«Ростелеком» встал на защиту «золотого парашюта»

Ростелеком рискнул поспорить со своим основным акционером — Росимуществом — об уместности выходного пособия в 200,88 млн руб. своего бывшего президента Александра Провоторова.
22.01.2014
«Ведомости» ознакомились с текстом жалобы, направленной «Ростелекомом» в 13-й Арбитражный апелляционный суд Петербурга. Оператор требует пересмотреть вердикт петербургского арбитражного суда от 2 декабря 2013 г., отменивший пункт решения совета директоров «Ростелекома» о выплате Провоторову 200,88 млн руб. в связи с досрочным увольнением.

Провоторов возглавил «Ростелеком» в июле 2010 г. с месячным окладом в 950 000 руб. В мае 2012 г. совет директоров продлил его контракт еще на два года, а заодно увеличил оклад до 3,1 млн руб. в месяц. Тогда же совет решил, что в случае досрочного увольнения Провоторову причитается не три среднемесячных заработка (как было установлено прежде), а сумма зарплат, которые он мог бы получить с момента увольнения до формального срока завершения контракта (максимум — за два года).

Так и вышло. Новая команда Минкомсвязи, пришедшая в мае 2012 г., раскритиковала менеджмент «Ростелекома» и в конце концов добилась отставки Провоторова. В марте 2013 г. совет директоров утвердил президентом компании Сергея Калугина, а Провоторову назначил единовременную компенсацию в 200,88 млн руб., рассчитанную исходя из его зарплаты и премий (см. врез).

Это решение оспорили миноритарии «Ростелекома» Олег Ашурков и Виктор Савченко, позже к ним присоединилось и Росимущество. Арбитражный суд Санкт-Петербурга согласился с их доводами. Он счел, что выплата бывшему президенту максимально высоких стимулирующих премий «без надлежащего обоснования», а также «фиксированного дохода», превышающего его реальную зарплату за предыдущий период, «существенным образом нарушила права акционеров» на участие в управлении и на получение дивидендов.

Под зарплатой Трудовой кодекс понимает не только оклад, но и компенсации, с учетом которых его годовая зарплата может составлять 100,44 млн руб., возражает «Ростелеком» в апелляционной жалобе. При увольнении сотруднику необходимо «в максимальной степени компенсировать <...> неблагоприятные последствия, вызванные потерей работы», цитируют юристы компании постановление Конституционного суда.

Представитель Росимущества вчера сказал лишь, что ведомство обозначило свою позицию в этом споре в 2013 г., присоединившись к истцам. Эту позицию недвусмысленно высказывала осенью 2013 г. и руководитель Росимущества Ольга Дергунова, возражая против назначения Провоторова гендиректором будущего совместного предприятия «Ростелекома» и «Tele2 Россия». А на одном из совещаний в конце прошлого года Дергунова предупреждала: она «не поймет», если «Ростелеком» обжалует вердикт суда о незаконности «золотого парашюта», знает человек, близкий к одной из сторон процесса. «Ростелеком» обжалует решение, так как считает часть доводов суда необоснованными, и не испытывал никакого давления со стороны Росимущества, возражает представитель компании Кира Кирюхина.

Савченко называет аргументы «Ростелекома» не выдерживающими никакой критики и считает, что решение арбитражного суда должно остаться в силе.

По сути суд прав: «Ростелеком» несет убытки на сумму «золотого парашюта» и его интересы (а значит, и его акционеров) страдают — «200 млн руб. в обороте не лишние для любой компании, тем более если они выплачиваются работнику, который не будет впредь вносить вклад в ее деятельность», констатирует заместитель гендиректора юридической фирмы «Частное право» Диана Полетаева. Доводы «Ростелекома» во многом опираются на трудовое право, ставящее во главу угла интересы работника, и в суде общей юрисдикции эти доводы имели бы доминирующее значение, рассуждает Полетаева. Но в данном случае спор корпоративный и рассматривает его арбитражный суд, а он должен учитывать особый статус президента компании, нормы гражданского права и экономический баланс интересов, резюмирует она.

Основной аргумент истцов действительно лежит в плоскости права не трудового (можно ли платить так много), а корпоративного (совет, одобривший такую выплату, действовал неразумно и нарушил интересы акционеров), констатирует советник юридической фирмы Lidings Сергей Патракеев. А корпоративное право до недавних пор давало ограниченный набор инструментов для оспаривания действий органов управления. Поэтому суды, находя баланс интересов сторон, порой выходят за рамки заявленных требований, объясняет он.

Провоторов вчера от комментариев отказался.