евгений Ройзмана. Был задержан его ближайший товарищ Евгений Маленкин, политологи прямо заявили о мести Ройзману за унижение, которое принесла силовикам победа политика на выборах в сентябре. Случай не единичный: полицейские, прокурорские и руководители СК в регионах все чаще ведут самостоятельную политическую игру, особенно при слабых губернаторах. На неделе на это обратил внимание президента лидер «Гражданской платформы» Михаил Прохоров. Путин ответил, что против перегибов на местах. Znak.com решил изучить, что это за перегибы. Выяснилось, что «борьба с коррупцией», системность которой вызывает сомнения, повсеместно оборачивается усилением амбициозных генералов.
 
Ярославль, который Прохоров приводил Путину в пример, до сих пор не может оправиться от вмешательства силовиков в политику. Изменения продолжают происходить: в результате ареста мэра и возникновения сложных внутриэлитных раскладов в городе могут ввести должность сити-менеджера. Об этом Znak.сom сообщил источник, близкий к администрации президента.
 
Напомним, в июле 2013 года был задержан мэр Ярославля Евгений Урлашов. Его обвиняют в покушении на получение взятки. Урлашов по представлению Следственного комитета временно отстранен от должности, его обязанности в настоящее время выполняет вице-мэр Александр Нечаев. Сам Урлашов был избран мэром Ярославля весной 2012 года, победив с двукратным преимуществом кандидата-единоросса.
 
Есть большая вероятность, что новых прямых выборов мэра - единоличного градоначальника в Ярославле не будет, говорит источник.
 
«Сейчас идет обсуждение, какой вариант лучше - то ли сити-менеджер и мэр как представительская власть, то ли все-таки оставить в городе полновластного мэра. Неизвестно, когда будет приговор по делу Урлашова, от этого все зависит: выборы мэра могут совпасть с думскими или губернаторскими, а могут пройти в 2015 году, и это все означает разные конфигурации. Сейчас в региональных элитах идет напряженная дискуссия, в ближайшее время решение будет принято», - говорит источник издания.
 
Таким образом, политическим следствием антикоррупционной кампании в регионах для Ярославля, как и для Астрахани, может стать утрата полновластной власти мэром города и введение института сити-менеджера (мэр Астрахани Михаил Столяров был задержан несколько недель назад, его обвиняют в получении взятки, известный оппозиционный политик Астраханской области, справедливоросс Олег Шеин ранее говорил Znak.com, что региональная «Единая Россия» активно лоббирует вопрос о введении в городе поста сити-менеджера).
 
Znak.сom решил разобраться, к каким политическим последствиям привела антикоррупциионная кампания в регионах за последний год.
 
«Образ всемогущего Берии в регионах все популярнее»
 
Один из главных трендов политического года - растущее влияние в регионах силовиков. В той же Ярославской области ранее силовики редко вмешивались в региональную политику, но теперь все иначе, вспоминает главный редактор независимого регионального информагентства «Ярновости» Антон Туманов.
 
«Влияние силовиков в области существенно выросло. На днях даже прошел слух, что силовики хотят ставить «своего» губернатора, а именно - выходца из Ярославской области Сергея Загидуллина, который сейчас работает главным федеральным инспектором по Московской области. Я говорил сегодня с Загидуллиным, он услышал об своих «амбициях» от меня, но слух остается слухом. Образ «всемогущего Берии» набирает вес в региональных политических кругах, хотя пока те же силовики ни на какие назначения влиять не пытались», - отмечает Туманов.
 
Другой регион, где сейчас идет целая волна процессов, обвиняемыми по которым проходят чиновники из команды губернатора Сергея Боженова - это Волгоградская область.
 
Так, вице-мэр Волгограда Игорь Куликов обвиняется в получении взятки в особо крупном размере, в том же обвиняется вице-губернатор Александр Крупнов, экс-министра транспорта правительства области Андрея Путина обвиняют в нецелевом расходовании 1,5 млрд бюджетных средств и так далее.
 
В этом регионе силовики были традиционно сильны, и для региональных элит всегда были значимым фактором, с которым выходцы из самой области считаются, рассказала Znak.com экс-депутат Волгоградской гордумы, директор консалтингового агентства «Город» Мария Минчева.
 
«Глава Следственного комитета по Волгоградской области Михаил Мурзаев давно занимает свой пост, и он неоднократно заводил и доводил до обвинительного приговора дела против крайне высокопоставленных чиновников и из прежней, и из новой администрации. Сейчас силовики проверяют расходование правительством средств на коммунальные услуги, возможно, будут новые дела. Правила игры этой власти постоянны и не меняются десятилетиями, все элиты в курсе этого. Однако при этом на назначения каких-либо фигур силовой блок не влияет», - говорит Минчева.
 
Вместе с тем, последствия влияния силовиков в области все-таки сказываются, говорит источник, близкий к администрации президента: Сергей Боженов может стать уже третьим губернатором, который уйдет в отставку по причине конфликта с ними.
 
Конфликт Боженова с местными силовиками начался довольно давно, хотя ходили слухи, что в последнее время они примирились, отмечает руководитель Политической экспертной группы Константин Калачев.
 
