«Самолет» опылил миллиардеров дензнаками

Создатели девелопера «Самолет» смогли найти общий язык с главными российскими лендлордами, собрали крупнейший земельный банк и провели первое за девять лет IPO строительной компании.
30.12.2020
На свое 60-летие весной 2010 года певица Алла Пугачева могла получить по-настоящему дорогой подарок. На Васильевском острове в Санкт-Петербурге планировали заложить фундамент концертного зала имени народной артистки СССР, увенчанного аркой в форме буквы «П», где разместились бы офисы и вип-апартаменты. Помочь с финансированием проекта стоимостью около $100 млн в январе 2009 года взялся хороший знакомый Пугачевой, совладелец группы «Русское море» Максим Воробьев. В проект он пригласил своего младшего партнера по «Русскому морю» малоизвестного бизнесмена Михаила Кенина.

Театр Аллы Пугачевой так и остался на бумаге, и через какое-то время Воробьев и Кенин вышли из проекта. Зато из их партнерства вырос один из крупнейших российских девелоперов — группа «Самолет». Начав в 2014 году, за шесть неполных лет «Самолет» занял восьмое место по размеру выручки среди строителей массового жилья в России. В октябре группа стала первой за последние девять лет строительной компанией, которая провела IPO на Московской бирже. Инвесторы оценили ее в 57 млрд рублей.

В «Самолете» уже Максим Воробьев примерил роль младшего партнера — ему принадлежит миноритарная доля лишь в одной из структур девелопера. Кенин владеет 37,5% акций всей группы — основатель компании сохраняет таинственность и не дает интервью. Для этой статьи встретиться с Forbes согласился гендиректор «Самолета» Антон Елистратов.

Фамилия Воробьева не раз служила поводом для разговоров о том, что за стремительным взлетом «Самолета» стоит административный ресурс. Брат Максима Воробьева Андрей — видный «единорос», с 2012 года губернатор Московской области, а отец Юрий — давний соратник и близкий друг нынешнего министра обороны и бывшего главы МЧС Сергея Шойгу. У самой компании другая версия объяснения причин собственного успеха.

Сергей Шойгу и Юрий Воробьев не только давние товарищи, но и соседи по Рублевке. Их дачи расположены на смежных участках с живописным видом на Москву-реку, по выходным здесь могут собираться обе семьи. Незадолго до кризиса 2008 года родственники Шойгу и Воробьева были вовлечены в несколько девелоперских проектов на Рублевке. Например, компания жены Юрия Воробьева Людмилы была в числе соучредителей в компании «Раздоры Сити», она собиралась строить элитный коттеджный поселок вместе с главными рублевскими латифундистами — сооснователями «Вимм-Билль-Данна» Давидом Якобашвили F 136, Гавриилом Юшваев F 51ым и Тимофеем Клиновским. Еще одним соучредителем в этой компании был Михаил Кенин. Из-за кризиса проект заморозили.

Михаил Кенин не стал отвечать на вопрос Forbes о том, как он пришел в бизнес и познакомился с Воробьевым. Знакомый Кенина характеризует его как бизнесмена с хорошей деловой хваткой и большим количеством проектов, в том числе инвестициями в ресторанный бизнес и торговые центры в Европе.

В 2007 году Кенин и Максим Воробьев решили попробовать свои силы в крупном девелоперском бизнесе и стали миноритариями с долей 25% в только что учрежденной компании «Главстрой-СПб». Это была одна из «дочек» строительного холдинга «Главстрой» миллиардера Олега Дерипаски F 41 с амбициозными планами в северной столице, где компания скупила большой земельный банк на окраине города и объявила о проектах на 6 млн кв. м. Еще одним крупным проектом Кенина и Воробьева в Санкт-Петербурге стала компания «СПб-Реновация» — в 2010 году эта компания выиграла конкурс на право реконструировать 22 квартала в девяти районах Петербурга.

В «Главстрой-СПб» Кенин и Воробьев познакомились с ее гендиректором Игорем Евтушевским, который также руководил олимпийскими стройками Дерипаски в Сочи. В кризис «Главстрой-СПб» столкнулся с типичными для всех строителей проблемами — продажи встали, банки требовали выплат по многомиллиардным кредитам. В 2019 году Евтушевский рассказывал Forbes, что компания умудрялась строить быстрее и дешевле конкурентов: «В среднем в Петербурге все компании строили за 3–3,5 года, мы — за 1,5, причем с отделкой, и заселяли. Средняя цена жилья экономкласса на рынке тогда составляла 72 000 рублей за кв. м, мы начинали продавать метр за 49 900 рублей».

