Сладкая жизнь Петра Порошенко

Украинский президент организует грандиозную распродажу.
06.06.2014
Исторические выборы президента Украины, состоявшиеся 25 мая, привели к власти беспартийного и внефракционного кандидата Петра Порошенко - миллиардера, "шоколадного короля" и обладателя шестого по величине состояния в стране.

О политических последствиях этого события будут говорить еще долго, учитывая то, насколько грандиозные задачи стоят перед новым главой государства. Будут говорить и о том, какой резкий поворот в сторону Запада сделал новый украинский президент в своей политике - он уже и попросил у западных стран военной помощи, и собрался подписывать с ними договор о безопасности, и пригласил к себе в советники грузинских реформаторов - Михаила Саакашвили и Каху Бендукидзе.
Однако у Петра Порошенко есть не только политическое будущее, но и деловое прошлое. И от него украинскому президенту придется избавляться.

Если верить новому президенту, то Украину ожидает глобальная распродажа бизнес-активов. Новоизбранный президент уже дважды пообещал продать свой бизнес. "В случае избрания меня на высший государственный пост, я хочу вести справедливую и честную игру, - заявил Петр Порошенко. - Президент страны не может заниматься бизнесом. Поэтому я продам свою шоколадную корпорацию и буду заботиться только о благосостоянии украинского государства и его народа". Он заявил, что хотел бы "заложить пример", "когда избранный президент публично продает бизнес-активы, принадлежащие ему, для того, чтобы сконцентрировать все свое внимание на служении государству".

Из распродажи Порошенко, правда, исключил медиаактивы, а именно "5 канал". Наличие собственного средства массовой информации для политика - вещь все-таки полезная.

Чем владел президент

Украинский Forbes оценивает состояние Петра Порошенко в $1,6 млрд. Активы нового президента Украины весьма разнообразны. Основу его бизнеса составляет "шоколадная империя" Roshen - товарный знак, который родился по созвучию с фамилией украинского лидера. Порошенко также принадлежат две судостроительные компании - "Ленинская кузня" в Киеве и Севастопольский морской завод им. С. Орджоникидзе ("Севморзавод") в Крыму, 50,08% акций Международного инвестиционного банка, 49,996% страховой компании "Краина", фитнес-клуб "Пятый элемент", Днепровский крахмалопаточный комбинат, еще он владеет производством сахара из сахарной свеклы "Агропродинвест" и компанией "Подолье" (занимается растениеводством и животноводством). Президент-бизнесмен контролирует группу "Укрпроминвест", в которую входит около 50 различных активов, как крупных, так и небольших, например, агрофирма "Крыжополь". Кроме того, Порошенко сохраняет интересы в украинской автокорпорации "Богдан".

То есть, если такая распродажа состоится и президент действительно не захочет "переписать все на родственников", ее масштабы сложно будет переоценить. "Да, сейчас не самое спокойное время, но не такое уж неподходящее для сделок. После выборов ситуация в Украине все-таки должна стабилизироваться. Поэтому на вопрос, стоит ли, скажем, международному инвестору приобретать активы в этой стране, можно ответить: "скорее да, чем нет". Риск определяет дисконт, но этот дисконт не такой уж и значительный. Европа все-таки оказывает этой стране поддержку, это позитивный фактор при всех минусах", - говорит Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК. Что интересно, в распродаже активов президента смогут принять участие и российские бизнесмены, ведь часть активов Порошенко находится в России.

Бог сладостей

К кондитерскому бизнесу Порошенко, получивший прозвища "шоколадного короля" и "шоколадного зайца", имел отношение еще в конце 1980-х гг., когда заканчивал обучение в Киевском государственном университете им. Тараса Шевченко на факультете международных отношений. Вместе с однокурсником Сергеем Зайцевым покупал в Европе какао-бобы и перепродавал кондитерским фабрикам по всей стране. Сергей Зайцев до сих пор работает в Roshen, где отвечает за внешнюю торговлю. Однако начало империи Roshen было положено в 1999 г., когда Порошенко купил контрольный пакет акций крупнейшей на Украине Киевской кондитерской фабрики им. Карла Маркса и права на знаменитый бренд фабрики - "Киевский торт".
 
"Сладкая" структура будущего президента Украины изначально получила название "Укрпроминвесткондитер" и продавала продукцию под этой труднопроизносимой маркой. Однако уже в 2000 г. украинское "Бюро маркетинговых технологий" придумало благозвучное Roshen (от имени владельца) и даже попыталось создать корпоративную "легенду" о том, что Рошен - это некий граф, который любил сладкое, в другом варианте - бог сладостей из неких древних мифологий (вероятно, таким образом маркетологи хотели польстить владельцу и продлить контракт на продвижение марки). Однако ни одна из легенд не прижилась, а деньги в продвижение бренда посредством каких-либо рекламных кампаний не вкладывались.

