Совфед для бывших губернаторов - не могила

Куда уходят российские губернаторы.
На текущей неделе стало известно, что бывший губернатор Рязанской области Николай Любимов вошел в «сенаторскую тройку» единоросса Павла Малкова, своего преемника на посту главы региона. Это значит, что в случае победы господина Малкова на сентябрьских выборах господин Любимов, вероятнее всего, продолжит политическую карьеру в Совете федерации. Вместе с ним в верхнюю палату российского парламента может попасть еще один недавний отставник — бывший руководитель Саратовской области Валерий Радаев. О том, как складывалась традиция отправлять губернаторов на «заслуженную пенсию» в Совфед и какие еще варианты трудоустройства появлялись у них после отставки в последние десять лет,— в материале «Ъ».

С 2012 года, когда в России были восстановлены прямые губернаторские выборы, в отставку ушли 127 глав регионов.

Подавляющее большинство сделали это по собственному желанию (заявление об уходе или истечение срока полномочий), а девять человек уволил президент Владимир Путин «в связи с утратой доверия».

Последняя формулировка применялась к тем, кто попал под уголовное преследование, а также в отношении экс-главы Чувашии Михаила Игнатьева, поплатившегося должностью за неэтичное отношение к сотрудникам МЧС и журналистам. Средний срок правления ушедших губернаторов — 7,4 года. Их средний возраст на момент отставки — 57,2 года.

Наиболее частым вариантом продолжения карьеры для отставного губернатора является должность в федеральной власти.

По подсчетам «Ъ», уволились «наверх» 34 региональных руководителя, причем почти каждый третий — на министерскую должность. 26 губернаторов в том или ином виде ушли в бизнес, 23 — на «почетную пенсию» в Совет федерации.

Любопытно, что четвертым по популярности вариантом продолжения губернаторской карьеры является уголовное преследование: с ним сталкивается фактически каждый десятый глава.

Из регионалов в федералы

Через губернаторство как этап успешной федеральной карьеры прошли многие государственные деятели современной России. Наверное, самым высокопоставленным политиком с таким опытом можно считать Сергея Шойгу. В 2012 году он покинул Министерство по чрезвычайным ситуациям, которое возглавлял почти два десятка лет, и был утвержден на посту губернатора Московской области. Однако уже менее чем через полгода господин Шойгу получил свою нынешнюю должность — министра обороны РФ.

Столь же скоротечной была губернаторская карьера еще одного бывшего главы МЧС — Евгения Зиничева. В 2016 году он перешел с поста начальника управления ФСБ по Калининградской области на должность врио губернатора того же региона, но спустя всего три месяца попросился обратно в спецслужбу. Там он получил пост заместителя директора ФСБ, а главой МЧС президент назначил его весной 2018-го.

Членами правительства в последние десять лет также становились губернаторы: амурский — Александр Козлов (министр по делам Дальнего Востока, а затем глава Минприроды), ивановский — Михаил Мень (строительства и ЖКХ), костромской — Игорь Слюняев (регионального развития), краснодарский — Александр Ткачев (сельского хозяйства), красноярский — Лев Кузнецов (по делам Северного Кавказа), пермский — Максим Решетников (экономического развития), тюменский — Владимир Якушев (строительства и ЖКХ) и ямало-ненецкий — Дмитрий Кобылкин (руководил Минприроды до господина Козлова). Еще восемь руководителей субъектов получили посты заместителей министра.

Не менее частым направлением увольнения «наверх» можно считать и администрацию президента РФ.

По подсчетам «Ъ», полпредства и другие связанные с администрацией структуры за последние десять лет приютили десять отставников. Наиболее статусными среди них являются экс-губернатор Воронежской области Алексей Гордеев и экс-глава Дагестана Владимир Васильев. Первый в 2017-м стал полпредом президента в Центральном федеральном округе, а затем вице-премьером по сельскому хозяйству. После отставки правительства Дмитрия Медведева господин Гордеев получил думский мандат и сейчас занимает пост вице-спикера Госдумы. Господин Васильев в течение года занимал пост советника президента, а в 2021-м тоже избрался в Госдуму, где возглавил фракцию «Единой России». Впрочем, еще до губернаторства оба политика уже имели серьезный федеральный опыт: Алексей Гордеев был министром сельского хозяйства, а Владимир Васильев — вице-спикером Госдумы, поэтому их работу в субъектах РФ можно рассматривать как «региональный этап» в карьере.

