Пять версий одной катастрофы

Нефтяной рынок между конспирологией и экономикой.
03.11.2014
Падение цен на нефть стало главным экономическим событием последних недель. Уже десять лет в России говорят, что зависимость от «черного золота» может быть губительной, если цены будут падать, но никто не верил, что это когда-то произойдет. Не верили даже в 2008 г., когда нефть падала около полугода: все равно все понимали, что кризис рано или поздно кончится. Но что происходит теперь, не понимает никто.
 
Версии, что мы вступили в эпоху низких цен на сырье, наталкиваются на прямо противоположные мнения о спекулятивном характере ценового пике. Сегодня эксперты сформулировали пять основных версий происходящего на мировом нефтяном рынке, и вполне возможно, что они в разной степени верны все одновременно.
  
Это заговор!
 
Первое, на что обратили внимание все, в том числе и не склонные к «конспирологическим» версиям наблюдатели: пике нефтяных цен началось как раз в период обострения отношений РФ с США и Европой на почве украинского кризиса.
 
Именно поэтому многие решили, что США предприняли некие специальные меры, дабы создать трудности российской экономике и в перспективе обрушить нашу политическую систему.
  
Всем еще памятен тот факт, что развал СССР тоже случился на фоне низких нефтяных цен. И не исключено, что и тогда США над этим потрудились. Поскольку в России давно в моде идеология «осажденной крепости», идею подхватили многие политики и эксперты.
 
Даже всегда здравомыслящий экс-министр финансов Алексей Кудрин предположил возможный сговор США с Саудовской Аравией. Председатель комитета Госдумы по энергетике Иван Грачев уверенно заявил: «Конечно, это политический сговор против России. В свое время подобный сговор был против СССР, когда нефть подешевела до $8 за баррель, сейчас сговор против России. В пиковом режиме еще можно снижать цены, чтобы надавить на Россию, но затяжного снижения ждать не стоит: Саудовской Аравии трудно будет самой выдержать длительное снижение цен.
 
Вообще, объективных экономических оснований для снижения цен на нефть нет - мировая экономика растет, растет реальное потребление, поэтому вся эта история абсолютно не экономическая». Аналогичное мнение высказала самая влиятельная китайская газета «Жэньминь жибао», тоже не увидевшая объективных причин для падения нефтяных цен: «Иран и Россия рассматриваются США в качестве врагов, потому западные страны и ОПЕК захватили рынок нефти и начали действовать совместно. Падение цен на нефть имеет тройной эффект: стимулирование экономического подъема (в Евросоюзе и США), удар по России и смягчение избыточного давления со спросом и предложением». Китайские аналитики предположили, что в результате сговора цена на «черное золото» опустится до $50-60 за баррель.
 
При всей соблазнительности у этой версии имеется множество недостатков. Искусственные скачки на рынке нефти не могут длиться очень долго, а значит, они не способны нанести отечественной экономике слишком большой ущерб. Кроме того, снижение цен на нефть причинит вред иСаудовской Аравии, и самим Соединенным Штатам как крупным производителям «черного золота».
 
Надо помнить, что себестоимость сланцевой нефти очень высока, а между тем американские производители рассчитывают быть экспортерами углеводородов. Кроме того, уличающие Америку эксперты не могут назвать никаких конкретных действий, специально предпринятых западными структурами для понижения нефтяных цен, кроме отказа ОПЕК уменьшать уровень производства. Но реальная способность ОПЕК влиять на планку мировых цен давно вызывает сомнения. И самое главное: не ясно, как трактовать объективные факторы, которые действительно могли бы снизить мировые цены на энергоносители.
 
Слишком много нефти
 
Законы равновесия между спросом и предложением, как это ни странно, работают в том числе и на рынке нефти. Высокая цена на нефть вызвала к жизни много новых проектов по ее производству, в результате чего предложение стало превышать спрос. Рынок превратился в рынок покупателя. Как пояснил «Ко» портфельный управляющий UFG Wealth Management Антон Толмачев, спрос на «черное золото» в мире растет весьма слабыми темпами, самые оптимистичные оценки роста спроса в 2015 г. оставляют зазор в плане дополнительного предложения в 1 млн баррелей нефти в день, что еще сильнее будет давить на нефтяные цены, если только ОПЕК не начнет снижать добычу, а входящие в ОПЕК страны ее продолжают наращивать.
 
