Суд разлучил семью основателей «Юлмарта»

Совладельцу «Рив Гош» и его жене избрали меры пресечения по обвинению в обмане Сбербанка.
13.12.2021
Российского предпринимателя американского происхождения Августа Мейера, в разные годы инвестировавшего в сеть гипермаркетов «Лента», крупнейший в стране интернет-ритейлер «Юлмарт» и парфюмерную сеть «Рив Гош», отправили в СИЗО по обвинению в хищении почти 2,5 млрд руб., выданных подразделениями Сбербанка на развитие вскоре обанкротившегося бизнеса. Под стражу господин Мейер отправился, несмотря на его собственные уверения, что вся ситуация — часть бизнес-конфликта, а не повод для уголовного преследования. Его супругу и делового партнера Инну Мейер заключили под домашний арест. Омбудсмен по правам предпринимателей Борис Титов считает, что допущено нарушение УПК.

Московский районный суд Санкт-Петербурга принял решение отправить под стражу совладельца парфюмерной сети «Рив Гош» и ранее крупнейшего в России интернет-ритейлера «Юлмарт» Августа Мейера, обвиняемого СКР в двух эпизодах особо крупного мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК РФ). В СИЗО бизнесмен отправился, несмотря на наличие постоянного места жительства в России и четырех несовершеннолетних детей. Не стало препятствием и то, что вменяемая господину Мейеру статья — «предпринимательская». Обвинение обосновало это тем, что его действия «основаны на обмане, а не на систематическом получении прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг». В остальном в пользу заключения под стражу следствие перечисляло стандартные доводы — возможность уничтожить улики, повлиять на свидетелей или скрыться, учитывая наличие гражданства двух стран, помимо полученного в 2017 году российского.

Своей вины Август Мейер не признал, рассказав о давлении со стороны следствия: «Я был в шоке, когда следователь (здесь господин Мейер указал на представителя СКР.— “Ъ”), впервые увидев меня, сразу сказал, что отпустит мою жену, если я признаю вину. Допустимо ли держать мою жену в заложниках? А после этого он угрожал, что после того, как мы с женой окажемся в тюрьме, наших детей отдадут на попечение государству»,— утверждал предприниматель. Его адвокат отмечал, что в деле господина Мейера речь идет не об уголовном преступлении, а о бизнес-конфликте.

В качестве альтернативы заключения под стражу защита просила о запрете определенных действий, залоге до 5 млн руб. или домашнем аресте.

Отметим, что в заседании участвовал переводчик: еще при задержании бизнесмен уведомил, что не очень хорошо владеет русским.


Под домашний арест в итоге отправился не сам Август Мейер, а его деловой партнер и супруга Инна. О такой мере пресечения для нее просило следствие.

«Вся жизнь здесь, дети мои здесь»,— объясняла суду отсутствие мотивов покидать страну госпожа Мейер. Однако с запретом определенных действий или залогом суд не согласился, выбрав для супруги предпринимателя четырехчасовые прогулки, отсутствие интернета и общение только с родственниками, следователем и адвокатом в рамках домашнего ареста.

Причиной для избрания мер пресечения супругам Мейер стали два эпизода особо крупного мошенничества. Первое уголовное дело по ч. 4 ст. 159.1 УК РФ (особо крупное мошенничество в сфере кредитования) возбудили еще в 2017 году по факту хищения средств ПАО «Сбербанк России». Спустя четыре года оно стало расследоваться главным следственным управлением СКР. Два дня назад, 7 декабря, дело объединили с другим, возбужденным по факту хищения имущества ООО «Сбербанк Факторинг» в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). На данный момент в нем есть шесть установленных и ряд неустановленных лиц.