Самые успешные экс-губернаторы

Сергей Шойгу, министр обороны РФ

Руководил Подмосковьем чуть меньше полугода — с 11 мая по 6 ноября 2012 года. Назначен облдумой, сменил на посту другого тяжеловеса Бориса Громова. Вернулся в федеральную обойму после отставки тогдашнего министра обороны Анатолия Сердюкова

Михаил Мень, экс-министр строительства и ЖКХ

Провел на посту губернатора Ивановской области неполных два срока — с 23 декабря 2005 года по 16 октября 2013-го. Оба раза назначался облдумой. После этого пять лет руководил федеральным министерством, а в 2018-м стал аудитором счетной палаты РФ. В ноябре 2020 года вместе с экс-губернатором Ивановской области Павлом Коньковым был обвинен в растрате, однако спустя год освобожден от ответственности в связи с истечением срока давности

Александр Ткачев, экс-министр сельского хозяйства

На момент назначения в Белый дом имел за плечами 15-летний опыт управления главной «житницей» России — Краснодарским краем (5 января 2001 — 22 апреля 2015). Дважды побеждал на прямых выборах и дважды утверждался заксобранием. Покинул правительство в мае 2018 года и вернулся в семейный бизнес

Алексей Гордеев, вице-спикер Госдумы

Назначение уже опытного члена кабмина на пост губернатора Воронежской области 12 марта 2009 года воспринималось как некое «понижение» в статусе. Однако два неполных срока во главе региона (один раз назначался и один раз победил на выборах) позволили вернуться в федеральную обойму и даже взять вице-премьерскую высоту. Покинул губернаторский пост 25 декабря 2017-го

Владимир Якушев, экс-министр строительства и ЖКХ

Стал вторым подряд экс-губернатором на этом посту, сменив 18 мая 2018 года Михаила Меня. До этого, с 24 ноября 2005 года, три неполных срока руководил Тюменской областью. Дважды утверждался облдумой и один раз побеждал на выборах. В ноябре 2020-го стал полпредом президента в УрФО

Дмитрий Кобылкин, экс-министр природных ресурсов и экологии

Руководил Ямало-Ненецким автономным округом с 16 марта 2010 года. Дважды назначался на пост заксобранием региона. 18 мая 2018-го вошел во второе правительство Дмитрия Медведева

Александр Козлов, министр по развитию Дальнего Востока и Арктики

Был назначен вместе с господином Кобылкиным, а до этого в течение трех лет, с 25 марта 2015 года, руководил Амурской областью

Юнус-Бек Евкуров, замминистра обороны

Руководил Ингушетией с 31 октября 2008 по 26 июня 2019 год. Трижды избирался парламентом республики. Пережил нападение в 2009-м. Ушел в отставку вскоре после масштабных протестов из-за подписания соглашения о закреплении границы с Чечней. В декабре 2021-го получил звание генерал-полковника

Владимир Васильев, глава фракции «Единой России» в Госдуме

Опытный думский единоросс «десантировался» в Дагестане 3 октября 2017 года после отставки Рамазана Абдулатипова. За время его руководства в республике прошла антикоррупционная чистка, однако успешным это губернаторство не считается — уже через три года, 5 октября 2020-го, тяжеловес покинул пост, чтобы затем снова избраться в Госдуму

Максим Решетников, министр экономического развития

Выходец из столичной мэрии, возглавил Пермский край 6 февраля 2017 года. Спустя всего три года, 21 января 2020-го, вошел в правительство Михаила Мишустина

Что касается бизнеса, то обычно после отставки губернаторы получают формально статусные посты в крупных промышленных корпорациях («Газпром нефть», «Транснефть», «Башнефть», УГМК, «Росгеология», Объединенная зерновая компания, Объединенная судостроительная корпорация и т. п.), например входят в их советы директоров или наблюдательные советы.

