Сибирские шахтеры-рабы не хотят идти в забой

Угольные олигархи жиреют, а горняки работают за еду.
Шахтёрские бунты, ставшие приметой пресловутых лихих 90-х, похоже, возвращаются. В конце прошлого года в Кемеровской области работники сразу нескольких шахт прекратили работу из-за задолженностей по зарплате. Всё это только первые тревожные звоночки. Аналитики свидетельствуют, что угольная отрасль вот уже несколько лет находится в глубоком кризисе. Хотя при этом спрос на уголь растёт, позволяя владельцам угольных компаний получать миллиардные прибыли.

Перед самым Новым годом ситуацию на некоторых шахтах Кемеровской области удалось слегка разрулить. В частности, зарплату получили работники шахт «Заречная» и «Алексиевская». Однако на самом деле подобные выплаты скорее похожи на спешное латание дыр: полностью удалось погасить задолженность лишь за октябрь и часть ноября.

А это значит, что в новом году зарплатные долги скорее всего снова будут накапливаться.

Тяжёлая ситуация сложилась и на шахтоучастке «Октябрьский». В декабре сразу

63 сотрудника известили руководство о том, что не выйдут на работу из-за задержки по зарплате, превысившей 15 дней.

«Падение цены на уголь почти в 2 раза не позволяет покрывать заработки сотрудников и все технические издержки за счёт того объёма угля, который добывается на производстве. Люди абсолютно в своём праве», – прокомментировал ситуацию первый зампред Федерации профсоюзных организаций Кузбасса Сергей Пахомов.

К сожалению, подобное положение дел сегодня складывается на подавляющем большинстве российских шахт. Ещё один печальный пример – шахтёры из Ростовской области, пытающиеся добиться выплат уже более трёх лет. Подземные выработки «Замчаловского антрацита» ранее принадлежали компании «Конгкоул», а сейчас находятся под конкурсным управлением. Однако денег горнякам, похоже, не видать. По подсчётам самих шахтёров, задолженность перед ними составляет 102 млн рублей, местная прокуратура насчитала 86 млн, а вот в региональном правительстве говорят только лишь о 14.

Олигархи в деле

Между тем в Минэнерго считают, что именно угледобыча в ближайшие годы должна стать чуть ли не основным драйвером развития многих регионов страны. По итогам ушедшего 2019 года в ведомстве прогнозировали рост добычи угля на 2,7%, а рост экспорта – аж на 12,5%.

Хотя в противовес официальным заявлениям эксперты на местах давно уже с цифрами в руках констатируют глубокий кризис угледобывающей промышленности.

Так, например, в Кемеровской области год от года стремительно увеличивается доля убыточных угольных компаний. По итогам восьми месяцев 2019 года убытки показали 48,3% предприятий отрасли.

«Дефицит денежных ресурсов приводит к сворачиванию инвестиционных программ и как следствие отказу от ввода новых мощностей и ухудшению ситуации на имеющихся, что отражается на промышленной безопасности. Отсюда и уровень аварийности, – констатирует доцент Финансового университета при правительстве РФ Константин Поздняков. – Отрасль является социально значимой, многие предприятия градообразующие. В одной только Кемеровской области 18 моногородов (в целом по России – 31), связанных с отраслью».

Заметим, что при этом в отрасли уже давно нет ни одного государственного предприятия – весь уголь страны ещё с конца 90-х годов находится в частных руках. Причём частники, похоже, чувствуют себя вполне неплохо. Среди крупных холдингов отрасли, в частности, ЕВРАЗ Романа Абрамовича, «Мечел» Игоря Зюзина и др. (см. справку). Кроме того, угольные активы есть и у некоторых крупных металлургических комплексов, как, например, у «Северстали» Алексея Мордашова или НЛМК Владимира Лисина.

Нетрудно предположить, что у таких крупных собственников проблем с выплатами зарплаты уж точно быть не должно. Тем более что спрос на уголь, по прогнозам аналитиков, в ближайшее время станет расти.

