«Сталепромышленную компанию» и «А Групп» повязали арматурой

ФАС нашла виноватых в росте цен на металл.
27.04.2021
Антимонопольная служба обвинила ряд крупных металлотрейдеров в картельном сговоре, который, по версии чиновников, привел к росту цен на металл для жилищного строительства в конце 2020 года. Если компании будут признаны виновными, им грозят оборотные штрафы в целом минимум на несколько миллиардов рублей. Сами трейдеры удивлены обвинениями, а сталевары говорят о продолжении роста цен в России еще на 25% во втором квартале.

ФАС 22 апреля сообщила, что нашла признаки картельного сговора металлотрейдеров. Проверки проводились из-за резкого роста цен на арматуру, листовой и фасонный металл, трубы в четвертом квартале 2020 года и после обращений граждан, компаний и органов власти. Они, говорится в заявлении ФАС, жаловались на повышение стоимости жилищного строительства в связи с ростом цен на строительные материалы.

В сговоре подозревают АО «Сталепромышленная компания» и аффилированное с ним ООО «Предприятие "Стройтехцентр"», ООО «Сервисный центр металлопроката», ООО «А Групп», ООО «Уралметаллстрой», ООО «Управление комплектации и снабжения», ООО «Металлоторговая компания КРАСО». По словам источников “Ъ”, крупными игроками на рынке металлотрейдинга являются «Сталепромышленная компания» с выручкой за 2020 год в 78,3 млрд руб. и чистой прибылью в 5 млрд руб., а также «А Групп» с выручкой в 43 млрд руб. и чистой прибылью в 789,7 млн руб. (по данным Картотека.ру).

Гендиректор и владелец «А Групп» Алексей Зайцев заявил “Ъ”, что удивлен претензиями ФАС: «Мы работаем преимущественно в трубном сегменте, и жилищное строительство не является нашей целевой отраслью. Наша доля на рынке строительного проката составляет менее 3%. Соответственно, повлиять на какие-либо ценовые процессы мы явно не можем».

Потенциальные штрафы для трейдеров могут составить миллиарды рублей. Советник коллегии адвокатов A1 Игорь Кокин говорит, что базовые условия для наказания за картель — от 3% до 15% от выручки за год, предшествующий нарушению, на товарном рынке, где оно произошло. Не факт, что вся выручка компаний-нарушителей была получена именно от того металлопроката, который подпал под расследование, подчеркивает он. «Если лицо, нарушившее закон, предотвращает негативные последствия для конкуренции или добровольно возмещает ущерб, то это минимальная планка в 3%. В ином случае ФАС использует математическую формулу, когда в качестве базы берется сумма минимального штрафа.

Каждое смягчающее обстоятельство уменьшает штраф на 1/8 от разности максимума и минимума. Каждое отягчающее обстоятельство, наоборот, увеличивает»,— объясняет юрист.

Рост цен на металл наблюдается во всем мире с конца прошлого года. Компании и ведомства по-разному объясняют причины происходящего и предлагают разные пути решения. По версии металлургов, внутренние цены идут вслед за мировыми, которые растут на фоне высокого спроса в Китае и цен на сырье. Так, операционные затраты на выпуск сляба ММК в квартальном выражении выросли на $55 — до $340 за тонну, из которых $34 приходится на рост цен на руду и уголь, а $9 — на рост цен на металлолом. По итогам первого квартала тонна горячего проката подорожала с $554 до $746 «FOB Черное море».

ФАС же в конце декабря заявила, что видит признаки сговора на рынке металлопродукции, и начала расследование. С тех пор в правительстве для сдерживания цен на металл предлагались различные меры: ограничение экспорта, введение экспортной пошлины или демпфера (как на рынке нефтепродуктов), поставка по сниженным ценам для госстроек и другие, но решений пока не принято.

Тем временем благодаря улучшению конъюнктуры российские металлурги показали отличные результаты за первый квартал. EBITDA «Северстали» квартал к кварталу выросла на 63,7%, до $1,1 млрд, НЛМК — на 31%, до $1,166 млрд, ММК — на 53,2%, до $726 млн.

При этом гендиректор ММК Павел Шиляев заявил 21 апреля в ходе телефонной конференции, что ждет роста цен на сталь в России на 25–30% во втором квартале.
В первом квартале рост был сопоставимым — 25–35%. Источник “Ъ” на рынке говорит, что даже сами металлурги уже не так рады росту цен: хотя их финансовые показатели улучшаются, покупателям металлопродукции приходится увеличивать бюджеты проектов, что в итоге может привести к серьезному пересмотру инвестиционных программ и сжатию рынка.