По подсчетам «Ъ», за последние десять лет было 11 таких назначений.

Кто-то занимает более важную позицию — например, губернатор Архангельской области Игорь Орлов после отставки в 2020 году стал гендиректором «Северной верфи». К собственному «догубернаторскому» бизнесу вернулись экс-глава Северной Осетии Вячеслав Битаров (пивоваренный холдинг «Бавария») и бывший руководитель Иркутской области Сергей Ерощенко (ГК «Истлэнд»).

Из избранников в назначенцы

Совет федерации (СФ) в нынешнем виде сформировался в результате нескольких реформ. Первую в 2000 году провел Владимир Путин, кардинально изменив принцип формирования верхней палаты: на смену губернаторам и спикерам заксобраний, которые с 1996-го становились членами СФ по должности, пришли представители исполнительной и законодательной власти своего региона.

Первый созыв СФ 1994–1996 годов, напомним, был избираемым. Теперь же должность сенатора стала назначаемой.

Изначально условие для получения мандата в СФ было только одно: кандидата, в том числе по губернаторской квоте, должны одобрить депутаты заксобрания. В 2007 году по инициативе президента Путина для сенаторов ввели ценз оседлости сроком десять лет, но уже через год, в 2008-м, новый президент Дмитрий Медведев предложил отказаться и от него, и от согласования кандидатур депутатами. По его задумке отправлять в СФ можно было только тех, кто «прошел процедуру публичного избрания», то есть являлся действующим депутатом любого уровня, что повышает «качество народного представительства во власти». Оппозиция, правда, такой подход критиковала, справедливо отмечая, что в случае необходимости разжиться формальным депутатством не составит труда.

Реформа господина Медведева завершилась в 2011-м, но продержалась менее двух лет.

Уже летом 2012-го правила формирования СФ вновь были переписаны в связи с возвращением прямых губернаторских выборов.

Согласно новой схеме, кандидаты на высший региональный пост еще при регистрации должны номинировать трех человек в сенаторы, а в случае победы — утвердить одного из них в должности. Для претендентов был возвращен ценз оседлости (на этот раз пятилетний), а норма о депутатском опыте трансформировалась в два условия. Во-первых, заксобрание может выбрать своего представителя в СФ только из собственного состава. А во-вторых, в случае досрочной отставки представителя губернатора его мандат сначала переходит двум другим членам той же «сенаторской тройки», а затем — депутату заксобрания.

Практика делегирования бывших губернаторов на почетную пенсию в СФ сложилась сразу после реформы-2000.

Уже в январе 2001-го новый глава Краснодарского края Александр Ткачев отправил туда бывшего руководителя региона Николая Кондратенко, а спустя год так же поступил новый президент Якутии Вячеслав Штыров со своим предшественником Михаилом Николаевым. Но назвать эту практику повальной нельзя: до 2009 года в СФ отправились только шесть бывших губернаторов. В основном это касалось знаковых политиков — например, в 2005-м сенатором стал экс-глава Северной Осетии Александр Дзасохов, в 2007-м — экс-глава Самарской области Константин Титов.

Зато в 2009–2010 годах на волне масштабной ротации «ельцинских тяжеловесов» сенаторский мандат получили сразу 12 отставников, в том числе первые губернаторы Свердловской и Ростовской областей Эдуард Россель и Владимир Чуб, первый президент Чувашии Николай Федоров, первый глава администрации Еврейской автономной области Николай Волков и экс-губернатор Орловской области Егор Строев, возглавлявший СФ до первой реформы. Правда, после вступления в силу медведевской реформы их приток уменьшился: в верхнюю палату перешли только бывшие главы Санкт-Петербурга, Томской области и Подмосковья Валентина Матвиенко, Виктор Кресс и Борис Громов (первая была делегирована законодательной властью, а двое других — исполнительной). Всем им сначала пришлось получить хоть какой-нибудь депутатский мандат: будущий спикер СФ Матвиенко избралась в совет питерского муниципального округа Красненькая Речка, господин Кресс — в Куяновский сельсовет, а генералу Громову мандат «уступили» в Мособлдуме.