«Уголь будет вторым по значимости ресурсом после нефти. Кроме того, уголь является пятым экспортным продуктом для страны после нефти и газа, – отмечает Константин Поздняков. – Также концентрат коксующегося угля используется как сырьё для изготовления кокса, который служит одним из основных компонентов при производстве чугуна на металлургических предприятиях (ММК, «Северсталь», НЛМК и др.). Потребителями энергетического угля выступают ТЭЦ и цементные заводы».

Зарплата продуктами

На этом фоне весьма красноречиво выглядит факт раздачи продуктовых карточек шахтёрам Кузбасса. В декабре карточки номиналом 1000 рублей получили работники АО «Шахта «Заречная», АО «Шахта «Алексиевская» и шахтоучастка «Октябрьский». Поначалу в некоторых СМИ даже прошла информация, что карточки начали выдавать в счёт долгов по зарплате, общий объём которых по состоянию на конец года составлял 162 млн рублей.

На поверку, однако, оказалось, что тысячу рублей на продукты шахтёры получили – внимание! – в качестве стимулирующей выплаты к Новому году. Ну, как говорится, дарёному коню в зубы не смотрят.

Впрочем, если дела с финансированием угольных предприятий так пойдут и дальше, не исключено, что продуктовые карточки придётся раздавать шахтёрам не только в качестве новогодних подарков.

Так, всё в той же Кемеровской области по состоянию на 1 ноября прошлого года объём кредиторской задолженности предприятий угольпрома составил 194 млрд рублей.

«Как практикующий экономист и финансист говорю, что от 40 до 50% от этой заложенности так и не будет выплачено, – считает предправления АО «Кузнецкбизнесбанк» Юрий Буланов. – То есть половину этих средств кто-то недополучит, и эти суммы лягут на убытки. То есть те убытки, которые уже сейчас несут организации области, значительно вырастут. И не факт, что некоторые предприятия это вообще переживут».

Кстати

Бедственное положение угольных предприятий выглядит тем более странно, если учесть, что уголь – это пятый базовый экспортный продукт страны. По данным Минэнерго, Россия входит в тройку крупнейших поставщиков угля на мировой рынок наряду с Индонезией и Австралией.

Нынешние проблемы угольной отрасли касаются порядка 150 тыс. человек – именно столько людей занято непосредственно на предприятиях угольпрома, ещё 500 тыс. рабочих мест приходится на смежные отрасли.

Угольные предприятия являются градообразующими для 31 моногорода страны, в которых сегодня проживают около 1,5 млн человек.

50% всей электроэнергии Сибири и Дальнего Востока производится угольной генерацией.

Кроме того, угольная промышленность – главный работодатель железнодорожников. На перевозку угля приходится 39% всего железнодорожного грузооборота в стране.

Справка
Кому принадлежит российский уголь


Приватизацию угольной отрасли страны начал ещё президент Борис Ельцин в 1992 году. По тогдашнему президентскому указу 25% акций новообразованных АО получали трудовые коллективы, часть акций на льготных условиях могло выкупить руководство предприятия, ещё часть планировалось вложить в уставные капиталы госкомпаний.

Подобная схема приватизации в итоге привела к тому, что уже к 1995 году большая часть средств, направляемых на поддержку отрасли, разворовывалась, при этом всё большее количество предприятий переходило в руки представителей оргпреступности.

Приватизационные процессы в отрасли продолжались вплоть до начала 2000-х годов. В разное время в приватизации российского угля поучаствовали Евгений Примаков, Сергей Кириенко и, конечно же, Анатолий Чубайс. Последний приватизировал уголь как в должности вице-премьера, так и будучи главой РАО ЕЭС.

Сегодня угледобывающие компании полностью сосредоточены в руках частного бизнеса, причём на долю топ-10 компаний приходится более 70% добычи. Подавляющее большинство угледобывающих компаний страны сосредоточены в Кузбассе и на Дальнем Востоке.