Впоследствии Порошенко продолжил скупать кондитерские активы: к примеру, в 2001 году в состав Roshen вошла российская кондитерская фабрика "Ликонф" (Липецк), а в 2006 году - Клайпедская кондитерская фабрика (Литва). В результате кондитерская империя Порошенко стала лидером рынка Украины (около 30% рынка), оборот которой в 2013 году составил более $1 млрд. В Roshen вошли четыре кондитерские фабрики на Украине, и по одной - в России, Литве и Венгрии. На российский рынок приходилось до 50% всех экспортных поставок корпорации и около 15% в объеме продаж - до $200 млн в год (6500 тонн). "Если бы у меня были на это деньги, я с удовольствием купил бы Roshen, - говорит Игорь Маркитантов, владелец петербургской кондитерской компании "Ландрин". - Петр Порошенко сделал действительно хорошую компанию, которая производит высокомаржинальный продукт. Она, безусловно, прибыльна. Я бы оценивал ее с коэффициентом 1,2-1,4 к обороту. Вполне возможно, что продажей заинтересуется какая-либо из транснациональных компаний, например, Nestle, "Монделиз Интернэшнл" или Mars".

По сообщениям самой компании, ведущая кондитерская фабрика группы (Киевская) по итогам 2013 года увеличила чистую прибыль в 3,8 раза, до 17,2 млн грн (50,3 млн руб.). Правда, и над издержками Порошенко поработал: количество сотрудников за 2013 г. уменьшилось до 1742 человек против 2109 человек годом ранее.

Делить неделимое

К Roshen уже приценивалась норвежская Orkla. "Roshen входит в топ-20 крупнейших мировых кондитерских компаний. Покупка данного актива была бы интересна многим крупнейшим транснациональным игрокам этого рынка, но наибольшие шансы на приобретение Roshen, я считаю, у норвежской компании Orkla, которая уже пыталась приобрести данный актив годом ранее, но сделка не состоялась. Теперь у скандинавов есть возможность наверстать упущенное", - говорит аналитик холдинга "Финам" Антон Сороко. В самой компании вопрос о возможности приобретения актива Порошенко не комментируют.

Версия о покупке украинской компании норвежской корпорацией выглядит красиво. Эти структуры - товарищи по несчастью в России. К обеим компаниям предъявлял претензии лидер российского кондитерского рынка - компания "Объединенные кондитеры", принадлежащая группе "Гута". Причем именно к Orkla предъявлялись самые большие иски, более чем на 200 млн руб. Как известно, этот холдинг еще в начале 90-х зарегистрировал за собой права почти на все кондитерские торговые марки, производимые еще в советские времена разными фабриками, и успешно судится теперь со многими российскими кондитерскими компаниями.

Кондитерский бизнес норвежцев в России переживает непростые времена. "Фабрику им. Н. Крупской (основной актив Orkla в России. - Прим. "Ко") выводят из города, рассчитывая на продажу недвижимости, холдинг хотел бы продать и кондитерский бизнес в России, но просто непонятно, кто его купит. Думаю, что у норвежцев большие проблемы с менеджментом в России", - говорит Маркитантов.

О том, что Orkla недовольна своими показателями в наше стране и не против продать российские фабрики, говорится в ее годовом отчете. "На Украине сейчас падает гривна, а стоимость сырья для кондитерских фабрик растет, следовательно, сокращается и рынок", - комментирует Янис Куликовский, экс-гендиректор кондитерского дома "Шандени".

В России норвежская компания зарекомендовала себя как истинный консерватор, Orkla все время последовательно делала ставку на старые советские марки (к примеру, "Крупская Аленка"), что отчасти и привело ее к проблемам на российском рынке.

Между тем, согласно последним сообщениям из Киева, есть вероятность, что кондитерский бизнес Порошенко будут делить. Председатель Комитета экономистов Украины Андрей Новак сообщил местным СМИ, что, по его информации, фабрики в Киеве, Виннице и Кременчуге могут быть проданы кондитерскому холдингу "Конти", принадлежащему главе "Партии регионов" Борису Колесникову, или группе "АВК" Владимира Авраменко. Бизнес в России также достанется профильной компании, а кому отойдут фабрики в Венгрии и Литве - не уточняется. Если такое решение и будет принято, то лишь в угоду политическим целям, чтобы активы достались не кому-нибудь, а "нужным людям", которые окажут поддержку. Распродавать активы по частям - значит, погубить успешную транснациональную компанию и при этом получить дисконт за проданные активы. Ведь активы Roshen дополняли друг друга: одна фабрика делала торты, другая - шоколад, третья - карамель.

