Руслан Байсаров построит дорогу Кызыл – Курагино с помощью государства

Если частный проект долларового миллиардера Байсарова не окупится, с кредиторами расплатится государство.
04.12.2017
Один из крупнейших транспортных проектов в России – железная дорога Кызыл – Курагино протяженностью 410 км к угольному месторождению Элегест – утвержден в правительстве. Концессионное соглашение с инвесторами согласовано на совещании у зампреда Аркадия Дворковича, сообщили два участника обсуждений и подтвердил представитель Дворковича. Дорога обойдется в 192,4 млрд руб.

Построит дорогу «ТЭПК Кызыл – Курагино», по 47,5% в ней – у Тувинской энергетической промышленной компании (ТЭПК) Руслана Байсарова и у «Лидера». Каждая компания вложит по 28,9 млрд руб., а «Лидер», управляющий активами пенсионных фондов, организует размещение проектных облигаций на 134,6 млрд руб.

5% «ТЭПК Кызыл – Курагино» будет принадлежать оператору – РЖД, она поможет проектировать дорогу, но не финансировать. Условия перечислили участники совещаний, где обсуждался проект.

Представитель ТЭПК подтвердил информацию: ожидается, что «Лидер» разместит облигации среди НПФ и институциональных инвесторов и обеспечит их выкуп. Это означает, что «Лидер» обязуется взять на баланс все облигации, которые не сможет продать, – редкий случай, говорит консультант инфраструктурных проектов. 134,6 млрд руб. – это почти треть средств под управлением «Лидера», по данным на первое полугодие.

Представитель «Лидера» от комментариев отказался. Но человек, близкий к «Лидеру», знает, что компания рассматривает для себя роль кредитора. РЖД – перевозчик и будет курировать технологии, пояснил представитель компании.

К разработке Элегестского месторождения Байсаров пытается приступить с 2011 г., когда он вместе Игорем Алтушкиным приобрел Енисейскую промышленную компанию и лицензию на месторождение у структур Межпромбанка Сергея Пугачева. Но Межпромбанк обанкротился, на его активы был наложен арест, а потом сорвались попытки получить госпомощь – обещанные 86 млрд руб. из фонда национального благосостояния проекту не дали.

 Но без господдержки проект не останется, рассказывают участники обсуждения. Государство гарантирует концессионеру минимальную доходность – если тот недополучит прибыль по итогам года, бюджет компенсирует потери. Рядом с будущей дорогой расположены угольные месторождения «Северстали», Evraz Group и En+. Но зарабатывать проект пока будет только на перевозках угля с Элегестского месторождения. Другие перевозки не заложены в финансовой модели, объясняет представитель ТЭПК.

Но ключевой финансовый риск для государства – другой. Если соглашение будет расторгнуто, государство погасит весь долг перед кредиторами (в том числе перед «Лидером»), говорят два участника совещаний и человек, близкий к РЖД. Государству придется выкупать и гасить облигации если не сразу, то за год или два, объясняет консультант инфраструктурных проектов. Срок обращения облигаций – 15 лет, а ожидаемая доходность – «инфляция плюс 4%», знает представитель ТЭПК.

Выше, чем у многих других проектов, констатирует консультант.

ТЭПК в случае расторжения соглашения потеряет вложенные 29 млрд руб., говорят три участника обсуждений. А право пользования дорогой перейдет государству, отмечает представитель ТЭПК. Но инвестиции «Лидера» (те же 29 млрд) защищены на случай прекращения концессии по вине концедента, рассказывает человек, близкий к переговорам, не объясняя, каким образом.

Соглашение будет расторгнуто, если ТЭПК не построит одновременно с железной дорогой горно-обогатительный комбинат мощностью 15 млн т за 130,8 млрд руб., говорят участники обсуждений. Он позволит окупить инвестиции, указывает представитель ТЭПК.

 Государство может расторгнуть соглашение и в случае, если ему придется более чем два раза выплачивать недополученную минимальную доходность, подтверждают три участника переговоров. «Что выгоднее – ждать роста цен на сырье, обеспечивая гарантированный доход концессионеру вплоть до 30 лет, или прекратить, разом погасив кредит», – говорит один из них. Подобных условий расторжения не было в других концессиях, полагают четыре консультанта.

Человек, близкий к «Лидеру», не считает высоким риск расторжения соглашения. До его подписания должен состояться конкурс либо нужно распоряжение премьер-министра, говорит человек, знакомый с планами «Лидера».

 Концессий с гарантией минимальной доходности не больше десятка, отмечает исполнительный директор Национального центра ГЧП Максим Ткаченко. В этой концессии заложен тариф $100 за 1 т, знает человек, близкий к РЖД, а цена 1 т коксующегося угля будет $120–130, ссылается представитель ТЭПК на KPMG.

ТЭПК может добывать около 6 млн т в год, считает аналитик АКРА Максим Худалов, выручка может быть от $600 млн в год, EBITDA – $150 млн (9 млрд руб. по текущему курсу), окупаемости проекта можно достичь за 10–15 лет, дороги – за 20 лет. Но цены на коксующийся уголь крайне волатильны, а модернизация сталеплавильных мощностей в Китае может снизить потребление угля, предполагает Худалов. И требования к качеству угля ужесточаются, добавляет директор по инвестициям TKC Partners Андрей Третельников.

 Представитель «Северстали» рад, что проект сдвинулся с мертвой точки, компания будет изучать его. С представителем Evraz Group связаться не удалось, представитель En+ отказался от комментариев.

Строительством дороги и комбината инвестиции не исчерпываются. В письме Дворковичу (председатель совета директоров РЖД) президент РЖД Олег Белозеров писал, что планируется угольный терминал в порту Ванино – и общие расходы на весь проект составят 346,6 млрд руб. РЖД расширяет участок Междуреченск – Тайшет Красноярской железной дороги (стоимость – 45,6 млрд руб.), чтобы перевозить грузы с Кызыл – Курагино в порты Дальнего Востока, утверждает представитель РЖД.

Долгая дорога к Элегесту

В 2011 г. Байсаров совместно с Алтушкиным, партнером по Русской медной компании, приобрел Енисейскую промышленную компанию, а вместе с ней – лицензию на месторождение у структур Межпромбанка. В тот же год правительство утвердило концепцию строительства железной дороги, но 95% акций оказалось заложено по кредитам обанкротившегося Межпромбанка. Байсаров утверждал, что это угрожает стройке, но в 2013 г. приобрел лицензию для добычи угля на 20 лет по стартовой цене 548 млн руб. и проектную документацию за символические 6,5 млн руб. Он также выкупил у Геннадия Тимченко блокпакет компании «Мост», построившей мосты во Владивостоке к саммиту АТЭС на остров Русский и для Олимпиады в Сочи, позже довел долю до контрольной. В 2013 г. первый вице-премьер Игорь Шувалов дал поручение проработать вопрос о предоставлении ТЭПК госгарантий на 75% от стоимости проекта, рассказывал федеральный чиновник «Ведомостям». Проект претендовал на 86 млрд руб. из фонда национального благосостояния, но деньги так и не получил.