Тюменская таможня приземлила авиакомпанию «Ямал» в судах

Фискальный орган заподозрил компанию в контрабанде.
23.08.2018
Авиакомпания «Ямал» оказалась в эпицентре ряда конфликтов с таможенными органами. Фискалы обвинили предприятие в нарушениях при ввозе турбореактивных двигателей и упаковки для них, потребовав доплатить миллионы рублей. Уральское таможенное управление, вмешавшееся в разбирательства, и вовсе усмотрело в действиях перевозчика незаконный ввоз оборудования на территорию Евразийского экономического союза. На данный момент противостояние активно разворачивается в судебной плоскости – стороны уже подали ряд исковых заявлений друг к другу. Между тем аналитики, разбирая конфликтную ситуацию, указывают как на пробелы в действующем законодательстве, так и на негласные установки ФТС «пополнять бюджет любой ценой», заложником которых зачастую оказываются участники внешнеэкономической деятельности. 

Восьмому арбитражному апелляционному суду в Омске предстоит вынести решения сразу по двум процессам, в которых участвуют АО «Авиационная транспортная компания «Ямал» (штаб-квартира – в Салехарде) и Тюменская таможня. В рамках одного из них авиакомпания требует признать незаконным решение, согласно которому она должна изменить сведения декларации и доплатить более 8,8 млн рублей. Кроме того, заявитель обращает внимание, что Уральское таможенное управление и вовсе пыталось уличить перевозчика в контрабанде.

Уточним, конфликт между АК «Ямал» и Тюменской таможней начался в позапрошлом году. В августе 2016 предприятие подало декларацию в режиме выпуска для внутреннего потребления, в которой указывались «гражданское воздушное судно Bombardier CL600-2B19 (серия CRJ-200), 2004 г.в., бывшее в эксплуатации, <...> двигатели тип CF34-3B1».

Товар был выпущен. Кроме того, компания также подала декларацию, поместив под режим временного ввоза «авиационный турбореактивный двигатель CF34-3B1 б/у, <...> для технического обслуживания самолета Bombardier, серийный номер 872758». Для завершения режима АК «Ямал» в дальнейшем продекларировала указанный двигатель, который в этот момент был установлен на самолете. На следующий день реэкспорт был оформлен без уплаты платежей.

В сентябре, после завершения таможенной процедуры переработки вне таможенной территории, при обратном ввозе товара, воздушное судно CRJ-200, бортовой номер VQ-BSA, серийный номер 7910, с установленным на нем тем же авиадвигателем было продекларировано на Тюменском таможенном посту в режиме выпуска для внутреннего потребления с уплатой причитающихся платежей, исходя из стоимости произведенных работ.

Проблемы у «Ямала» возникли после проведения в сентябре 2017 года камеральной проверки, по итогам которой у Тюменской таможни появились претензии к стоимости товара в декларации от сентября. Госорган посчитал, что предприятие ушло от уплаты платежей.

«Неправомерно определена и заявлена декларантом таможенная стоимость операций по переработке при помещении под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления, что повлекло ввоз товара «авиационный турбореактивный двигатель, серийный номер 872758» без уплаты таможенных платежей. Тюменской таможней в адрес АО «АТК «Ямал» выставлено требование об уплате платежей №101 на сумму 8,85 млн рублей», – следует из материалов дела.

Отметим, что авиакомпания с такой позицией не согласилась, заявив, что «стоимость воздушного судна не увеличилась, поскольку стоимость двигателя не изменила таможенную стоимость самого самолета». Юристы указывали, что «работы по модернизации воздушного судна не проводились, а ремонт носил поддерживающий характер в рамках технического обслуживания».

«Стоимость двигателя не может являться составной частью операций по переработке, так как он является частью самого судна, входит в его стоимость и подлежит помещению вместе с воздушным судном под таможенный режим выпуска для внутреннего потребления», – указывали представители авиапредприятия.

Еще большее напряжение в противостояние внесли итоги ведомственной проверки Уральского таможенного управления. УТУ сочло решение подчиненного подразделения о внесении изменений в декларацию и доплате неправомерным, что, однако, только усугубило ситуацию для перевозчика. Фискалами был сделан вывод о незаконном ввозе двигателя.

«Отмена решения в данном случае не защищает АО «АТК «Ямал», а наоборот, влечет за собой привлечение авиакомпании к более тяжкой ответственности, поскольку <…> основаниями для отмены <…> послужили выводы о незаконном ввозе турбореактивного двигателя серийный номер 872758 на таможенную территорию Евразийского экономического союза, то есть, по сути, совершения АО «АТК «Ямал» контрабанды», – указывали юристы авиакомпании.

