«Стрельба вокруг, а они селфи на фоне танка делают»

Как Россия мирно и не мирно помогает Донбассу.
01.06.2014
В социальных сетях появились призывы к россиянам ехать добровольцами в Донецк. Корреспондент Znak.com разбиралась в том, кто и как откликается на эти призывы и готовы ли ехать на войну столичные реконструкторы вслед за прославившимся Игорем Стрелковым (Гиркиным).
 
- Есть один такой наш знакомый, Мурз. Он решил поехать воевать в Донбасс, переходил границу пешком, ну и его сразу приняли силы самообороны. Начали допрашивать, потому что были уверены, что взяли агента Яроша. В сумке у него нашли бронежилет, ноутбук, много чего им полезного. В итоге вещи отобрали, а его обменяли Национальной гвардии на кого-то из своих пленных. Украинцы получили этот «подарок», который им совершенно не нужен, и просто в итоге выбросили его на границе с мешком на голове, где его и задержали пограничники за переход границы в неположенном месте.
 
Эту историю, давясь от смеха, мне пересказывают столичные реконструкторы - люди, которые занимаются воссозданием исторических сражений. После того как один из них – Игорь Стрелков (Гиркин) - прославился на весь мир, возглавив вооруженные силы самопровозглашенной Донецкой народной республики, и после того как я лично обнаружила в Донецке еще двух бывших реконструкторов, приехавших пополнить ряды сторонников ДНР, мне стало интересно выяснить, поедут ли в ближайшие дни в Донбасс новые ополченцы из России. Реконструкторы подсказывают мне, что искать таких персонажей лучше в страйкбольной, а не в реконструкторской среде.
 
- Среди страйкболистов старой школы – а Стрелков был одним из основателей страйкбола в России – есть довольно много бывших военных, служивших в элитных частях. Сейчас, конечно, их доля невелика,  страйкбол стал развлечением для офисных менеджеров, которым просто хочется пострелять и снять стресс. Доходит до смешного: идет игра, стрельба вокруг, а они «селфи» на фоне танка делают, вояки, - рассказывает мне Алексей, страйкболист со стажем, хорошо знавший Стрелкова-Гиркина. - Вообще, среди моих знакомых были те, кто выражал желание поехать в Донецк добровольцем… Процентов десять, наверное. Те, кому нечего терять: проблемы с работой, проблемы в личной жизни. Тогда почему бы не повоевать?
 
- Стрелкова-Гиркина я знаю 25 лет. Страйкбол  - это ведь игра вроде «Зарницы», и, в отличие от пейнтбола, там многое приближено к настоящим реалиям, поэтому неудивительно, что в него играет много ветеранов, - рассказал корреспонденту политтехнолог Тимофей Шевяков, в 90-е годы общавшийся с теми же реконструкторами.
 
Еще один политконсультант, Глеб Кузнецов, также в 90-е годы немало общавшийся с увлеченными реконструкцией людьми, считает, что во все времена в обществе есть процент людей, которые «бредят войной».
 
- Если у них плохое образование, они, как правило, находят себя в организованной преступности, если хорошее – высока вероятность, что такой человек найдет себя в реконструкции. Но увлечение реконструкцией вовсе не означает, что человек захочет попробовать себя в настоящем насилии – не все, как Стрелков, мечтают подписывать расстрельные приговоры. Однако среди реконструкторов есть те, кто бредит армией и насилием и кто может захотеть повторить его путь», - считает Кузнецов.
 
Александр (имя изменено) ездил добровольцем в Сербию и хочет ехать в Донецк. Его биография перекликается с биографией Стрелкова: служил в вооруженных силах, играет в страйкбол. Сейчас у него есть небольшой бизнес, но это его не останавливает.
 
- Таких добровольцев на самом деле все-таки единицы. В Сербию ехали массово, в том числе реконструкторы, байкеры… Тогда другое время все-таки было, людям было меньше что терять. Сейчас едут единицы, а кто едет – едет тихо, потому что у нас в Уголовном кодексе есть статья «наемничество».
 
Переход границы Александра не смущает: она «дырявая». Перейти ее можно пешком в районе Ростовской области в обход украинских блокпостов. Едет он, в отличие от героя истории, рассказанной в начале материала, не абы куда, а предварительно связавшись со знакомым (общим со Стрелковым). Дальнейшие детали сообщить отказывается.

В соцсетях есть группа «Гражданская самооборона Украины», организаторы которой публиковали пост, в котором утверждалось, что формируются отряды российских добровольцев для поездок в Донецк, Харьков, Одессу. По моей просьбе коллега позвонил по всем указанным телефонным номерам – они недоступны.
 