Помимо супругов Мейер и другого совладельца «Юлмарта» Дмитрия Костыгина причастными к махинациям в СКР считают бывших топ-менеджеров «Юлмарта» Сергея Федоринова, Владимира Шонурова, а также руководителя ООО «Бигбокс» (операционная компания сети «Ряды», основанная Дмитрием Костыгиным и Августом Мейером) Елену Стрельцову. По версии следствия, они похитили у Сбербанка 1 млрд руб., выданный в качестве кредита «Юлмарту». Соучастники якобы перечислили эти средства на подконтрольные компании счета, а затем ввели организации, входящие в ГК «Юлмарт», в процедуры банкротства. Господа Федоринов и Шонуров, считает обвинение, заключили договоры займа, по которым НАО «Юлмарт» перечислило ООО «Юлмарт Девелопмент» 1,6 млрд руб., такие действия будто бы были направлены на невключение в конкурсную массу этой суммы из-за введения банкротной процедуры в головной компании.

Самым первым фигурантом дела стал Дмитрий Костыгин. Его причастность к хищению 1 млрд руб. следствие видит в том, что он предоставил ложную информацию о наличии просроченных обязательств ритейлера. Перед привлечением займа предприниматель переуступил право требования долга к «Юлмарту» на 248 млн руб. своему другу Олегу Морозову, который, в свою очередь, подал заявление о несостоятельности компании. Следствие также обратило внимание, что в рамках дела о банкротстве ритейлера претензии к нему выдвинули ООО «Балтийская электронная площадка» и ООО «Консультационная группа "Санация"». В дальнейшем эти компании уступили свои требования ООО «Бигбокс», принадлежавшему Инне Мейер. Представители Дмитрия Костыгина отказались от комментариев.

Второй эпизод мошенничества с участием супругов Мейер, Дмитрия Костыгина и Елены Стрельцовой следствие относит к 2016 году. По данным СКР, похищенными оказались 1,4 млрд руб. На них был заказан товар в десятке компаний, однако по итогу его через сотрудников грузополучателя ООО «Юлмарт РСК» приняли, но не оплатили. ООО «Сбербанк Факторинг» осуществил финансирование поставок, а господа Мейер и Костыгин якобы реализовали полученный товар, распорядившись вырученными деньгами по своему усмотрению. В тот же период совладельцы якобы совершили ряд сделок, предшествующих процедуре банкротства, из-за которых 1,8 млрд руб. «Юлмарта» были переведены на счета подконтрольных Августу Мейеру и Дмитрию Костыгину юрлиц. Эту сумму следствие в похищенную часть не включает.

«Абсолютно предпринимательской» эту криминальную историю считает уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей Борис Титов:

«Его (господина Мейера.— “Ъ”) обвиняют в мошенничестве, однако речь идет об абсолютно типовой сделке факторинга, в которой "Юлмарт" ни на одном из этапов ничего злонамеренно не искажал. Сложные взаимоотношения совладельцев — а их было не двое, а больше — подвели компанию к банкротству, и на этом этапе исполнять договорные отношения в рамках факторинга стало сложно. Но это совершенно не означает, что долг не может быть выплачен в рамках конкурсных процедур, которые до сих пор продолжаются»,— заявил он “Ъ”. По уверению бизнес-омбудсмена, господин Мейер не должен находиться в СИЗО, поскольку это нарушает положения ст. 108 УПК РФ, регулирующую порядок помещения под стражу. «На наш взгляд, возбуждение второго дела по "Юлмарту" и попытки заключить Августа Мейера под стражу продиктованы одним — желанием следствия искусственно ускорить ход процесса, сильнее надавить на фигурантов, потому что суть обвинения остается откровенно слабой»,— считает господин Титов.

«Юлмарт» — крупнейший в прошлом российский онлайн-ритейлер, выручка которого на пике составляла 62,7 млрд руб. К его закрытию в 2020 году привел корпоративный конфликт между Августом Мейером, Дмитрием Костыгиным (совместно контролировали 61,5% «Юлмарта») и их бизнес-партнером Михаилом Васинкевичем (38,5%) из-за разных взглядов на развитие бизнеса.