Центробанк РФ подарит США 109 млрд долларов

Звучит как ультиматум: если Банк России не выведет вложенные в американские долговые обязательства 109 млрд долларов и не переведёт их в ценные бумаги Европы и Китая, Совет Федерации будет вынужден вернуться к вопросу о его национализации.
07.08.2017
Следует напомнить, что национализировать Центробанк президент Владимир Путин предлагал ещё в 2000 году, а четыре года назад в поддержку этой идеи высказалась и спикер сената Валентина Матвиенко. Эксперты уверяют, что, как только конгресс США решит заморозить наши международные резервы, вопрос национализации Центробанка решится сам собой.

Бездумно вкладывая российские миллиарды в американские ценные бумаги, Центробанк, по сути, играл в русскую рулетку, полагает сенатор Игорь Морозов. И, похоже, доигрался. Изначально присутствовал риск, что в случае резкого охлаждения между Москвой и Вашингтоном эти деньги «зависнут» за океаном, как уже «зависали» иранские, сирийские и ливийские активы. И глава ЦБ Эльвира Набиуллина не могла этого не принимать в расчёт. Тем более что впервые о заморозке международных резервов России, вложенных ЦБ в госдолг США, конгрессмены заговорили ещё в сентябре 2013 года. А теперь, когда они однозначно поставили нашу страну в один ряд с Ираном и Северной Кореей, верный повод наложить лапу на миллиарды ЦБ, по сути, придуман, считает завотделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН доктор экономических наук Яков Миркин.

«О новых санкциях, которые на нашу страну вот-вот наложит конгресс США, было известно давно, – поясняет эксперт. – Между тем всего за каких-то полгода они (вложения) выросли на целых 34 млрд долларов!» Ощущение такое, что средства намеренно выводили за океан, а в свете недавнего вроде как имевшего место бегства за границу зампреда ЦБ Василия Поздышева история и вовсе становится похожей на некую спецоперацию или грандиозную, буквально до мелочей спланированную аферу!

Михаил ДЕЛЯГИН, экономист:

– Принципиально важно, что перед Россией стоит уже даже не вопрос престижа или формата отношений с США, а вопрос спасения своих денег, и очень значительных. В Америке хранится более четверти всех международных резервов нашей страны. И они могут быть заморожены в любой момент – тому немало известных прецедентов. Нет никаких сомнений, что расширение санкций и консолидированное голосование в конгрессе – преамбула к заморозке наших 109 млрд долларов. И на этом фоне обещания министра финансов США действовать против России «активно и разрушительно» выглядят совершенно конкретной угрозой. В общем, промедление с возвращением этих активов ЦБ (медлительность – норма поведения отечественной бюрократии) может обернуться чудовищными потерями, как материальными, так и моральными. Такое решение, полагаю, вызовет панику и более разрушительную, чем она могла бы быть, девальвацию рубля – не говоря уже о крахе ряда российских банков, казавшихся безупречными.

Руководители Центробанка – недотёпы или преступники?

Те самые 109 млрд долларов, из-за которых в Совете Федерации с подачи сенатора Морозова и разгорелся сыр-бор, – это, как разъясняет экономист Миркин, «вложения международных резервов России в госдолг США».

«Могут ли эти средства быть заморожены? – рассуждает эксперт. – Разумеется! У американского законопроекта о санкциях имеется подзаголовок – «противостоять агрессии правительств Ирана, Российской Федерации и Северной Кореи». Таким образом, наша страна официально признана за океаном государством-агрессором, вклады которого в государственный долг и деривативы США следует заморозить». Как ранее замораживались десятки и сотни миллиардов долларов, вложенные в госдолг США наивными сирийцами, иранцами и ливийцами.

Никто не спорит с тем, что валютный резерв России может быть вложен в надёжные ценные бумаги, коими считаются американские долговые расписки. Но при этом, настаивает Миркин, нужно адекватно оценивать риски, связанные с тем, как может повести себя руководство страны, в активы которой вложены твои миллиарды! Вот и гадай теперь: Эльвира Набиуллина существенно недооценила эти риски (что, согласитесь, вызывает сомнения, учитывая её профессиональное реноме)?