Из исполнителей в законодатели

Путинская реформа-2012 устранила этот формализм, позволив экс-губернаторам спокойно входить в «сенаторские тройки» и не предпринимать лишних усилий.

Правда, ждать заветного назначения иногда приходится достаточно долго.

Например, бурятский экс-руководитель Вячеслав Наговицын и рязанский Олег Ковалев ушли в отставку в феврале 2017-го, а мандаты сенаторов получили только в сентябре. Еще дольше — целый год — ожидал назначения бывший новосибирский губернатор Владимир Городецкий, который ушел в отставку сразу после сентябрьских выборов-2017. Это время он коротал на посту помощника полпреда в Сибирском федеральном округе.

Есть и другой способ попасть в СФ — через кресло депутата заксобрания, от которого обычно отказываются губернаторы-«паровозы» после выборов. Для этого кому-то из действующих парламентариев нужно сложить полномочия.

При повторном распределении мандата он достается экс-главе региона, а дальше заксобрание без проблем отправляет его в СФ. Так, например, в 2013-м поступил бывший руководитель Кабардино-Балкарии Арсен Каноков, в 2014-м — экс-глава Удмуртии Александр Волков, а в 2017-м — экс-губернатор Псковской области Андрей Турчак. Но это скорее исключение из общего правила, в рамках которого отставники предпочитают просто дождаться избрания преемника.

Самый редкий способ перехода в СФ избрали попавшие в 2018 году под осеннюю ротацию многолетние губернаторы Липецкой и Курской областей Олег Королев и Александр Михайлов. По всей видимости, перспектива провести целый год «не у дел» показалась им неприемлемой, поэтому оба сначала получили «паровозные» мандаты в заксобраниях, а затем воспользовались исключением, дающим право региональным депутатам проходить в СФ по губернаторской квоте в случае отказа других членов «тройки». Ранее эта норма на практике не применялась. Действующие сенаторы Ираида Тихонова и Виталий Богданов, «сторожившие» места для Олега Королева и Александра Михайлова, синхронно ушли в отставку, и столь же синхронно в Липецком облсовете и Курской облдуме нашлись два вакантных мандата, позволивших тогдашним врио губернаторов Игорю Артамонову и Роману Старовойту делегировать предшественников в верхнюю палату. Оппозиция пыталась поставить под сомнение законность повторного наделения мандатами уже отказавшихся от них «паровозов», но безуспешно.

Виктор Кресс (слева), сенатор от исполнительной власти Томской области. Первый губернатор Томской области (1991-2012). Зампред комитета по науке, образованию и культуре

Анатолий Артамонов, сенатор от исполнительной власти Калужской области. Руководил Калужской областью два десятка лет (2000-2020). Председатель комитета по бюджету и финансовым рынкам

Евгений Савченко, сенатор от законодательной власти Белгородской области. Абсолютный рекордсмен по общему губернаторскому сроку (1993-2020). Член комитета по бюджету и финансовым рынкам

Александр Михайлов, экс-сенатор от исполнительной власти Курской области. Депутат Госдумы первых трех созывов, губернатор Курской области с 18-летним стажем (2000-2018). Умер в декабре 2020 года в возрасте 69 лет

Олег Королев, экс-сенатор от исполнительной власти Липецкой области. Руководил Липецкой областью два десятка лет (1998-2018). Во втором созыве Совфеда занимал пост вице-спикера. 23 июня 2021 года сложил полномочия сенатора после пьяного ДТП (отказался проходить медосвидетельствование)

В конце 2019 года Госдума расширила список тех, кто может претендовать на мандат в СФ после отказа всей «сенаторской тройки», включив в него экс-губернаторов и ряд других лиц. По сути, закон был приведен в соответствие с уже сложившейся практикой. Пока этой опцией воспользовался только бывший руководитель Калужской области Анатолий Артамонов, которого в феврале 2020-го без промедления делегировал в верхнюю палату его преемник Владислав Шапша.

