С московских чекистов списали просроченные махинации

Экс-сотрудников управления «К» ФСБ освободят от ответственности за обман застройщиков.
На заседании Московского гарнизонного военного суда по делу в отношении бывших сотрудников управления «К» ФСБ России Дмитрия Фролова и Андрея Васильева адвокат последнего Александр Гофштейн попросил прекратить уголовное преследование своего доверителя за мошенничество в особо крупном размере в связи с истечением срока давности. Потерпевшие сочли это заявление признанием вины и дали понять, что именно их аргументы вынудили обвиняемого отказаться от борьбы. Защита Андрея Васильева утверждает, что он просто не хочет больше участвовать в процессе и добиваться публичного оправдания. Поскольку прокуратура поддержала фигуранта, к новогодним каникулам он может остаться без дела.

Адвокат Гофштейн ходатайствовал о прекращении уголовного преследования своего клиента, обвиняемого в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ), в связи с истечением десятилетнего срока давности. Одновременно защитник попросил суд снять арест с имущества семьи Андрея Васильева, наложенный в рамках расследования.

С первой частью заявленного ходатайства согласились представители гособвинения и оба потерпевших. Один из них, бизнесмен Сергей Гляделкин, пояснил “Ъ”, что никогда и не настаивал на отправке Андрея Васильева в колонию. «Известно ведь, что тюрьма никого еще не сделала лучше»,— пояснил “Ъ” господин Гляделкин. При этом заявленное ходатайство он расценил как признание подсудимым вины и, соответственно, свою победу на процессе. «Еще несколько дней назад все подсудимые говорили, что пойдут до конца и будут добиваться полного оправдания и реабилитации,— рассказал Сергей Гляделкин.— После того как я и второй потерпевший Игорь Ткач высказали свои аргументы и привели доказательства совершенных у нас хищений, подсудимый и его защитник поняли, что назад дороги не будет и резко поменяли свою позицию».

Господин Гляделкин особо отметил, что в случае прекращения уголовного преследования Андрея Васильева за потерпевшими сохраняется право предъявлять ему гражданские иски, которым они обязательно воспользуются.

С учетом этих пожеланий вторую часть ходатайства адвоката Гофштейна его процессуальные противники уже не поддержали. Поскольку имущество семьи Андрея Васильева, состоящее из десятков объектов недвижимости в Московской области, может в значительной мере компенсировать потерпевшим ущерб, последние посчитали, что его следует оставить под арестом. Прокуратура тоже сочла их аргументы обоснованными.

«Ходатайство подсудимого говорит лишь о том, что человек не хочет больше тратить время на участие в процессе и отказывается от публичного оправдания в суде, к которому стремился ранее»,— заявил адвокат Гофштейн.

Судья, оценив аргументы сторон, сообщил, что, согласно тексту обвинительного заключения, подсудимые получили юридическую возможность распоряжаться похищенным имуществом 8 декабря 2011 года. Таким образом, десятилетний срок их привлечения к уголовной ответственности за особо крупное мошенничество истек 8 декабря этого года.

О своем решении по ходатайству судья сообщит на заседании 28 декабря, однако уже очевидно, что в этот день подсудимый Васильев вместе со своим защитником покинут гарнизонный суд.

Напомним, обвиняемыми по уголовному делу о мошенничестве стали три бывших сотрудника управления «К» ФСБ РФ: заместитель начальника управления Дмитрий Фролов, руководитель «банковского» отдела Кирилл Черкалин и оперативник Андрей Васильев. По версии следствия, запугав в 2011 году бизнесменов Гляделкина и Ткача перспективой возбуждения в отношении них уголовного дела, фээсбэшники вынудили потерпевших безвозмездно передать им доли в своей компании, владеющей квартирами в новостройках в московском районе Левобережный. Недвижимость оказалась в собственности двух аффилированных с подсудимыми банкиров, которые успели скрыться в Великобритании, а потерпевшим был нанесен ущерб на сумму более 600 млн руб.

Дмитрию Фролову и Кириллу Черкалину инкриминируется еще и получение взяток (ч. 6 ст. 290 УК РФ). По версии следствия, в 2007–2013 годах они получали по €100–150 тыс. в месяц за общее покровительство банку «Кредитимпэкс». Один из акционеров кредитной организации, Георгий Шкурко, обвиняется в передаче этих взяток (ст. 291 УК РФ); его дело рассматривается в том же процессе в гарнизонном суде. Кирилл Черкалин, в отличие от своих сообщников, признал вину и еще в апреле этого года был осужден в особом порядке на семь лет.

