Роснефтегаз не раскрывает свои закрома для государства

Правительство пытается получить от компании хотя бы бы сведения о ее финансах.
27.06.2017
Роснефтегаз – это прослойка, через которую правительство владеет 50% «Роснефти», 10,9% «Газпрома», 27,63% «Интер РАО». Их дивиденды, причитающиеся государству, оседают в холдинге, и бюджету он должен отдавать лишь половину чистой прибыли (норма для последних двух лет). Хотя основные доходы «Роснефтегаз» получает от госкомпаний, он непрозрачен для общества – с 2015 г. правительство разрешило ему не составлять отчетность по МСФО и вообще не публиковать отчетность (если этого не захочет акционер). Чиновники разных министерств предупреждали: правительство себя же лишает информации. Что и произошло, следует из письма директора департамента экономики и финансов правительства Владимира Сидоренко от 20 июня. Правительство рассмотрело замечания Минэкономразвития и Минэнерго на решение освободить «Роснефтегаз» от составления отчетности по МСФО и поручает обеспечить получение «достоверной» информации от госкомпании, следует из письма. «Роснефтегаз» должен предоставить данные об остатках средств на счетах, об акциях, которыми владеет, и инвестпрограмме. Эту информацию правительство просит предоставлять впредь «систематически».

 Подлинность письма подтвердили два федеральных чиновника и представитель Минэнерго. «Поручение будет исполнено», – обещает представитель Минэнерго, не поясняя, как именно министерство собирается его исполнять. Поручение передано в Росимущество, которое в ближайшее время напишет письмо «Роснефтегазу», рассказывает другой чиновник. Пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова не ответила на запрос. Представители Минэкономразвития и Росимущества отказались от комментариев.

Получить хотя бы информацию от «Роснефтегаза» – уже большой прогресс, признается федеральный чиновник. Чиновники давно бьются за дивиденды, собранные в госхолдинге, председателем совета директоров которого является главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин.

Еще в 2012 г. «Роснефтегаз» отдал государству почти всю чистую прибыль (см. график). Ситуация изменилась в 2013 г. (годом ранее Сечин стал председателем правления «Роснефти»): на продаже BP 5,66% акций «Роснефти» «Роснефтегаз» заработал $4,87 млрд и хотел отдать государству лишь 25% доходов (46,3 млрд руб.). Минфин настаивал на 95% (176 млрд руб.), но проиграл.

В прошлом году правительство потребовало от госкомпаний отдавать акционерам половину прибыли, но крупнейшие плательщики дивидендов сумели избежать этого, ссылаясь, например как «Газпром», на большие инвестпрограммы. Удалось это и «Роснефтегазу» – он отдал лишь 12% прибыли, или 18 млрд руб., рассчитав дивиденды без учета дохода от переоценки ценных бумаг. Минфин продолжил бой и предложил изъять в 2017 г. у «Роснефтегаза» все полученные им дивиденды и снова проиграл. Бюджет остался и вовсе без этих денег – «Роснефтегаз» показал убыток за 2016 г., несмотря на 596 млрд руб., полученных от «Роснефти». Убыток был технический: «Роснефтегаз» в декабре прошлого года ускоренно перечислил в бюджет 717 млрд руб. от продажи 19,5% акций «Роснефти», а сам получил деньги только в январе 2017 г.

 Тогда министр финансов Антон Силуанов предложил взять дивиденды из большой нераспределенной прибыли «Роснефтегаза». На вопрос «Ведомостей», сможет ли «Роснефтегаз» так сделать, Сечин на прошлой неделе ответил: «Вы с ума сошли? Все решения по «Роснефтегазу» принимает правительство – сколько оно скажет, столько и будем платить». Тимакова вчера не ответила на вопрос. Высокопоставленный чиновник утверждает, что убыток обсуждался у президента Владимира Путина. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков утверждает, что это вопрос правительства.

На конец 2016 г. на счетах у «Роснефтегаза» было 544 млрд руб., по оценкам Райффайзенбанка. В конце прошлого года, отвечая на вопрос «Ведомостей», не стоит ли изъять эти деньги, Путин защитил «Роснефтегаз»: это резерв, который финансирует приоритеты, о которых правительство забывает. Но эта сумма в разы больше инвестпрограммы госхолдинга (исходя из тех проектов, которые назывались публично). «Роснефтегаз» финансирует принадлежащую «Роснефти» верфь «Звезда», а также строительство четырех электростанций в Калининградской области стоимостью 60 млрд и 100 млрд руб. соответственно. По словам Путина, «Роснефтегаз» также вкладывает в проекты в сфере науки и образования, потратил десятки миллиардов на модернизацию Ил-114.

Случается, что мелкий акционер не может получить всю информацию о компании, если этого не хотят другие акционеры, рассуждает партнер юрфирмы КИАП Антон Самохвалов: «Но чтобы единственный акционер не мог – это нонсенс». Такой акционер может напрямую, минуя совет директоров, направить запрос менеджменту и тот обязан предоставить документы, может сменить менеджмент, продолжает Самохвалов, подать на него в суд, хотя это и будет странно. Но «Роснефтегаз» – уникальная компания с интересным менеджментом, поэтому государство делает вид, что просит, а менеджмент делает вид, что дает, заключает федеральный чиновник.