Довольно нестандартным образом сенаторские полномочия получили экс-губернаторы Белгородской и Тамбовской областей Евгений Савченко и Александр Никитин: они пошли по квоте заксобрания. Господин Савченко, руководивший регионом с 1993 года, заранее продумал план «эвакуации» и не стал отказываться от мандата депутата облдумы на прошедших в сентябре 2020 года выборах. А вот для господина Никитина отставка стала неожиданностью, поэтому ему пришлось буквально запрыгивать на подножку уходящего поезда и дезавуировать свой отказ от мандата на выборах в сентябре 2021-го, где он возглавлял областной список «Единой России» (в избиркоме утверждали, что отказ якобы произошел по ошибке и без ведома экс-губернатора).

В текущем году их путь может повторить экс-глава Саратовской области Валерий Радаев, хотя изначально предполагалось, что он отправится в СФ по квоте врио губернатора региона Романа Бусаргина. В последний момент претендентом на пост сенатора от исполнительной власти стал уходящий на пенсию посол РФ в КНР Андрей Денисов (на дипломатов не распространяется ценз оседлости), поэтому господину Радаеву пришлось подвинуться, а единороссам — экстренно довыдвинуть его в депутаты облдумы на сентябрьских выборах.

Из вертикали в горизонталь

По горизонтали губернаторы тоже двигаются. Например, Олег Кожемяко за последние десять лет успел дважды уйти в отставку — и до сих пор возглавляет регион. В 2015-м он оставил Амурскую область и избрался губернатором на Сахалине, а в 2018-м был экстренно «десантирован» в Приморье после срыва тамошних выборов. Также два раза уходил в отставку Николай Меркушкин: в 2012-м с поста главы Мордовии, а в 2017-м — губернатора Самарской области. В последний раз он стал спецпредставителем президента по взаимодействию со Всемирным конгрессом финно-угорских народов. Наконец, в 2020 году в отставку ушел глава Ненецкого автономного округа Александр Цыбульский, чтобы стать губернатором Архангельской области.

Во всех остальных случаях продолжение политической карьеры на региональном уровне заканчивается для губернаторов скорой и куда менее «заслуженной», чем в СФ, пенсией.

Например, владимирский коммунист Николай Виноградов после отставки в 2013 году баллотировался в заксобрание, но уступил мандат однопартийцу, после чего в политической жизни региона участвовал эпизодически. Ивановский единоросс Павел Коньков в 2018-м избрался в облдуму, а затем вместе со своим предшественником Михаилом Менем был обвинен в растрате (дело прекращено в 2021 году в связи с истечением сроков давности). Экс-губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский в 2017-м стал советником мэра Новосибирска Анатолия Локотя, а бывший орловский руководитель Александр Козлов в 2014-м — советником воронежского губернатора Алексея Гордеева. Заметной роли в региональной политике они с тех пор не играли.

Одним из немногих, кто сумел оправиться от отставки «в никуда» и после этого вернуться в федеральную политику, стал иркутский коммунист Сергей Левченко, избравшийся в сентябре 2021 года в Госдуму.

Но, в отличие от традиционного перехода в верхнюю палату, избрание губернатора в нижнюю — достаточно редкая история. Например, в седьмом созыве Думы таких примеров не было вообще.

В восьмой же созыв вместе с господином Левченко прошли последние губернаторы—«старожилы нулевых» Шолбан Кара-оол (Тува) и Сергей Морозов (Ульяновская область), а также глава Владимирской области от ЛДПР Владимир Сипягин. Наконец, через аналогичную «рокировку» в 2014 году с поста губернатора Челябинской области ушел Михаил Юревич.

Как следует из статистики назначений, чем больше стаж губернатора, тем выше вероятность его перехода на «почетную пенсию» в СФ: шесть из первых десяти отставников по продолжительности правления (от 17 лет и больше) были назначены сенаторами.

Хотя в топ-10 есть и те, кто выбрал реальный отход от дел.

