Роман Селезнев может получить срок сразу в трех штатах

Адвокат заключенного в американской тюрьме россиянина намерен оспорить приговор.
24.07.2017
Защита Романа Селезнева, сына депутата Госдумы от ЛДПР, похищенного в 2014 году американскими спецслужбами на Мальдивах, готовит апелляцию против вынесенного ему приговора. В США российского гражданина сочли виновным в кибермошенничестве и нанесении ущерба в размере около $170 млн на территории нескольких штатов. Адвокат россиянина Игорь Литвак рассказал в интервью «Известиям» о нарушениях прав своего подзащитного в американской тюрьме, беспрецедентном приговоре и перспективах его смягчения.

— По последним данным, россиянин Роман Селезнев находится в тюрьме Атланты (штат Джорджия), куда он был доставлен из Сиэтла (штат Вашингтон). По каким причинам его перевели?

— В штате Вашингтон Романа Селезнева приговорили к 27 годам лишения свободы. Однако на него заведены дела еще в двух других штатах: Неваде и Джорджии. Таким образом, около двух месяцев назад Романа Селезнева доставили в пенитенциарное учреждение в Атланте (штат Джорджия). Прокурор изначально говорил, что его переведут в Неваду, но почему-то выбор пал на Джорджию. После того как вынесут окончательные приговоры во всех трех штатах, станет ясно, где Роман будет отбывать срок. Сколько времени займет этот процесс, сказать сейчас очень трудно.

— В каких условиях находится ваш подзащитный?

— Эта тюрьма пользуется очень плохой репутацией. С ней связаны скандалы с оборотом наркотиков внутри заведения и другим криминалом. Первый месяц был просто ужасным. Его фактически не выпускали из одиночной камеры, держали там 24 часа в сутки. Там не было даже кровати — только матрас. Романа не пускали на прогулки, а необходимые медикаменты ему передавали через окошко в двери. Эта камера была оборудована душем, чтобы он не покидал ее. Таким образом, Роман не имел понятия о том, день или ночь на улице и что вообще происходит в мире, поскольку его лишили возможности читать прессу. Из-за таких условий он впал в сильную депрессию.

— Изменилась ли ситуация в последние время?

— За последний месяц ситуация несколько поменялась, так как мы добились перевода Романа в другую часть тюрьмы, где условия получше. Для этого мы многократно обращались в Госдеп США, а также просили содействия у российского посольства. Именно оно оказало существенную помощь, когда Роман находился в изоляторе. Мы это очень ценим.

— Как американская сторона объясняет такое обращение с гражданином России?

— Это грубое нарушение прав человека. Они это аргументировали тем, что считают его очень опасным преступником, а также тем, что для него еще не успели подобрать другого места. Я с этим не согласен, это лишь отговорки.

— Какое состояние здоровья у вашего подзащитного?

— У Романа гепатит, а также тяжелая черепно-мозговая травма, которую он получил во время теракта в Марокко в 2011 году. К сожалению, первые две недели ему не давали необходимые лекарства. Из-за проблем со здоровьем Роман не сможет продержаться в тюрьме 27 лет. Такой срок — полное безумие.

— Не слишком ли большой срок за кибермошенничество?

— Это неадекватная мера. Речь идет о самом большом сроке из всех, которые были даны хакерам, причем не только из России. Даже если всё, в чем его обвиняют, правда, хотя я лично в этом очень сомневаюсь, то это слишком много. Все, кто проходили по аналогичным делам, получили от 18 до 22 лет тюрьмы.

— Может ли наличие несовершеннолетних детей стать смягчающим обстоятельством для Романа?

— Сейчас это не влияет на уголовное дело. Однако в будущем это может стать поводом для сокращения тюремного срока или же отразиться на принятии решения об обмене Романа на какого-либо гражданина США, сидящего в России. Роман очень надеется на помощь родины и возвращение домой. Ведь, помимо родной дочки, он также удочерил еще одну девочку.

— Вы сказали, что Романа обвиняют в трех штатах. Не может ли это привести к продлению тюремного срока?

— К сожалению, может. У судей есть возможность сделать так, чтобы сроки шли параллельно. Однако есть вариант, при котором сроки будут суммироваться. Мы всеми силами добиваемся, чтобы этого не произошло.

— Какие шаги вы намерены предпринять в ближайшее время?

— Защита работает над подачей апелляции. Поскольку дело длится около трех лет, необходимо проанализировать большое количество судебных материалов. Изначально мы должны были подать апелляцию до августа, однако получили отсрочку до 2 февраля 2018 года.

— На чем будет основана позиция защиты?

— Наш основной аргумент — способ задержания моего подзащитного. Ведь никакой экстрадиции не было. Роман находился на Мальдивах со своей девушкой. Американские спецслужбы при пособничестве местных правоохранительных органов его похитили в аэропорту. Его схватили, надели наручники, посадили на частный самолет и доставили на остров Гуам, где мой подзащитный находился месяц. Только потом его отвезли в Сиэтл. Таким образом, сам процесс задержания незаконен. Мы уже поднимали этот вопрос на предварительных слушаниях, но судья, приговоривший Романа к 27 годам тюремного заключения, не увидел проблем в «американских способах задержания». Также известно, что моего подзащитного пытались экстрадировать в США из Индонезии. Однако Индонезия отказала американцам в содействии, не желая конфликта с Россией. Помимо этого, есть и другие аспекты дела, которые мы хотели бы оспорить.

— Не рассматриваете ли вы политические инициативы?

— Письмо президенту США Дональду Трампу можно написать в любое время, так как в этом нет ничего сложного. Мы это сделаем. Однако, учитывая нынешнюю политическую ситуацию, это будет бесполезным шагом. Кроме того, необходимо дождаться окончания всего судебного процесса и только потом можно думать о политических инициативах.

— Романа обвиняют в кибермошенничестве и нанесении ущерба на сумму около $170 млн. Несмотря на то, что изначально ваш подзащитный отрицал вину, в итоге он сознался в совершенных преступлениях. Почему?  

— Необходимо отметить, что изначально на Романа сильно давили, добивались признания. Он отказывался, всегда отрицал свою вину. Роман признался в совершенных преступлениях лишь после суда присяжных, перед вынесением приговора. Он надеялся, что ему смягчат срок. Но этого не произошло. Мой подзащитный подвергся сильному психологическому давлению. Только представьте: русский человек приходит в суд, где все присутствующие — американцы, и все, начитавшись газет, считают его хакером и преступником. Было очевидно, что его объявят виновным.

— Как считаете, почему, невзирая на признание, приговор не был смягчен?

— Этого не произошло, на мой взгляд, потому что он из России. Будь он гражданином, например, Великобритании или Франции, ему дали бы в три раза меньше. Также среди американцев были хакеры, которые обвинялись в куда более серьезных преступлениях, но им давали от 15 до 20 лет заключения. Повторюсь, 27 лет — безумие, он столько не продержится.