Еще один пост гласит: «Народ Донбасса проголосовал на Референдуме 11 мая за независимость Донецкой республики. Ее граждане готовы стоять до конца. Если мы защитим их, то отстоим и Россию, не дав разжечь пожар войны на наших границах, который неминуемо перекинется на нас. В настоящее время формируются добровольческие бригады, которые должны отправиться в Новороссию сдерживать силы боевиков. В них принимаются ответственные, адекватные люди, имеющие соответствующую подготовку, и понимающие на какие риски они идут.

«Для того, чтобы записаться в бригады отправьте информацию о себе на адрес [дан электронный адрес] по следующей форме: 1.ФИО, 2. Серия и номер паспорта, дата выдачи, 3. Ваш регион проживания, город, другой населенный пункт, 4. Ваш возраст, 5. Номер военно-учетной специальности, 6. Имеете ли опыт пребывания в "горячих точках", иных экстремальных ситуациях, 7.Дополнительная информация, 8. Контактные данные: эл. почта, телефон», - гласит другой пост. От имени на ходу придуманного персонажа – Олега, бывшего десантника, пишу письмо. Ответа за два дня так и не пришло.
 
Писатель, главный редактор сайта «Свободная пресса» Сергей Шаргунов  приезжал в Донецк на несколько дней, ехал он с отрядом добровольцев из России.
 
- Я общался в Донецке со многими добровольцами. Были и люди из России, но большинство – это украинцы: местные, из Харькова, из Одессы, из других областей. Эти люди ходили на референдум, но к войне не привыкли, поэтому, конечно, возникла необходимость в добровольцах, имеющих подготовку. Они рассказывали мне, что денег не получают, – только еду. Люди приехали воевать за идею. Российские добровольцы – это люди, имеющие некоторый военный опыт, многие прошли срочную службу, кто-то работает в охране, были совсем молодые ребята, а был один дедушка под 70 лет. Ехали мы через трассу «Дон», а от границы добирались до Донецка тайными тропами. Были ситуации, когда приходилось прятаться в траве, потому что над нами рокотало небо. «КамАЗ» с добровольцами, который ехал через два дня после нас, вообще попал в западню, были погибшие. Обратно я переходил границу вброд, по зарослям. Вообще я не являюсь злостным нарушителем – но просто многих журналистов разворачивали на украинской границе, поэтому пришлось ездить так, - рассказал Шаргунов.
 
В целом остается ощущение, что все-таки случаи поездок добровольцев в Донецк носят единичный, а не массовый характер.
 
Есть и те, кто помогает мирными методами.
 
На пункте сбора помощи Донбассу на Воробьевых горах немноголюдно. У на четверть загруженного грузовичка дежурят крепкие светловолосые парни  и одна рыжеволосая девушка. Парни представляются Сашей и Олегом, разрешают сфотогрфировать гуманитарную помощь – в основном это медикаменты, но есть, например, и макароны.
 
- А добровольцами поехать не хотите?
 
- Нет, - отвечают они. - Умирать не хотим.
 
- Сбор гуманитарной помощи с мэрией согласовывали?
 
- Нет, конечно, это ж надо заявку за 10 дней подавать. Но нас не трогают.
 
- Много несут?
 
- Много, мы уже 13 тонн отправили. Человек десять в день приходит.
 
Собирают гуманитарную помощь в Донецк и в офисе Национал-Демократической партии России. Руководитель ее московского отделения Всеволод Радченко легко согласился устроить мне небольшую экскурсию. Одновременно со мной приходит и высокий накачанный мужчина средних лет, принесший гуманитарную помощь. Представиться и сфотографироваться он отказывается, быстро оставляет два пакета с медикаментами на столе и уходит.
 
- Одна женщина пришла, принесла шампунь и два куска мыла. На большее денег не хватило. Есть и те, кто приносит деньги, но мы в этом случае даем список медикаментов и просим сходить в близлежащую аптеку и купить все самостоятельно, чтобы не возникало к нам недоверия, - рассказывает Всеволод.
 
Кроме медикаментов в офисе возвышаются коробки с непортящимися продуктами, в холодильнике лежит инсулин.
 
- А приходят те, кто хочет быть добровольцем?
 
- Звонят, конечно, спрашивают. Но мы объясняем, что таким не занимаемся и предлагаем поискать в Интернете.
 
Скоро из Владивостока через всю страну пойдет рефрижератор, который заберет гуманитарную помощь в разных городах России и уйдет на трассу «Дон», рассказывает Всеволод.
 
Далее маршрут отработан: через границу до Луганска, где грузовик встретят местные и по специальному «коридору» сами уже переправят все в Донецк. «Коридоры» возникают каждый раз неожиданно, этот вопрос решает местная самооборона, добавляет Всеволод.