Например, первый губернатор Омской области Леонид Полежаев в 2012 году возглавил региональный общественный фонд «Духовное наследие». А кемеровский тяжеловес Аман Тулеев, уволившийся после пожара в «Зимней вишне» в 2018-м, сначала перешел на пост спикера заксобрания, где доработал последние четыре месяца действующего созыва, и только после этого возглавил Кузбасский региональный институт развития профессионального образования.

В то же время чем меньше стаж губернатора, тем выше вероятность, что его карьера продолжится на федеральном уровне.

Так, четыре из шести руководителей, которых принято относить к так называемым молодым технократам,— Дмитрий Овсянников (Севастополь), Максим Решетников (Пермский край), Сергей Морозов (Астраханская область) и Андрей Тарасенко (Приморский край) — получили солидные посты, не отработав и одного полного губернаторского срока. Непонятной пока остается судьба бывших глав Марий Эл и Кировской области Александра Евстифеева и Игоря Васильева, которых тоже можно условно отнести к «технократам», хотя и не таким молодым: свой срок они доработали, но нового назначения еще не получили.

Добавим, что из 21 экс-губернатора, пришедшего в верхнюю палату за последние десять лет, сенаторский мандат сохраняют 13 человек, еще 4 скончались в период работы в СФ (удмуртский губернатор Александр Волков, пензенский — Василий Бочкарев, курский — Александр Михайлов и рязанский — Олег Ковалев).

Продолжение следует

Историк региональной политики Виталий Иванов считает, что продолжение карьеры уходящего губернатора зависит от его «репутации в глазах федерального центра в целом и наличия связей, покровителей, а также возможностей договориться в частности»: «В случае перехода в Совфед может иметь значение репутация и рейтинг на территории, хотя как раз у Любимова с рейтингом все весьма неоднозначно». Вероятно, бывшему губернатору Рязанской области хватило связей, чтобы договориться о попадании в СФ, несмотря на отсутствие «электорального бонуса» от такого решения для врио губернатора Павла Малкова, полагает господин Иванов.

«Вот, например, Кресса в Томской области номинируют в сенаторы уже в третий раз не только потому, что он уважаемый человек и у него сохраняются связи, а потому, что он достаточно авторитетный в регионе деятель, точно не испортит борозды и даже даст какой-то электоральный бонус врио губернатора Владимиру Мазуру: он же руководил областью 21 год — люди старшего возраста его помнят»,— рассуждает эксперт. При этом свердловского тяжеловеса Эдуарда Росселя в текущем году из СФ «попросили» (он не вошел в «тройку» губернатора Евгения Куйвашева), хотя он «фигура тоже не последняя на своей территории, до сих пор живет в Екатеринбурге и наверняка мог бы принести небольшой бонус на выборах», отмечает господин Иванов: «От него избавились, потому что его место понадобилось более влиятельному в данный момент человеку. Обосновали тем, что Россель старенький, пора и честь знать. Выходит, политическая составляющая в назначении играет меньшую роль, чем наличие влияния».

«Но надо понимать, что Совфед — это не самое желаемое продолжение карьеры для губернатора, это почетная пенсия, не более того,— оговаривается Виталий Иванов. — Многие губернаторы хотят чего-то более содержательного, хотя бы в материальном плане. Поэтому желаемым вариантом является трудоустройство в какой-нибудь корпорации, в совет директоров. Это интереснее, чем сидеть в СФ, в первую очередь в материальном плане. Не все же миллионеры».

Эксперт не сомневается, что СФ останется местом, куда устраивают бывших губернаторов, даже несмотря на омоложение и «технократизацию» губернаторского корпуса.

«Совфед — это не могила. Как показывает практика, из него можно уйти и получить другую хорошую должность. Например, омский экс-губернатор Виктор Назаров несколько лет просидел в Совфеде, а потом вернулся в "Газпром". Если человек нестарый, сохраняет связи, контакты, то он вполне может продолжить карьеру. При этом необязательно политическую — далеко не все этого хотят, многие еще на посту наедаются досыта»,— резюмирует собеседник «Ъ».