Менеджерские качества Евтушевского оценил и Кенин и в 2012 году предложил ему создать собственную девелоперскую компанию. Евтушевский согласился и забрал с собой часть команды из «». Свою роль сыграло и то, что Дерипаска хотел видеть в питерской компании как можно больше своих менеджеров, люди Кенина и Воробьева все-таки были для него чужими, рассказывал Forbes бывший менеджер «Главстроя». Новую компанию назвали «Самолет» — так назывался боулинг-центр, которым Евтушевский управлял в начале 2000-х, а также дореволюционная пароходная компания в Поволжье, где он вырос.

Знакомые Евтушевского хорошо отзываются о нем. «Хороший, умный мужик, — говорит бывший коллега Евтушевского по «Главстрою». — Думающий, целеустремленный». «Игорь Евтушевский — крутой человек, энергичный, прагматичный, эффективный, во многом его качества нашли отражение в компании», — говорит Антон Елистратов, сменивший Евтушевского на посту гендиректора «Самолета» в 2019 году.

Возглавив «Самолет», Евтушевский получил в группе компаний миноритарную долю в 7%. А основными акционерами стали Кенин и бизнесмен Павел Голубков. В первом доступном отчете девелопера за третий квартал 2016 года говорится, что Кенину и компании Optimus Prime Голубкова принадлежало по 44% в «Самолете». В своих интервью Евтушевский описывал Голубкова как непубличного бизнесмена с интересами в стройке и лизинге. Голубков не чужд бизнес-проектам с рублевской землей, он совладелец и глава компании «Остров», которая, как писало издание «Проект», владела 250 га на Рублевке. Партнеры Голубкова в этой компании — дети Тимофея Клиновского и Гавриила Юшваева Тимур и Илья. Кенин и Голубков на первом этапе выступили основными инвесторами «Самолета», говорит Елистратов. По его словам, речь идет о десятках миллионов евро.

Джентльменский клуб

Антон Елистратов говорит, что имел отношение к «Самолету» еще на этапе его создания. В 2011 году он в возрасте 30 лет ушел из канадской юрфирмы Macleod Dixon, где был одним из партнеров и занимался M&A-сделками в горной добыче и нефтянке. Елистратов устроился в небольшую московскую консалтинговую компанию Leanvest, среди клиентов которой были Максим Воробьев, Михаил Кенин и Павел Голубков. Через несколько лет они перешли уже в собственную компанию Елистратова CFC Management, которая оказывала инвестиционные консультации для десятка клиентов. Елистратов входил в советы директоров «Главстрой-СПб» и «СПб Реновации», а в 2012 году обсуждал с Кениным и Евтушевским, есть ли на строительном рынке место для нового большого девелопера. Когда «Самолет» запускал свои первые проекты, Елистратову предложили стать независимым директором в компании.

Елистратов говорит, что партнеры сразу решили строить компанию с крупным земельным банком, но четко понимали — все истории неуспеха в недвижимости связаны с большим долгом. Вместо того чтобы идти в банки, создатели «Самолета» обратились к крупнейшими лендлордам Подмосковья.

Первым партнером стала группа «Абсолют» Александра Светакова F 49. В 2014 году «Самолет» начал возводить на 133 га его земли в Люберцах жилой комплекс площадью 811 344 кв. м. Все земли полностью принадлежат компании «Самолет Девелопмент», а за «Абсолютом» закреплено право на 26% квартир в комплексе. В большинстве других проектов лендлорды передавали земли компании-застройщику из группы «Самолет», получая взамен долю до 49%. В орбиту начинающего девелопера попали и бывшие партнеры Светакова — экс-депутат Госдумы Дмитрий Саблин F 18и владелец группы RDI Дмитрий Аксенов. В начале 2000-х Светаков, Саблин и Аксенов не без поддержки подмосковного губернатора Бориса Громова и организации «Боевое братство», объединившей ветеранов афганской и чеченских войн, стали владельцами больших участков земли в регионе, а затем разделили бизнес. На землях Саблина рядом с аэропортом Домодедово «Самолет» запустил свой крупнейший проект — «Пригород Лесное» на почти 2,5 млн кв. м недвижимости.

Среди партнеров «Самолета» — миллиардеры Роман Абрамович и Александр Клячин. Есть и менее громкие имена, например партнерами в проекте под деревней Ерино в новой Москве выступают бывшие топ-менеджеры «Газпрома» Богдан Будзуляк и Петр Родионов.