Царский куш

Елена Агапова и Игорь Ашурбейли «отжимают» монархическую организацию.
20.03.2017
Замечено, что как только от некоммерческого проекта начинает попахивать большими деньгами – пиши пропало. На запах тут же слетятся стяжатели и деляги, а бескорыстных ревнителей высоких идей незамедлительно выдавят прочь. Пока Иерусалимское отделение Императорского православного палестинского общества (ИППО) занималось не сулящими прибыли научными изысканиями и помогало паломникам, всё было тихо-спокойно.

Но едва в текущей документации замелькали слова «недвижимость» и «реставрация», тут-то и рвануло. Да так, что брызги грязи едва не долетели до Резервного фонда президента России. Казалось бы, при чём здесь Елена Агапова и Игорь Ашурбейли?

Есть в центре Иерусалима двухэтажное здание – Сергиевское подворье. С царских времён принадлежало оно ИППО. Но с советских времён у ИППО денег на его реставрацию не водилось, здание год от года ветшало и рушилось. Более того, титул собственности начал таять. И уже в нулевые рачительное правительство Израиля, похоже, помогло восстановить документы ИППО, а Россия взялась на эту контору дать денег на ремонт. В общем, в декабре 2008 года израильское правительство передало подворье российскому правительству.

А чуть ранее вышло распоряжение президента России о проведении ремонтных работ на объектах Сергиевского подворья, а также инвентаризации и экспертизы находящихся там художественных и исторических ценностей в целях их последующей реставрации. Поручили всю эту суету ИППО – на подворье их архив богатейший хранится с библиотекой. И для начала из Резервного фонда президента России ИППО было выделено 10 млн рублей. Само собой, реставрация стоила совсем других денег, а потому к Иерусалимскому отделению ИППО немедленно обратились чуткие носы тех, кто хорошо умеет различать запах денег. И через несколько лет Игорь Ашурбейли – «известный учёный, промышленник и благотворитель», как бы сменивший законного руководителя Иерусалимского отделения ИППО Павла Платонова, – бодро докладывал: «России возвращено Сергиевское подворье в Иерусалиме. Оно было построено ИППО, а теперь является собственностью Российского государства. Потому что сегодня только в госбюджете достаточно средств для того, чтобы возродить и капитально отремонтировать подворье. Я думаю, что это первый, но не последний объект, который Россия возрождает на Святой земле». Ну, понятно, раз объект не последний, то и денежный поток не иссякнет. А цена вопроса – сотни миллионов руб-лей. Царский куш, согласитесь.

Скандал ценой в 20 миллионов долларов

Был у Иерусалимского отделения ИППО свой интернет-сайт. Но подручные «нового руководителя», по всей видимости, не без обмана завладев всеми паролями от него, попрощались с редактором – вопреки личному приказу главы ИППО Сергея Степашина! «Сайт сподвижницы Ашурбейли Елены Агаповой, – разъясняет Павел Платонов, – может выдаваться за наш официальный сайт сколько угодно, но ИППО даже не является владельцем этого сайта! Это нечто совершенно беспорядочное с массой ошибок и порой просто странной информацией». Кстати, как следует из обращения Платонова, Ашурбейли якобы ввёл в заблуждение совет ИППО, заявив, что в Израиле действует несколько отделений общества, а он, мол, сделает из них одно. «Это неправда, – заявляет Платонов. – Официальную регистрацию имеет только наше ИППО». К слову, недавно отделение Гофмана (Воронцова) справило себе регистрацию. «Вы только вдумайтесь, – вопиет Платонов, – получается, что ИППО, поддерживая Ашурбейли, толкает иностранных дельцов во главе с Гофманом регистрироваться на исторической российской собственности, да ещё с нашим историческим именем!»

Едва в Иерусалимском отделении ИППО забил государственный финансовый источник, для любителей лёгких денег ребром встал вопрос о замене главы отделения. Подобру-поздорову уступить своё кресло сменщикам он явно не собирался. И вот тут, к слову, возникают некие сомнения. А не было ли сговора? «Агапова несколько лет назад приезжала к Гофману, – сообщает Платонов. – И жила на Александровском подворье, хотя сама она этот факт тщательно скрывает. Теперь в Иерусалиме пытается укрепиться её союзник Ашурбейли. Не кроется ли за этим цель помочь Гофману с требованием какой-то компенсации за подворье? Не озвучивалась ли цифра в 20 млн долларов?».

Вообще, Агапова – человек примечательный. Фотографируясь с председателем ИППО Сергеем Степашиным, она как бы ненавязчиво оттирает его на второй план, занимая собой центр фото. Или проскальзывает – тоже совершенно случайно, чего там, – между тем же Степашиным и патриархом Кириллом. Поговаривают, что Агапова мечтает возглавить ИППО, хотя ей уже 65 лет и, пожалуй, уже поздновато. А терпят Агапову в ИППО, как судачат злые языки, лишь по той причине, что она за время работы в Счётной палате (в то время, когда её возглавлял Степашин) якобы смогла накопить некий компромат на своих высокопоставленных коллег. Как бы там ни было, после ухода из Счётной палаты Степашина попросили оттуда и Агапову – видимо, не помогли ей накопленные сплетни. Коллеги по ИППО недоумевают: на какие средства Агапова может регулярно летать за границу и проживать в фешенебельных отелях? Вряд ли за счёт своей пенсии. И тут как бы снова приходят на ум вышеупомянутые 20 млн долларов. Согласитесь, логично ведь?