Однако, если украинский президент собирается следовать принципу "отдать свой бизнес украинцу", от Липецкой фабрики в России ему, вероятно, придется избавиться. После того как Порошенко поддержал Майдан, Роспотребнадзор обнаружил в молочном шоколаде Порошенко бензопирен - канцероген, вызывающий рак, и импорт в Россию продукции Roshen был запрещен. Кстати, соответствующие службы Белоруссии и Казахстана ничего подобного в сладостях Roshen не обнаружили. По разным данным, компания занимала от 3,5 до 7% российского кондитерского рынка, что и составляло 50% всех ее экспортных поставок и 15% от общего производства. Фабрику в Мариуполе пришлось закрыть. Одновременно в российских судах наконец вынесли решение по иску "Объединенных кондитеров", с которыми Roshen судился с 2010 года. Лидер российского кондитерского рынка давно считал, что конфеты "Ласточка-певунья" украинского производителя нарушают его права на марку конфет "Ласточка". Работа Липецкой фабрики была приостановлена, 14 марта ее счета на 2,4 млрд руб. были заблокированы из-за долга "Гуте" в 211 млн руб. Кроме того, в марте за компанию Порошенко взялась и ФМС, которая в поисках нелегалов останавливала работу компании. Нелегалы обнаружены не были, и в начале апреля фабрика в Липецке все-таки заработала.

Российский след

"Я много лет проработал на Украине, правда, на другого олигарха - Александра Лещинского (крупнейший производитель хлеба в стране). Я думаю, что фактической продажи Roshen не будет, компанию просто передадут неким структурам, за которыми будет стоять тот же Порошенко. Это вполне в традициях украинского крупного бизнеса, как и российского, кстати. А вот Липецкую фабрику в этом случае придется продать, работе "украинской" фабрики могут ведь чинить препятствия", - говорит Янис Куликовский. Продажа российского актива вряд ли станет "сделкой века". На фабрике в Липецке делают карамель, печенье, мармеладные конфеты... В ассортименте, к примеру, есть жевательные конфеты с интригующим названием "Бешеная пчелка".

"В целом кондитерский рынок в России очень конкурентен. Рынок карамели вообще давно падает. Подобных мощностей в России много. Ценность на кондитерском рынке имеют сложные и интересные продукты, типа конфет Ferrero. Порошенко покупал Липецкую фабрику лишь для того, чтобы зайти на российский рынок - это так называемая "точка входа", - говорит Игорь Маркитантов. Тем не менее Порошенко планировал по-прежнему наращивать мощности фабрики, проект приостановили лишь недавно.

Ирина Эльдарханова, председатель совета директоров "Конфаэль", считает, что это "неплохой актив", хотя покупать его и не планирует. "Есть разные способы оценки компаний, Липецкую фабрику можно оценить и в 1 млрд евро, однако хорошо бы, чтобы ее купили за 500 млн евро", - говорит она. По мнению Эльдархановой, Порошенко не будет устраивать торгов за свой бизнес, поэтому кому достанутся активы - вопрос политический. "Скорее всего, есть западные инвестиционные фонды, которые и купят эти активы, согласно договоренностям на межгосударственном уровне. Это - политический вопрос", - полагает Ирина Эльдарханова.

Впрочем, по мнению Куликовского, на Липецкую фабрику может появиться и российский претендент. "На месте "Объединенных кондитеров" я сделал бы предложение Порошенко. Только предложил бы совсем смешные деньги. Это было бы логичным продолжением истории", - говорит Куликовский. В группе "Гута" сообщили, что пока не планируют покупать актив. Как известно, компания "Объединенные кондитеры" уже давно не занималась поглощениями чужих активов в России. Завод как дополнительные мощности кондитерам на насыщенном кондитерском рынке не особо нужен. "Ценны лишь доля рынка и место на полке супермаркета", - говорит Куликовский. Доля рынка российского актива Порошенко сейчас невелика, а что украинский президент будет делать с брендом "имени себя", продаст ли название вместе с "железом" - об этом он еще не говорил.

Вернуть Крым

Один из предвыборных лозунгов "шоколадного короля" - "вернуть Крым", возможно, имеет под собой и личные мотивы. Так уж совпало, что на территории Крыма остался один из его судостроительных активов - Севастопольский морской завод, который был в числе крупнейших на Украине предприятий, специализирующихся на военном и коммерческом судостроении и судоремонте.

Основным акционером "Севморзавода" выступает компания Петра Порошенко "Прайм Эссетс Кэпитал", которая владеет 89,3 % акций. Завод совсем не в лучшей форме и простаивает без заказов, что не помешало ему оказаться в центре скандала. После того как Владимир Путин во время своей "прямой линии" сообщил, что Минобороны разместило в Крыму заказов на военные суда на 5 млрд руб., украинские СМИ тут же написали, что военные корабли для России, вероятно, будет делать завод Порошенко. Но Севастопольский морской завод эту информацию опроверг. И указал, что военные корабли для России производить не может, так как его статус в Крыму еще "не урегулирован", как и у других предприятий полуострова.