«Риски замораживания активов следует просчитывать наперёд, и делать это нужно всегда и непременно, когда речь заходит о размещении международных резервов, – настаивает Яков Миркин. – Как свидетельствуют данные Казначейства США, вложения России в «трежерис» (государственные ценные бумаги) существенно увеличились именно в последнее время, когда все только и говорили о новых санкциях. Все рассуждения на этот счёт лишь логические предположения, и чрезмерные спекуляции на тему замораживания активов, наверное, тоже неправильны. Но картинка складывается, согласитесь, совсем неоднозначная».

Не было бы счастья, да несчастье помогло. Новый пакет санкций и предстоящая заморозка четвёртой части всех международных активов России могут резко изменить все околополитические расклады в нашей стране, прогнозирует экономист Михаил Хазин.

«В Москве теперь всё чаще вспоминают, что самый лучший ответ на американские санкции – изгнание их «пятой колонны» из правительства и ЦБ, – подметил эксперт. – Это гораздо сильнее ударит по США, нежели высылка дипломатов». Неужто и вправду запахло отставками в «либеральном блоке»? Всё так, подтверждает эксперт. Чуть ли не единственный элемент развития российской экономики в последнюю четверть века – иностранные инвестиции. Так заповедовал Егор Гайдар, и этой заповеди придерживаются и Набиуллина, и либералы, рулящие экономикой в правительстве. «Привлечение иностранных инвестиций – их основная задача, – разъясняет Хазин. – Их «общее дело»! Но канал их привлечения «схлопнулся», из-за санкций». А теперь ещё и риск заморозки 109 млрд возник – либералам определённо стоит подумать о своём будущем. «Впрочем, – иронизирует Хазин, – если говорить о последствиях, интереснее то, когда Набиуллина устроит очередную девальвацию – со ссылкой на санкции, разумеется. До конца лета или в сентябре?».

Дмитрий ЖУРАВЛЁВ, гендиректор Института региональных проблем:

– Я сказал бы, что риск – 50 на 50. Заморозка активов, размещённых в долговых обязательствах США, негативно скажется в первую очередь на самих США. Подобные действия подрывают доверие парт­нёров. А это повлечёт за собой сокращение притока финансов, что вредно для экономики. Но для России, думаю, могут сделать исключение в контексте антироссийской истерии, которая заставляет Вашингтон действовать вопреки собственным интересам. Судя по единодушному голосованию в конгрессе, там воспринимают нашу страну как своего главного врага. Так что, если наши активы заморозят, удивляться не стоит. Главное, я считаю, нам нужно правильные выводы сделать из сложившейся ситуации. Да, потеря этих миллиардов будет ударом для российской экономики, но наверху наконец-то всерьёз задумаются о долгосрочной экономической стратегии. Об этом нужно думать в первую очередь, а не о том, как отбить облигации – на мой взгляд, это «ложная повестка».

Заморозка миллиардов – объявление России войны

Кто виноват – более-менее разобрались. Теперь попробуем поразмышлять, что же делать. «Я знаю точно, чего мы не должны делать, – делится сокровенным управляющий активами Международного фонда частных инвестиций Александр Душкин. – Напоминать конгрессу США о наличии у России каких-то американских долговых ценных бумаг! После избрания Трампа конгресс погрузился в хаос, и на какое-то время конгрессмены могли об этих бумагах забыть. А если серьёзно, то новые санкции не предусматривают заморозки активов, вложенных в ценные бумаги. Ведь подобные действия – это, по сути, объявление вой­ны ядерной державе!».

Никаких резких движений Россия не должна делать, убеждён эксперт-экономист РАНХиГС при президенте РФ Влади­слав Гинько: «У Москвы есть возможность компенсировать потерю 109 млрд долларов, но более подробно об этом распространяться не стоит. Америка вынуждает Россию поступать так, чтобы это сыграло нам во вред. Самое неправильное – изолироваться от мирового финансового рынка». Это мнение представителей, так сказать, либерального лагеря. Но примечательно, что и немалая часть их оппонентов не видят в происходящем серьёзной угрозы. Рассуждают они примерно так: объём валютных активов России, размещённых в финансовых институтах стран НАТО, 1,2 трлн долларов. Допустим, их заморозили. Но у стран НАТО в России размещено не менее 1,1 трлн долларов, которые нам ничего не стоит заморозить в ответ. Полностью это наши потери не компенсирует, но всё же существенно их снизит. Опасаться, в общем-то, нечего.

