Сознаться в убийстве Немцова помогла девушка

Расследование убийства политика все больше превращается в схватку между следствием и защитой обвиняемых.
02.10.2015
Один из фигурантов дела — Шадид Губашев — на прошлой неделе отказался от своих признательных показаний. Однако уже 1 октября резко изменил свою позицию.

Как рассказал "Росбалту" источник, знакомый с ситуацией, на прошлой неделе СКР проводил допрос Шадида Губашева в рамках доследственной проверки о применении к нему и его брату Анзору насилия со стороны представителей правоохранительных органов. Во время допроса Шадид заявил, что к нему и Анзору применялись недозволенные методы ведения допросов, из-за чего они и были вынуждены дать признательные показания. При этом Шадид объявил, что он сказал то, чего не было на самом деле, а теперь от своих признаний отказывается. Ожидалось, что то же самое Губашев повторит и во время допроса 1 октября, уже в рамках дела об убийстве Немцова. Причем допрос должен был пройти по просьбе самого Шадида.

По словам источника "Росбалта", в перерыве между двумя допросами СКР неожиданно разрешил Губашеву длительное свидание в СИЗО "Лефортово" с его гражданской супругой, с которой Шадид познакомился в Москве. "После беседы с девушкой Губашева будто подменили. Он стал говорить, что ему все равно дадут большой срок, а тут появилась возможность признательными показаниями его немного уменьшить. Родному брату Анзору, как и многим другим людям, в частности своему адвокату, он больше не доверяет", — рассказал собеседник агентства.

Первого октября, когда состоялся допрос Губашева "по делу Немцова", он неожиданно объявил, что после этого следственного действия отказывается от своего адвоката Мусы Хадисова, согласен на защитника по назначению. Также Губашев заявил, что полностью подтверждает свои прежние показания: он несколько раз слышал от своего брата Анзора и Заура Дадаева, что Немцова убили именно они.

Как ранее рассказывал "Росбалту" источник, знакомый с ситуацией, именно на Шадида Губашева делали "большую ставку" сотрудники СК РФ. В отличие от Заура Дадаева и Анзора Губашева, Шадид был сильно подавлен нахождением в СИЗО и  не высказывал категорического желания отказаться от признательных показаний. Поэтому было неясно, какую позицию он займет.

Однако во время допроса в рамках доследственной проверки о применении недозволенных методов допроса, Губашев под протокол заявил, что отказывается от своих признаний. Согласно версии Шадида, некие оперативные сотрудники организовали ему в СИЗО встречу с братом Анзором. Тот начал убеждать родственника, что надо дать определенные показания и даже вместе с оперативниками рассказал, какие именно. Благодаря им, уверял Анзор, сидеть дальше будет он, а Шадид вместе с еще двумя обвиняемыми — Хамзатом Бахаевым и Тамерланом Эскерхановым — выйдет на свободу. В результате Шадид Губашев рассказал, что после убийства Немцова он присутствовал при разговоре Анзора и Заура Дадаева, во время которого они обсуждали, как совершили это преступление.

Напомним, что ранее от своих признательных показаний отказались Заур Дадаев и Анзор Губашев, а, намечавшаяся сделка со следствием Хамзата Бахаева, в рамках которой он мог тоже рассказать об обстоятельствах убийствах, сорвалась. Таким образом, в "деле Немцова" больше нет признаний, которые бы не были "отозваны" обвиняемыми.

Стоит отметить, что Анзор Губашев заявлял, что дал признательные показания из-за обещаний оперативных сотрудников выпустить его брата на свободу.  На таинственных оперативников жалуются и другие обвиняемые "по делу". По версии Заура Дадаева, когда его последний раз доставляли в суд для продления ареста, опера "давали" на него, требуя подтвердить ранее данные признательные показания. Мол, тогда он сможет рассчитывать на самый маленький срок. В противном случае Зауру может "светить" пожизненное заключение. От Дадаева, по его версии, также требовали отказаться от адвоката Шамсудина Цакаева, который "баламутит воду". О давлении говорит и Тамерлан Эскерханов, от которого, как он утверждает, требуют дать признательные показания.