Техническое состояние завода не так уж далеко от груды ржавого металла, инвестиций в его модернизацию никто не делал. Производство сменило несколько собственников. В 2010 году структуры Порошенко выкупили долю основного владельца предприятия, россиянина Константина Григоришина (холдинг "Энергетический стандарт" с активами на Украине, один из спонсоров "оранжевой революции" и предвыборной кампании Порошенко), который жаловался, что завод приносит ему лишь убытки.

Как судостроительный актив, завод требует серьезных инвестиций в модернизацию, но в его собственности около 60 га земли, которую можно пустить под застройку. Своих планов в отношении завода Порошенко не озвучивал. Еще во времена Виктора Януковича работники завода устраивали митинг в Севастополе, а экс-президент Украины докладывал, что у завода есть целых 8 заказов, которые, впрочем, предприятие не спасли. В 2013 году "Севморзавод" получил 13,673 млн гривен чистого убытка, что в 2,6 раза больше, чем в 2012 году.

Планы российских властей в отношении данного актива тоже не понятны. "Будет ли это национализация, будут ли предприятия в ведении крымских властей, будет ли это какая-то сделка по продаже частному владельцу - неясно", - говорил замминистра промышленности и торговли РФ Алексей Рахманов в начале апреля этого года. Национализацию завода в Крыму обсуждают в связи с долгами предприятия перед местным бюджетом. Между тем аналитики склоняются к тому, что все-таки это будет не национализация, а покупка, хоть и за долги.

"Наиболее вероятным покупателем может стать российское государство в лице Объединенной судостроительной компании (ОСК). Для частного инвестора в данной покупке слишком велики риски, потому что завод находится в Крыму, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Включение СМЗ в ОСК может происходить двумя путями. Либо он войдет в Южный центр судостроения и судоремонта, либо он может стать основой нового Черноморского центра судостроения и судоремонта ОСК. Загрузить завод работой ОСК сможет достаточно легко. Во-первых, предприятие способно изготавливать новые суда и ремонтировать имеющиеся, входящие в состав Черноморского флота России. Кроме того, по мере развития добычи углеводородов на шельфе Черного моря, Севастопольский морзавод может выполнять заказы в рамках этих работ, ремонтируя и изготавливая различные суда и оборудование для нефтегазодобычи. Можно организовать и производство прочей продукции на предприятии, учитывая его специализацию и имеющееся оборудование", - полагает Антон Сороко. Но покупка такого актива - вопрос, безусловно, политический и зависит от отношений двух стран.

Продажа Петром Порошенко максимального количества своих активов обусловлена в первую очередь тем, что в глазах электората ему необходимо максимально дистанцироваться от других украинских олигархов, тем самым показав, что он готов бороться с ключевой проблемой страны - коррупцией, полагают эксперты. Когда этот процесс завершится, не так уж и важно. Главное - заявить о своем намерении. Порошенко - не тот человек, который будет продавать свои активы по цене существенно ниже рыночной, тем более, что формально его не ограничивают какие-либо временные рамки. Иными словами, торопиться Порошенко особо некуда. А давать обещания, выполнить которые непросто, ему не впервые - обещал же он вернуть Крым Украине. Возможно, что-то из своего бизнеса он все-таки сохранит за собой, имуществом он может владеть через других лиц или структуры.

"Покупателями активов Порошенко, скорее всего, будут его прямые конкуренты, которые с удовольствием приобретут успешные компании главных конкурентов. Что касается приблизительной стоимости, как завода "Ленинская кузня", так и Севастопольского морского завода, то, исходя из нестабильной и кризисной ситуации на Украине, а также срочности сделки, продать заводы по реальной рыночной стоимости Петру вряд ли удастся. Я считаю, что получить 60-70% от рыночной цены - в данном случае это будет очень успешная сделка для нового президента Украины. Если бы не необходимость продавать свои активы, Петр Порошенко этого бы не делал, - говорит аналитик FIBO Group Юрий Цигуш. - Также нужно помнить о возможных "фиктивных" продажах имущества, которые будут ему выгодны. Сюда можно отнести как выставление завышенной цены и невозможность продать активы, так и продажу их своим "партнерам-родственникам" с возможностью в дальнейшем обратной сделки. Ситуация явно не однозначная, и будет интересно понаблюдать за ее развитием". "Активы интересны, и приобретение в долгосрочной перспективе принесет прибыль. К примеру, актив Порошенко - страховая компания "Краина" - показывает не самые плохие результаты. Я думаю, что покупателями Севастопольского завода будут русские. Что касается других активов, то можно предположить, что это будут украинские предприниматели, близкие к Порошенко", - говорит Вадим Ткаченко.