Как носителя государственной тайны выпустили за границу

Едва в Иерусалимском отделении ИППО забил государственный финансовый источник, для любителей лёгких денег ребром встал вопрос о замене главы отделения Павла Платонова. Подобру-поздорову уступить своё кресло сменщикам – Ашурбейли и Агаповой – он явно не собирался. А надо сказать, что Ашурбейли – «пассажир», как говорится, непростой. Десять лет он занимал должность генерального директора ГСКБ «Алмаз-Антей». Как отмечает военный эксперт Игорь Коротченко, если довериться информации из его блога: «За это время концерн практически полностью лишился своего имущественного комплекса, конечным бенефициаром значительной части которого стал офшор на Британских Виргинских островах».

В феврале 2011 года Ашурбейли уволили якобы за срыв государственного оборонного заказа. Интрига же в том, что на момент увольнения, по информации Коротченко, у Ашурбейли была первая форма допуска к гостайне. То есть он был осведомлён обо всех без исключения важнейших разработках военного назначения. Для таких персон ни о каком выезде за границу и речи быть не может. Но Ашурбейли выезжает на Святую землю – паломником? С первой формой допуска к гостайне?

«Кто конкретно выпустил Ашурбейли в Израиль? – вопрошал Игорь Коротченко. – Почему лицо, осведомлённое о тайнах России, не было ограничено в поездках за границу?»

Эксперт пообещал прояснить эти вопросы, учредив общественный комитет по расследованию деятельности Ашурбейли, но время идёт, а вопросов становится только больше. Скажем, какова была роль появившейся в окружении Ашурбейли гражданки США Яны Смелянски? Если довериться Коротченко, то можно узнать, что: будучи сотрудницей Российско-британской торгово-промышленной палаты, она числилась исполнительным директором принадлежащей Ашурбейли фирмы «ВПК-Сооружение», а при этом ООО «ВПК-Сооружение» получило лицензию на право осуществления работ с использованием сведений, составляющих государственную тайну. «Особый статус» Смелянски в окружении Ашурбейли обуславливал её частные поездки из Москвы в США и Великобританию, – разъяснял Игорь Коротченко. – Но какова её подлинная миссия, что она делает за границей, с кем там встречается, кому и какую информацию передаёт?»

С появлением на Святой земле Игоря Ашурбейли процесс, как говорится, пошёл. С территории Сергиевского подворья спровадили загостившихся там активистов израильского Общества защиты природы, хотя за них вступался лично глава МИД Израиля. А в Сети стали мелькать примерно такие заголовки: «Дипломатическая миссия российского оборонщика Ашурбейли «отжимает» Александровское подворье в Иерусалиме». Подворьев-то множество, и все срочно нужно отреставрировать, знамо дело! К слову, Александровское подворье и храм Святого Александра Невского числятся, по-видимому, за «ИППО Иерусалим – Ближний Восток» Николая Гофмана (Воронцова), которые не имеют к ИППО никакого отношения. Но для Ашурбейли это, кажется, не имеет решающего значения.

«Шлейф негатива» над русскими святынями Иерусалима

А тем временем подсиженный, но всё ещё формально не отстранённый Павел Платонов дал решительный бой Ашурбейли, разослав открытое письмо к членам совета ИППО. По словам Платонова, его смещение провели на том основании, что по законам Израиля представителями иностранных некоммерческих структур в этой стране якобы могут быть только израильтяне («новый представитель» – Борис Лемпер, адвокат Ашурбейли). Но, как следует из письма Платонова, никакой регистрации ИППО в Израиле Ашурбейли не производил. Они просто выдали за свою регистрацию, которая была произведена в 2011 году. «Зато обман был подан с помпой – с приёмом в Иерусалиме».

В том, что Агапова в совершенстве владеет журналистским ремеслом, сомневаться не приходится. Но, кажется, чужая слава ей покоя не даёт – Агапова чётко управляет информационными потоками ИППО, крепко держа в своих руках сайт и, вероятно, используя его как инструмент преимущественно для пиара себя любимой. А ещё она вменила себе в обязанности работу с молодёжью! Можете представить, чему такая вот «многоопытная наставница» научит подрастающее поколение?

По уставу председатель отделения ИППО избирается на общем собрании отделения. Переизбрание Платонова на третий срок состоялось в марте 2015 года, и освободить его на основании некоей «перерегистрации» нельзя – незаконно. «Также не было никакого голосования по учреждению дирекции ИППО в государстве Израиль во главе с Ашурбейли, – сообщил Павел Платонов. – Такой структуры нет в нашем уставе. Вообще, поручал ли Совет ИППО Ашурбейли курировать какие-то программы на Ближнем Востоке?» «Я слышал в Иерусалиме много разных версий с цитированием заявлений Ашурбейли, – предупреждает Павел Платонов. – Человек к нам пришёл совсем из другой среды, где крутятся большие деньги, совершаются рейдерские захваты. Насколько полезен для ИППО человек с таким шлейфом негатива?» В общем, по мнению Платонова, «у Степашина появились недобросовестные помощники, которые злоупотребляют его доверием».