Shell начала либерализацию в России

Регулирование цен на газ мешает партнерству с "Газпромом".
10.02.2017
Как и предполагал "Ъ", "Газпром" просил правительство частично освободить его от регулирования внутренних цен на газ ради двух проектов с Shell — "Балтийского СПГ" и третей очереди СПГ-завода на Сахалине. "Газпром" и Shell планируют привязать стоимость сырья для них к мировым ценам на углеводороды. По мнению аналитиков, использование такой практики, позволяющей партнерам разделить риски, может активизировать дискуссию о либерализации газового рынка в России.

"Ъ" выяснил, зачем Минэнерго подготовило проект постановления правительства, разрешающего "Газпрому" продавать газ на внутреннем рынке не по регулируемой цене, если сырье поставляется для производства СПГ или газохимии на экспорт (о проекте см. "Ъ" от 8 февраля). По данным "Ъ", поводом стало письмо главы "Газпрома" Алексея Миллера Дмитрию Медведеву, отправленное еще в августе 2016 года (копия есть у "Ъ"). Господин Миллер сообщал премьеру, что у "Газпрома" и англо-голландской Shell есть планы строительства двух СПГ-проектов — "Балтийского СПГ" и третьей очереди СПГ-завода на Сахалине. В обоих случаях ресурсной базой будут месторождения "Газпрома" (в Западной Сибири и на шельфе Сахалина соответственно). "Газпром" и Shell договорились заключить долгосрочные контракты на поставку газа для сжижения между монополией и проектными компаниями СПГ-заводов.

Как указывал в письме Алексей Миллер, "иностранный партнер" предложил сделать ценообразование в таких контрактах формульным с привязкой к "мировым ценам на углеводороды". Это, по его словам, необходимо "для разделения рисков и прибылей от изменения мировой рыночной конъюнктуры с поставщиком газа". Но тогда цена сырья для СПГ может отличаться от регулируемой ("Газпром" сейчас не вправе отклоняться от нее в контрактах на внутреннем рынке), поэтому необходимо изменение нормативной базы. Дмитрий Медведев, по данным "Ъ", дал поручение по этому вопросу Минэнерго и ФАС. В письме также упоминается "ряд (будущих.— "Ъ") экспортно ориентированных проектов в области газохимии", их реализация "может быть затруднена без новых механизмов ценообразования". В "Газпроме" и Shell вопрос не комментируют.

Как полагают собеседники "Ъ" в отрасли, бенчмарком, на основе которого сделают формулу, наверняка будет нефть (Brent или, возможно, JCC для Сахалина). При торговле СПГ, особенно в Азии, в большинстве сделок используется нефтяная привязка. "Это удобно: нефть легко хеджировать и это понятный инструмент для банков при получении проектного финансирования",— заметил один из источников "Ъ". Собеседники "Ъ" отмечают, что согласование цены сырьевого газа — стандартная практика в проектах, где не все акционеры в равной степени участвуют во всех стадиях создания стоимости (добыча--переработка--сбыт). Например, в американском СПГ-проекте Sabine Pass (в нем у Shell существенная offtake-позиция) цена сырья привязана к котировкам газовой биржи Henry hub с коэффициентом 1,25. Пример другой конфигурации — "Ямал СПГ", где НОВАТЭК и другие акционеры в одинаковой степени участвуют и в добыче, и в производстве СПГ, а маржа сконцентрирована в проектной компании.

В "Газпроме" не пояснили, означает ли выбранная схема разделения рисков, что Shell в рамках новых СПГ-проектов в РФ не будет участвовать в добыче. Shell заявляла об интересе к Южно-Киринскому месторождению "Газпрома" (ресурсной базе третьей очереди СПГ-завода на Сахалине), но после введения санкций США в отношении месторождения этот вариант отпал. Ресурсной базой "Балтийского СПГ" должно стать не конкретное месторождение, а поставки газа из единой системы газоснабжения "Газпрома".

Shell, конечно, не заинтересована в дорогом сырье, но ей важно получать газ гарантированно и по понятной цене, отмечает Валерий Нестеров из Sberbank Investment Research. "Формульное ценообразование делает Shell менее зависимой от "Газпрома" или решений правительства РФ по тарифам",— поясняет он. С другой стороны, по мнению эксперта, необходимость особого регулирования для данного случая "делает все более актуальной задачу создания нормального газового рынка".