Речник без верфей: Роман Троценко избавился от судостроительного бизнеса

Миллиардер вышел из судостроительных активов на фоне упадка речных перевозок. Впрочем, госинвестиции могут вернуть рынку привлекательность.
09.10.2017
«Судостроительный бизнес для нас не приоритет», — сообщил Forbes Роман Троценко, добавив, что его группа AEON выходит из таких активов. В четверг, 5 октября, стало известно, что концерн «Калашников» выкупил у структур Троценко «Верфь братьев Нобель», расположенную в Рыбинске.

Еще одним судостроительным активом AEON был Московский судостроительный и судоремонтный завод (МССЗ). На его мощностях Троценко в 2005 году запустил производство супер-яхт под брендом Timmerman Yachts. 

Все судостроительные мощности МССЗ были перебазированы в Рыбинск и проданы «Калашникову», рассказал Троценко. Суда для «Московского речного пароходства» AEON будет заказывать у верфей на условиях тендера.

Владелец аэропортового холдинга «Новапорт» известен в транспортной отрасли прежде всего как «речник». В середине 90-х он приобрел несколько портов, после чего стал частым участником совещаний по речному транспорту в Минтрансе.

В речном транспорте наметились две противоречивые тенденции, отмечает главный редактор PortNews Виталий Чернов: с одной стороны потребность в судах «река-море» высокая, с другой есть проблема с дешевым финансированием под обновление флота. Минтранс и Минпромторг работают над мерами господдержки, но частные инвесторы опасаются, что основную помощь получат госверфи Объединенной судостроительной корпорации (ОСК).

«Речное судостроение никому не нужно», — скептичен участник рынка. Речные перевозки проигрывают «межвидовую конкуренцию» другому транспорту: «Нефтеперевозки уходят в трубопроводный транспорт, перевозки навалочных грузов — на железную дорогу».

Развитию внутреннего водного транспорта препятствует прежде всего низкий уровень рентабельности отрасли, который составляет 4–5%, говорится в докладе KPMG. При этом речной транспорт имеет большой потенциал, отмечают аудиторы: его доля в общем грузообороте всех видов транспорта составляет менее 1,5%, в то время как в Германии это 11%, а в Нидерландах — 34%.

Все новости в речном транспорте можно коротко описать как «просто катастрофа», не скрывал эмоций Роман Троценко на прошлогоднем заседании комиссии по транспорту РСПП. Бизнесмен сохраняет интерес к стивидорному бизнесу (его AEON принадлежат несколько столичных портов и Астраханский и Волгоградский порты), но в приоритете морские терминалы.

Троценко апеллирует к текущим экономическим реалиям, говорит президент ОСК Алексей Рахманов: «А если их поменять, то все будет выглядеть совсем по-другому». Речные перевозки — «довольно интересная тема», согласен топ-менеджер по логистике в крупной угольной компании. Госинвестиции в углубление Волго-Дона и Беломоро-Балтийского канала могут вернуть привлекательность речным портам. Среди потенциально интересных активов собеседник Forbes называет грузовой порт в Нижнем Новгороде, Волгодонский, Усть-Донецкий и Ярославский речные порты.