Впрочем, есть и те, кто подобного мнения не разделяет. Это в первую очередь советник президента России экономист Сергей Глазьев. Он убеждён, что нам следует действовать симметрично тому, как действуют американцы – объявить США государством-агрессором и прекратить их кредитовать, вкладываясь в облигации американского казначейства. «Новые санкции Вашингтона вводят запрет на покупку облигаций федерального зай­ма, – разъясняет эксперт, – то есть американские законодатели запрещают своим соотечественникам кредитовать российское государство. Инвесторы, которые рискнут вложиться в российские ценные бумаги, попадут под санкции. Вот если бы наше государство в ответ приняло закон о том, что и российским инвесторам запрещено покупать американские казначейские обязательства, вот тогда Минфин и ЦБ перестали бы этим заниматься». По мнению Глазьева, хранить заначку за океаном прежде всего невыгодно с экономической точки зрения – американские облигации низкодоходны. Но нельзя упускать из виду и моральный аспект – вкладывая деньги в американские облигации, мы кредитуем американские государственные расходы. В то время как могли бы кредитовать свои собственные – что у нас, больше нечего строить или развивать? «Американский дефицит примерно соответствует их военному бюджету, который десятикратно превышает наш, – разъясняет эксперт. – При этом США ведут себя крайне агрессивно, развязали гибридную войну против нашей страны. И мы пока проигрываем в этой войне, которую против нас ведут на валютно-финансовом, дипломатическом и информационном фронтах».

Андрей ПИОНТКОВСКИЙ, политолог:

– На этот раз Вашингтон нанёс по-настоящему сокрушительный удар Москве, введя секторальные санкции, охватывающие в первую очередь энергетический и финансовый секторы. Долго американцы не обостряли до критической степени своих отношений с российской верхушкой, но теперь они укололи в самую сердцевину российской политической системы. Последует ли за этим замораживание российских активов? Думаю, да, но едва ли дело дойдёт до ценных бумаг Центробанка. Заморозят скорее то, что у российских властей предержащих хранится в Америке на счетах «третьих лиц» – и едва ли сумма будет существенно меньше 109 млрд, вложенных ЦБ в американские облигации.

Не все замороженные активы американцы впоследствии размораживают

А как поступали до нас те страны, у которых американцы замораживали активы? Лишь однажды подобные действия привели к силовому противостоянию – в декабре 1941 года, когда Германия объявила войну США. Хотя сравнения здесь не вполне корректны, всё же имеет смысл напомнить, как развивалась ситуация. Началось с того, что американцы, ещё не вступив в войну, вопреки всем международным договорам стали сообщать англичанам о передвижениях германского торгового флота. И англичане вначале стали топить немцев, а затем – захватывать их торговые корабли. Но Берлин делал вид, что не видит. Дальше – больше. Американские власти реквизировали все германские торговые корабли, находящиеся в территориальных водах и портах США.

В Берлине снова промолчали. И тогда в июле 1941 года президент Рузвельт приказывает заморозить все германские активы, хранившиеся за океаном. Следуют аресты немецкой дипломатической собственности в США – начинают с двух дач (не правда ли, что-то до боли напоминает?). А заканчивается закрытием консульств Германии. «Патриоты» донимают Гитлера – в самом деле, сколько можно утираться? Но тот молчит. Пусть плутократ Рузвельт сколько угодно высылает наших консулов и опечатывает дипсобственность, но мы не опустимся до аналогичных мер. И тогда военно-морской секретарь Нокс оглашает приказ открывать огонь по военным кораблям стран Оси – в том числе и по германским судам! Но ведь вой­на не объявлена, на дворе июль 41-го. Однако американцы, ничуть не стесняясь, топят несколько немецких подлодок. В результате полгода спустя Гитлер решился на крайнюю меру, рассудив, что тот, кто выбирает позор, всё равно получает вой­ну в придачу.

Зато в новейшей истории американским санкционным наскокам больше никто не оказывал сопротивления – ни Ливия, ни Сирия, ни Иран. «Примерно такие же суммы, как наша, Штаты замораживали у Тегерана и Триполи, и до сих пор там не всё просто с возвратом, – проясняет ситуацию востоковед Анатолий Несмиян. – Даже Иран, с которого снимали санкции, так и не смог вернуть контроль над всеми своими валютными резервами за океаном. С Ливией ещё интереснее – Штаты пользуются тем, что легального единого правительства в стране нет, а потому что-то разморозили, но далеко не всё. Логично: враги США должны оплачивать победу над самими собой из собственного кармана! А чем Россия отличается?».