Среди крупнейших игроков отрасли можно выделить Сибирскую угольную энергетическую компанию (АО «СУЭК») Андрея Мельниченко, «Кузбассразрезуголь», контролируемый Искандером Махмудовым и Андреем Козицыным, «СДС-УГОЛЬ», Михаила Фадеева и Владимира Гридина, «Евраз» Романа Абрамовича и Александра Абрамова, «Сибантрацит», бенефициаром которого является Дмитрий Босов, «Мечел», принадлежащий Игорю Зюзину и его семье, а также Кузбасскую топливную компанию Игоря Прокудина и Вадима Данилова.
Ирбитский фармзавод Ремянко вошел в клинч с ФНС
Власти предупреждают актив о выселении. Сотни миллионов ушли в пользу иностранной компании.
Деньги «Скола» разлетелись по карманам Шиловых
Управляющий требует изъять земли у международного аэропорта Калининград. Суд согласовал арест миллионов на счетах и имущества.
Льва Леваева делают бездомным
Генпрокуратура России посчитала, что приватизация двух отелей в Минводах прошла с нарушениями.
Присяжных закидали золотом и драгоценностями Арашуковых
Гособвинение предъявило ценности фигурантов уголовного дела.
Московской фирме не удалось прикинуться китайским Shein
Роспатент защитил бренд от российского конкурента.
Нидерландское Salym учат говорить по-русски
«Газпром нефть» через суд переводит СП в российскую юрисдикцию.
Русского кибермошенника отправили этапом в США
США считают Дениса Дубникова причастным к работе группировки кибермошенников, которые использовали вредоносное ПО для шифрования файлов на компьютерах жертв и требовали выкуп за разблокировку.
Миллиардер Тукаев спасает активы разводом
Погрязший в долгах подрядчик «Роснефти» и птицевод из Лениногорска тасует недвижимость, машины и доли в бизнесе с близкими.
Миллиарды из "МИЦ" перекачиваются в Лондон
Скандально-известный промоутер бокса и строительный бизнесмен Андрей Рябинский собирается в Лондон, оставив "с носом" дольщиков и кредиторов группы "МИЦ"
От «Ковбоя» до «Аурус»: кто стоял за авантюрами в российском автопроме
Удивительные взлёты и банкротства отрасли.
«Полиметалл» отводит ФНС глаза
Продажу десятков тысяч тонн руды представили попутной добычей. Золотопромышленники ищут способ снизить налоговое бремя.
От «Мозгобойни» у акционеров мозги кипят
Половина акционеров сети паб-квизов «Мозгобойня» обвинила остальных в тайном выводе товарных знаков и денег из головной компании на Кипре в екатеринбургскую.
ФАС ударила по РЖД током
ОАО РЖД не пускают на оптовый энергорынок.
Губернаторов Артамоновых повязали "Русланом"
Долгие годы никому не известная фирма с шлейфом из массы судебных исков получает от Калужской и Липецкой области миллиарды. Не исключено, что к этой "мутной" истории могут иметь отношение губернаторы регионов.
Россиян оставили без швейцарских шоколадок
Производитель шоколада Lindt остановил поставки и закрыла свои российские магазины в начале марта, а теперь окончательно покидает рынок РФ. Причины решения не называются.
Жидомасонская риторика отца Сергия возбудила прокуратуру
На этот раз бывшему духовнику Среднеуральского женского монастыря вменяют разжигание ненависти к представителям других религиозных конфессий. Свою вину он не признал.
Секреты улетали в Китай на гиперзвуковых ракетах «Циркон»
За работу на китайскую разведку наказывать по всей строгости не принято.
Госдеп Белоусов исчез, не попрощавшись
Депутат Вадим Белоусов исчез, не дослушав приговор за миллиардные взятки.
Юрию Шевчуку суд напел штраф
Шевчук на заседании не присутствовал, но передал через адвоката антивоенное заявление.
В МВД запахло «Энергогазом»
«Энергогаз» готовится к новой продаже актива за 1,8 миллиарда. Долю в «Научном-6» реализуют с помощью публичного предложения.