«Перемирие это было скорее ситуативным и тактическим. Удивительна безалаберность областной администрации, знающей, что за ней внимательно следят и копят факты нарушений. Пока Генеральной прокуратурой Российской Федерации руководителю Федерального дорожного агентства внесено представление об устранении нарушений бюджетного законодательства при выделении субсидий. Но сейчас возьмутся и за администрацию Боженова. Ритуальные жертвы могут не спасти — слишком много скандалов. Похоже, что второго срока на посту губернатора Волгоградской области у Боженова может не быть», — говорит эксперт.
 
Еще один громкий арест мэра случился весной в Новосибирской области. Илья Потапов, мэр Бердска, обвиняется в получении взятки в 3 млн рублей. Он, как и Урлашов, был выбран от оппозиции.
 
Главный редактор ИА «Бердск-инфо» Галина Жильцова отмечает, что действительно у силовиков в последнее время увеличилось влияние.
 
«Происходит много арестов, которые, не всегда, к сожалению, завершаются финальной точкой.... Но силовики - это серьезная сила, которая может теперь привлечь к букве закона любого, не взирая ни на что... Явного беззакония они не творят» , - отмечает Жильцова.
 
«В городе царит обстановка истерии»
 
Усиление силовиков не проходит незамеченным для «гражданских»: растет напряжение в региональных элитах.
 
В Ярославской области силовики, усилившиеся после ареста Урлашова, сейчас напряжены, так ка за арестованным вслед за Урлашовым мэром Рыбинска Юрием Ласточкиным стоят федеральные силы, отмечает директор Центра политического анализа Павел Данилин.
 
«Властная вертикаль в регионе находится в состоянии шаткого равновесия... Позиции региональной власти на фоне усиления силовиков упали и только пытаются восстановиться», - отмечает Данилин.
 
«Мэрия обезглавлена. В городе царит обстановка истерии. Например, когда у дома, где живет и.о. мэра Нечаев, увидели машину Следственного комитета, в политических кругах началась паника», - фиксирует обстановку в Ярославле Туманов.
 
Политический обозреватель сибирского агентства «Тайга-инфо» Алексей Мазур говорит о том, что, с одной стороны, влияние силовиков растет, с другой стороны, их активность связывают с борьбой между собой властных кланов.
 
«Есть накапливающееся напряжение общества, связанное со "вседозволенностью" силовиков», - отмечает Мазур.
 
В Астрахани арест мэра вызвал всплеск напряжения в элитах, отмечает источник издания, близкий к областной администрации. «Все ждут, кто – следующий», - говорит он.
 
«Борьба не носит системный характер»
 
Эксперты оценивают волну «борьбы с коррупцией» спорно.
 
Действительно, растет влияние силовиков, но при этом борьба с коррупцией не носит системный характер, отмечает директор Межднародного института политической экспертизы Евгений Минченко.
 
«Я бы хотел подчеркнуть, что борьба с коррупцией - дело нужное и важное. Вместе с тем, пока она не носит системного характера, любого чиновника в рамках разборок властных кланов можно привлечь за нарушение закона. Таким образом бывает, что борьба с коррупцией превращается в инструмент внутриэлитной борьбы или становится самостоятельным политическим фактором, как в Волгоградской области, например», - отмечает Минченко.
 
Впрочем, региональные единороссы на словах борьбу с коррупцией приветствуют.
 
«Если человек совершил преступление, то он должен быть привлечен к ответственности», - считает Роман Гребенников, первый зампред правительства Волгоградской области.
 
Ему вторит депутат Ярославской гордумы Игорь Блохин: «Никаких сбоев в работе мэрии нет. В работе мэрии Ярославля участвует более 1500 сотрудников, и рядовые граждане пока никак на себе не почувствовали арест семи человек».
 
Руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев констатирует, что публичная антикоррупционная кампания деморализовала региональные элиты, так как эта кампания выглядит как «нарушение неписаных правил».
 
«Все представители элит плачут и жалуются, говорят о том, что силовики теперь могут решать любые проблемы и открывать любые банковские ячейки», - констатирует Калачев.
 
Член Высшего совета «Единой России», политолог Дмитрий Орлов считает, что «антикоррупционная кампания» чревата параллельной кампанией со стороны криминального мира.
 
«В Красноярском крае, к примеру, мы видим, что известный предприниматель Анатолий Быков сейчас заявил о политических амбициях и сплачивает вокруг себя разные группы... Реакция криминального мира уравновешивает антикоррупционную кампанию федерального центра», - считает Орлов.
 
В последний год ничего не изменилось, мэров и раньше сажали, напоминает руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев.
 
«Прессинг глав муниципалитетов не уменьшился, а борьба с коррупцией все так же играет на руку отдельным кланам. Перед уходом губернатора Строева в Орловской области были дела против его окружения, то же было в Челябинской области, в Иркутской области. Не вижу никакого нового витка этой темы, так как под любым арестом мэра или другого высокопоставленного чиновника кроется внутриэлитный конфликт. Вместо политической борьбы используются механизмы уголовного преследования», - отмечает Кынев.