Суд арестовал некоторые активы Бориса Минца по иску «ФК Открытие»

Банк оспорил в суде сделки со структурами О1 Group, проведенные незадолго до его санации.
15.11.2017
Арбитражный суд Москвы арестовал акции материнской компании О1 Properties Бориса Минца - кипрской компании «01 Пропертиз лимитед» - и бизнес-центр Nevis. Об аресте ходатайствовал санируемый силами ЦБ банк «ФК Открытие», следует из текста определения от 1 ноября, размещенного в картотеке арбитражных дел.

«ФК Открытие» просит суд признать ряд сделок между ним и структурами О1 недействительными, следует из материалов дела. Так, банк оспаривает приобретение им в начале августа облигаций ООО «01 груп финанс», а также досрочные расторжения кредитных договоров и их возврат структурами О1. Всего банк и компании расторгли восемь кредитных линий и четыре кредитных договора.

В материалах дела говорится, что «из-за согласованных действий ответчиков» банк потерял более 30 млрд руб. обеспечения. А обеспечительные меры в виде ареста суд принял потому, что «ФК Открытие» находится на санации и суд опасается, что ему могут причинить «значительный ущерб» с учетом соблюдения «баланса публичных и частных интересов и необходимостью сохранения финансовой устойчивости кредитной организации». Детали описанной схемы в материалах дела не раскрываются.

Что за сделки?

Подробностями с «Ведомостями» поделился человек, близкий к О1 Group. В августе 2017 г. «01 груп финанс» разместила два выпуска облигаций - на 25 млрд руб. и 40 млрд руб. «Из полученных от размещения средств были погашены разные кредиты, в том числе в «ФК Открытие» - в последнем было погашено примерно на 30 млрд руб. Какие-то кредиты были обеспечены (по ним как раз были высвобождены из-под залога акции кипрской компании и здание), какие-то нет. Кредиты были погашены в августе. Сейчас у структур группы задолженности перед «Открытием» не осталось», - рассказывает этот источник. «ФК Открытие» действительно покупало облигации «01 груп финанс», но их приобретали также и другие участники рынка, под них можно было получать финансирование у регулятора. По словам собеседника «Ведомостей», сделки проходили в августе, но до того момента, как было объявлено о передаче «ФК Открытие» в Фонд консолидации банковского сектора. Кроме того, российский суд не может арестовать акции кипрской компании, указывает он.

Представитель О1 Group от комментариев отказался, сообщив, что группа не была уведомлена об этом иске. Представитель O1 Properties сказал, что компания не является стороной спора и на ее бизнесе это судебное разбирательство никак не отразится. Представитель «ФК Окрытие» от комментариев отказался.

Из материалов суда можно сделать вывод, что это похоже на то, что погашение по кредитам могло носить не денежный характер - «ФК Открытие» могло купить облигации О1 за «живые» деньги, а потом эти же деньги забрать у структур в счет погашения задолженности, размышляет партнер Tertychny Agabalyan Иван Тертычный. По сути, могла произойти замена обеспеченной залогом здания задолженности необеспеченными облигациями О1, говорит он.

Какие шансы?

На практике получить обеспечительные меры в Арбитражном суде Москвы крайне сложно, в подавляющем большинстве случаев суд отказывает в этом, говорит партнер Herbert Smith Freehills Алексей Панич. Применение обеспечительных меры всегда остается на усмотрение судьи. В данном случае судья так решила в силу риска, что без таких мер возникнут затруднения в исполнении будущего решения суда, указывает он. Не секрет, что российские суды крайне редко накладывают обеспечительные меры, поэтому положительные судебные акты здесь скорее исключение, чем правило, замечает управляющий партнер «Рустам Курмаев и партнеры» Рустам Курмаев. «Однако аргументация судебного акта не выдерживает критики: суд при принятии мер фактически руководствовался только тем, что банк находится под санацией. Арбитражный процессуальный кодекс не делает различий между публичными и частными интересами, и вопрос удовлетворения обеспечительных мер не должен ставиться в зависимости от того, кто (госкомпания или частное лицо) обращается с заявлением. Есть четкие критерии, установленные законом, и государство не должно иметь преференций в этом вопросе, но, к сожалению, это утопия», - говорит он.

Исполнение определения российского суда на Кипре невозможно, говорит Панич. Кипрские компании могут легко уклониться от исполнения определения суда без каких-либо неблагоприятных для себя последствий, продолжает он. «Возможно, имеются какие-либо текущие кипрские судебные процессы, где банк будет ссылаться на данное определение в качестве одного из доводов», - полагает Курмаев.