В деле экс-чекиста Фролова всплыла вилла на Комо

В уголовном деле офицеров ФСБ фигурируют сотни объектов недвижимости.
11.08.2021
На слушаниях в Московском гарнизонном военном суде по уголовному делу бывших замначальника управления «К» службы экономической безопасности ФСБ РФ Дмитрия Фролова и его подчиненного Андрея Васильева стороны начали обсуждать дальнейшую судьбу имущества предполагаемых мошенников. Индивидуальный предприниматель Васильев, как выяснилось, вместе с отцом владеет примерно двумя сотнями земельных участков и домов в Московской области, а семье безработного Фролова принадлежит всего один объект — четырехэтажный особняк на берегу озера Комо в Италии. По версии обвинения, вся подозрительная недвижимость уже арестована; защита утверждает, что даже хозяин итальянской виллы пока не найден.

Главным событием процесса стало появление на нем Андрея Васильева. Отставной чекист, как уже сообщал “Ъ”, заболел коронавирусом, перешедшим в пневмонию, и его вынужденное отсутствие давало все основания для переноса процесса на неопределенный срок. Обвиняемый тем не менее приехал и даже занял почетное место в самом центре скамьи, на которой расположился адвокатский «корпус» — восемь защитников, представляющих интересы троих обвиняемых по делу. Лицо господина Васильева было закрыто черной маской явно индивидуального пошива, а его адвокат Александр Гофштейн и вовсе защищался от инфекции с помощью респиратора. На вопрос “Ъ”, выздоровел ли он, Андрей Васильев сказал: «Нет» — и сразу порекомендовал отодвинуться от него подальше. Отвечая на следующий вопрос, зачем же он тогда пришел, собеседник “Ъ” пояснил, что, получив судебную повестку, «посчитал необходимым исполнить свой гражданский долг».

Всех троих обвиняемых на этот раз удалось собрать, однако их защита все равно настаивала на переносе процесса.

Все адвокаты заявили о том, что следствие и суд поторопили их с изучением 500-томного уголовного дела и они хотели бы получить дополнительное время на знакомство с материалами и вещдоками. Судья Константин Селезнев в очередной раз отклонил уже заявленное ранее ходатайство, пообещав дать возможность поработать с документами в перерывах между заседаниями.

Последняя попытка защиты остановить процесс была сделана в связи с отсутствием в зале одного из потерпевших — бизнесмена Сергея Гляделкина, находящегося в отпуске. По мнению адвокатов, он является ключевой фигурой в разбирательстве и суду следовало бы дождаться его возвращения. Особенно эмоционально высказался на эту тему обвиняемый Георгий Шкурко.

Потерпевший Гляделкин, по сути, управлял ходом следствия,— заявил бывший банкир, зачем-то заглянув в объемную тетрадь формата А4.— На его показаниях строились и изменялись обвинения, поэтому без него суда не будет!»

Однако и это ходатайство судье удалось «отбить». Господину Шкурко разъяснили, что в зале присутствует представитель Сергея Гляделкина, готовый ответить за него на все поставленные вопросы, да и сам бизнесмен скоро включится в разбирательство лично.

Первой на процессе выступила представитель Генпрокуратуры Милана Дигаева. Из ее речи следовало, что бывшие сотрудники управления «К» ФСБ РФ обвиняются в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ). По версии гособвинения, в 2011 году господа Фролов, Васильев, их коллега Кирилл Черкалин, осужденный ранее в особом порядке, а также руководители ОАО «АКБ "Еврофинанс Моснарбанк"» Владимир Столяренко и Александр Бондаренко (оба находятся в розыске) сформировали преступную группу. Чекисты, угрожая уголовным преследованием бизнесменам Сергею Гляделкину и Игорю Ткачу, вынудили их передать принадлежащие им доли в ООО «Юрпромконсалтинг» подконтрольной Моснарбанку фирме. Таким образом, пятеро предполагаемых мошенников, по версии гособвинения, похитили у потерпевших имущество на 638 млн руб.

Отставному полковнику Фролову, как следовало из обвинения, инкриминировался также эпизод особо крупной взятки (ч. 6 ст. 290 УК РФ). Отвечающий за «контрразведывательное обеспечение» кредитно-финансовой сферы чекист, по версии Генпрокуратуры, с 2007 по 2013 год ежемесячно получал незаконное вознаграждение в размере $100–150 тыс. от руководителей АКБ «Кредитимпэкс Банк». За это авторитетный оперативник избавил кредитное учреждение от надзора Центробанка, позволив ему проводить теневые операции с «сомнительными контрагентами». Взяткодателем в этом эпизоде, по данным обвинения, выступал бывший акционер «Кредитимпэкса» Георгий Шкурко.

На вопрос судьи, понятно ли им предъявленное обвинение, подсудимые и их защитники синхронно заявили, что поняли прочитанный прокурором текст, но не уловили заложенный в нем смысл.

По их мнению, обвинение изобилует неточностями, предположениями, явными ошибками и вообще больше напоминает «художественное исполнение». При этом если заявления господ Фролова и Шкурко были вполне ожидаемыми, то непризнание обвинения Андреем Васильевым стало очередным «сюрпризом» для суда. Он не заключил досудебное соглашение о сотрудничестве с Генпрокуратурой, как Кирилл Черкалин, однако за свое раскаяние и признание вины был переведен из «Лефортово» под арест в свой частный дом в элитном поселке Николина Гора.

Наконец, и на вопрос судьи о признании ими нанесенного ущерба все трое подсудимых ответили отрицательно. Как рассказали “Ъ” участники процесса, стороны вскоре будут обсуждать судьбу имущества господ Фролова и Васильева, арестованного ранее для обеспечения интересов потерпевших. Под обеспечительные меры попал целый список объектов недвижимости, вероятно принадлежащих индивидуальному предпринимателю Васильеву и его отцу. В их числе — земельные участки, дома, машино-места и строения нежилого назначения, расположенные преимущественно в Московской области. В одном только Истринском городском округе семья Васильевых, по данным Генпрокуратуры, владеет 81 объектом, а их полный список едва поместился на девяти листах. Среди арестованного у отставного полковника Фролова оказался всего один объект — четырехэтажный особняк, расположенный на берегу озера Комо в 40 км от Милана. По версии потерпевших, этот объект недвижимости премиум-класса стоимостью €4 млн находился в стадии реконструкции, туда уже был завезен каррарский мрамор для наружной отделки и окантованная золотом мебель. «Каждая вешалка для ванной комнаты обошлись заказчику в €2,5 тыс.»,— пояснил “Ъ” потерпевший Игорь Ткач.

Представители Генпрокуратуры, в свою очередь, сообщили “Ъ”, что все объекты, включая итальянскую виллу, были приобретены на добытые преступным путем средства подсудимых и уже арестованы судом.

В свою очередь, защитник господина Фролова Андрей Андрусенко заявил “Ъ”, что подозрительная вилла в Италии была куплена отцом его клиента, но после смерти хозяина его сын даже не заявил о своих правах на наследство. «После увольнения из ФСБ в 2013 году Дмитрий Фролов вообще ни разу не был за границей»,— пояснил защитник. По его данным, и с заявлениями об аресте виллы Генпрокуратура поторопилась. Во всяком случае, как заявил адвокат, в материалах дела нет даже кадастровой выписки с указанием сегодняшнего владельца особняка.