Авиапредприятие настаивало, что первоначально самолет был ввезен на территорию ТС еще в декабре 2013 года в режиме временного ввоза с двумя двигателями. Масса воздушного судна при его ввозе составляла 14110,6 килограмма, а его таможенная стоимость – 237,7 млн рублей или 7,2 млн долларов США. Между тем при завершении режима временного ввоза и его выпуска для внутреннего потребления по декларации от 3 августа 2016 года все указанные выше параметры остались неизменными: самолет был ввезен на территорию таможенного союза массой 14110,6 кг, с двумя двигателями типа CF34-3B1. К таможенной стоимости была прибавлена стоимость его технического обслуживания 33 143 евро. При этом «Ямал» настаивал, что в стоимость операций по техобслуживанию лайнера при выпуске для внутреннего потребления не может включаться стоимость двигателя, так он является оборудованием, которым воздушное судно укомплектовано на постоянной основе.

Тем не менее, арбитраж не счел доводы представителей авиакомпании убедительными. Суд указал, что двигатель не мог быть заявлен при обратном ввозе в составе воздушного судна, так как его вывоз с таможенной территории ЕАЭС осуществлялся в соответствии с процедурой реэкспорта, а проведенные операции по переработке самолета не предусматривали действия, связанные с его установкой на воздушное судно. Таким образом, как решил суд, он подлежал декларированию и помещению под процедуру выпуска как самостоятельный товар и, соответственно, требовалась уплата платежей. При этом вопрос о контрабандном характере ввоза оборудования суд в итоговом решении не затронул.

АК «Ямал» с такой трактовкой не согласилась и подала заявление в апелляцию. Рассмотрение жалобы назначено на 20 сентября. Еще раньше, 5 сентября, Восьмой арбитражный апелляционный суд рассмотрит заявление Тюменской таможни к авиапредприятию, касающееся другого дела, связанного с декларированием товаров.

В июле текущего года Арбитражный суд Тюменской области признал незаконным постановление таможенного органа о назначении административного наказания в отношении АК «Ямал» по делу о ввозе в конце ноября 2017 года турбореактивного двухвального двигателя модели CF34-3B1.

Уточним, ранее двигатель был вывезен в Германию для ремонта в рамках контракта с Lufthansa Technik AERO Alzey. Фискалы усмотрели в действиях перевозчика признаки ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ «Недекларирование либо недостоверное декларирование товаров». Предметом разногласий на этот раз стал не сам агрегат, а упаковка, предназначенная для защиты дорогостоящего оборудования при транспортировке.

В декларации она была заявлена под специальным кодом FR – «рама», однако инспектор Тюменской таможни принял решение о проведении осмотра, после чего запретил выпуск, рекомендовав задекларировать упаковку отдельно как «транспортировочный стенд». В январе 2018 года в отношении «Ямала» было возбуждено дело, а спустя два месяца наложен штраф в размере около 150 тыс. рублей, на что компания отреагировала обращением в суд.

На этот раз инстанция признала решение таможни незаконным. Арбитраж после рассмотрения дела с привлечением экспертов счел, что стенд является упаковкой, функция которой – обеспечение сохранности двигателя. «По условиям контракта указанный транспортировочный стенд не являлся возвратной (многооборотной) тарой, и его стоимость входила в стоимость производимых ремонтных работ», – следует из материалов дела. Решение Тюменской таможни было отменено, однако госорган в свою очередь обжаловал его в апелляции.

Рассуждая о подоплеке судебных тяжб авиакомпании с таможней, отраслевые эксперты называют сразу несколько причин, провоцирующих возникновение подобных конфликтов.

«Не припоминаю случаев, когда в результате проверок выяснялось, что таможня должна вернуть излишне уплаченные платежи участнику внешнеэкономической деятельности. Всегда бывает наоборот. Результативность проверок определяется выявлением оснований для доплаты. Для этого может послужить все – стоимость, классификационный код и так далее. Конечно, можно говорить и об определенных пробелах в законодательстве, хотя, как правило, все процессы в нем достаточно подробно прописаны. Однако у таможни всегда есть возможность трактовать его нюансы в свою пользу с целью доначисления платежей. Что касается подозрений УТУ в контрабанде двигателя, их иначе как абсурдными не назвать. Может быть, у них был недобор по показателям о выявлении контрабанды? В ФТС все базируется на выполнении показателей эффективности, а с ними часто возникают проблемы. Между тем от этого зависят и премии, и карьеры. А расплачиваются зачастую предприниматели», – констатирует в беседе с изданием отраслевой юрист, управляющий партнер юркомпании «Лесников и партнеры» Петр Лесников.