После прекращения уголовного преследования чекиста Васильева его подельников продолжат судить, но полковник Фролов в любом случае избежит срока за мошенничество.
Плотогон Лавров - какие у главы МИДа увлечения
«Мистер Озабоченность» и «Господин Нет» – так называют Сергея Лаврова в мире. Последнее прозвище дипломату льстит – так же называли его советского коллегу Андрея Громыко.
Оппозиционера Яшина не отпустили под залог
Суд над Ильей Яшиным начался с продления ему ареста на полгода.
Братьям Магомедовым дали 45 лет на двоих
Совладельцев «Суммы» обвиняли в хищении более 11 миллиардов рублей.
Экс-госдеп Валерий Рашкин: пенсия маленькая, но приходится еще и купленную лосиху кормить
Экс-депутат также рассказал, как выживает на государственную пенсию, работает с профсоюзами и готовится к выборам мэра Москвы.
Брат Галкина зарабатывает на бронетранспортерах миллиарды. Без шуток
В отличие от Максима Галкина, его брата Дмитрия широкая публика не знает. Однако именно он контролирует бизнес-империю, которую оставили братьям Галкиным их родители. Как он зарабатывает и живёт.
Красовский свалил с RT на аутсорс
Скандально известный журналист Антон Красовский ушёл из RT на аутсорсинг, учредив компанию «Антонимы». 18 ноября сведения о создании такой организации появились в ЕГРЮЛ.
С подачи Бровко о светской жизни Чемезова узнали все
В ходе рассмотрения апелляций на арест двух фигурантов дела о вымогательстве 11 млн рублей у главы госкорпорации «Ростех» выяснилось, кто нашел в Сети пост о Сергее Чемезове и инициировал преследование журналистов.
Осенний призыв в Раменках поверяли стиральной машинкой
Полковник Мертвищев потребовал от военкома Раменок взятку в виде стиральной машины не дешевле 70 тысяч рублей за проверку осеннего призыва, считает следствие. Тот признал свою вину. Его поместили под домашний арест на два месяца
71 миллиард рублей субсидиарки Бинбанка разделили на двоих
Суд по иску Банка России взыскал их солидарно с бывших владельца и председателя правления Бинбанка Микаила Шишханова и Александра Лукина.
Чекист разбросал нетрудовые деньги почти по 400 счетам
У рекордсменов по количеству счетов среди силовиков нашлись новые активы.
Бизнес московского цветочного короля горел дважды
Почему загорелось здание цветочного склада в Москве и кто за это ответит.
Семья банкира Столяренко расплатится вместо чекиста
По делу о мошенничестве арестованы впечатляющие активы.
Владельцы московского ЦУМа увлеклись самостроем
Власти Москвы и Генпрокуратура добиваются сноса незаконной постройки ЦУМа на Петровке. Есть решение суда, но главный бутик страны не спешит его исполнять. Как ведут дела владельцы ЦУМа.
Военный суд не дал посадку офицерам, строившим казармы для летчиков
Оправданы офицеры, обвиняемые в особо крупном мошенничестве.
Владелец ПИКа Сергей Гордеев прячется от Собянина за спину гендиректора
Доходы в сотни миллиардов, быстрые стройки, массовые жалобы и нарушения, падающие лифты и погибшие рабочие — всё это группа компаний ПИК. Как живёт холдинг и его владелец-миллиардер Сергей Гордеев.
Аркадий Новиков напек новых пончиков
Американская сеть кондитерских Krispy Kreme свернула бизнес в России во втором квартале на фоне военной спецоперации на Украине. На месте закрывшихся кафе ресторатор Аркадий Новиков запустил новую сеть кондитерских с пончиками.
Серийный страховщик Гришин арестован заочно
Теневой бенефициар «Подмосковья» и ряда других страховых компаний задолжал несколько миллиардов.
Дана Борисова развела экс-мужа на алименты для поездки в Корею
Дана Борисова отсудила у бывшего мужа алименты на 15-летнюю дочь.
Собчак повинилась перед Чемезовым
Ксения Собчак извинилась перед главой "Ростеха". Что ужасного было в посте о дне рождения Бокарева — не говорится.