Политолог-регионалист Ростислав Туровский согласен, что СФ не самое желанное продолжение карьеры для губернатора. «Если только речь не идет о руководящем посте — например, как это было с калужским Артамоновым (стал председателем комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам.— “Ъ”). Но это бывает не так часто, скорее, наоборот, редко». По словам эксперта, губернаторы не имеют каких-то конкретных гарантий трудоустройства, поэтому предпочитают отставку «наверх» или в крупную корпорацию: «Если они ее получают, то уже благодаря собственным связям. Единого трека здесь нет». «В начале нулевых переход в Совфед был самым распространенным сценарием "почетной пенсии" для возрастных губернаторов, которым федеральный центр не мог предоставить какую-то перспективную работу,— объясняет господин Туровский.— Сейчас же речь идет об отставниках все-таки более молодых, которые хотят продолжать свой карьерный путь. В том числе это касается и экс-губернатора Любимова, для которого это не лучшее, а даже вынужденное решение».
Мошенники ловят россиян на удочку мобилизации
Интернет-мошенники отреагировали на повестку дня.
Рустам Тарико зальет долг водкой
Производитель «Русского стандарта» уладил спор с Альфа-банком
Александр Орлов больше не столуется в «Тануки»
Бизнесмен продал последние активы в России. Сделка могла быть номинальной, допускают эксперты.
Брызги металла ЗЭМЗ долетели до Швейцарии с Кипром
В судах всплыли интересы граждан Украины. ФАС осталась недовольна приобретением металлургов.
"Эфко" накормит россиян синтетикой
Похоже, хозяин ГК "ЭФКО" Валерий Кустов решил в очередной раз "позаботиться" о здоровье россиян, "разбавив" свой ассортимент синтезированными "аналогами" настоящей продукции.
Сергей Пускепалис не увернулся от фуры
Погиб известный актер и режиссер. Его артистическая карьера начиналась в Саратовском ТЮЗе
Побег убийцы мясного короля вышел полицейским сроком
Вынесен приговор сотрудникам ИВС, упустившим Александра Мавриди.
Салман Бабаев будет спаивать россиян
Бывший вице-президент РЖД развлекается на пенсии через винный бизнес своих сыновей.
Гавердовский замазался в Revenue
Бизнесмен Анатолий Гавердовский, сотрудничающий с российскими госструктурами, может иметь отношение к зарубежным структурам, принимающим участие против СВО.
Warner отыгралась в России
Компания может отделить российский бизнес вслед за Sony.
Правосудие догнало подельника Черепахи
Киллер ОПГ получил 23 года строгого режима, Шадринские не пощадили даже беременную жену своего бывшего босса.
Олигарха Козицина выкинули из французского шато
Похоже, что Андрей Козицын лишается имущества на Западе, его же партнеры Искандер Махмудов и Андрей Бокарев чувствуют себя вольготно.
Михельсон зарится на наследство Shell
После исхода иностранных инвесторов из проекта "Сахалина-2" Михельсон готов забыть разногласия с Миллером, ведь запахло большими деньгами.
Bunge сливается из России как по маслу
Компания нашла покупателя на последний актив в Воронежской области.
Н&M обносился
Как шведский ритейлер будет уходить из России.
У Абрамовича кончились золотые денечки
Как Роман Абрамович пытался стать гражданином мира, а остался без родины.
Роман Абрамович обживается в Турции
Весной в Турции Роман Абрамович был миротворцем-посредником между Россией и Украиной, но сейчас, как выяснил «Октагон», он стремится опосредствованно заработать на международной торговле в военных условиях.
Признание вины не смягчило чекистам наказания
Группировке сотрудников ФСБ, совершивших налет на банк, не удалось добиться пересмотра приговора.
«Нефтесервис» вновь рубится в суде с ФНС
Гарантии по 400 миллионам дали московские фирмы. Структура Симаковой не смогла оспорить решение на десятки миллионов.
Американцы подсунули S7 нелетающие Боинги
Почему авиакомпания пытается избавиться от двух авиалайнеров.