В середине октября замедление глобальной экономики вынудило Международное энергетическое агентство (IEA) снизить прогноз прироста мирового среднесуточного спроса на нефть в 2014 г. с 1,3 млн до 700 000 баррелей. В то же время в одном только сентябре поставки нефти на мировой рынок увеличились на 910 000 баррелей в день, до 93,8 млн. Это на 2,8 млн баррелей больше, чем год назад.
 
«США сегодня добывают намного больше нефти, чем в прошлом. Канада тоже планирует намного повысить добычу. И Россия, и Саудовская Аравия продолжают поставлять нефть. А спрос не слишком велик из-за прогнозов развития конъюнктуры», — констатирует глава отдела энергетики, транспорта и экологии Немецкого института экономических исследований (DIW) профессор Клаудия Кемферт.
 
В результате сланцевой революции, а также расконсервации нефтяных месторождений производство нефти в США выросло с 2008 г. на 3,6 млн баррелей в день, в то время, как мировое потребление — только на 2,8 млн баррелей. В сентября средняя ежесуточная добыча нефти в США достигла 8,7 млн баррелей, и это максимальный показатель с июля 1986 г. В 2015 г. среднесуточная добыча нефти в Соединенных Штатах вырастет до 9,5 млн баррелей, что лишь немногим меньше, чем в Саудовской Аравии. «Снижение нефтяных цен было связано с тем, что США начали наращивать добычу нефти, а значит, объем импорта нефтепродуктов будет сокращаться», — отмечает начальник управления инвестиций Raiffeisen Capital Владимир Веденеев.
 
Правда, в США пока запрещен экспорт сырой нефти, но резкое сокращение импорта сильно влияет на глобальный рынок. Другие традиционные покупатели нефти тоже неактивны. Ведущий аналитик НИЦ «Неокономика» Александр Виноградов констатирует, что экономика Германии сокращается, экономика Франции не растет, инфляция в обеих странах близка к нулю, еще часть стран Европы, в число которых входят, среди прочих, Испания, Италия и Швеция, вообще фиксируют дефляцию. Экономика Поднебесной явно замедляется, несмотря на попытки властей стимулировать рост. Соответственно возникают опасения падения и китайского спроса на нефть в дополнение к европейскому. «Откуда здесь взяться драйверу для роста цен?» — задает риторический вопрос эксперт.
 
К тому же и Ливия, во время революции практически прекратившая экспорт нефти, начала оправляться от последствий политического кризиса и сейчас вышла на уровень примерно 0,75 млн баррелей в сутки. Это в два раза меньше, чем до революции, но гораздо больше, чем ничего. Впрочем, не все «»черное золото«» поступает на мировой рынок обычным путем.
 
Контрабандисты
 
В последние месяцы ходят слухи, что на мировом нефтяном рынке появился новый игрок — это воюющие в Ираке и Сирии боевики «»Исламского государства». По оценкам консалтинговой компании IHS, до начала авиаударов со стороны США продажа нефти приносила террористической группировке «Исламское государство» около $800 млн в годовом исчислении.
 
Эксперты IHS оценили общий объем добывающих мощностей «Исламского государства» (ИГ, бывшее «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ) на захваченных месторождениях нефти в Северном Ираке и Сирии в 350 000 баррелей в сутки. При этом реальные объемы нефтедобычи до начала авиаударов США и ряда других стран составляли лишь около 50 000-60 000 баррелей в сутки. Как отмечает независимый аналитик Александр Запольскис, в июне текущего года полевые отряды ИГ установили контроль над значительной частью территории Ирака и заняли крупнейший нефтеперерабатывающий завод в городе Байджи. Одновременно курдские военизированные формирования установили контроль над центром иракской нефтяной промышленности, городом Киркук. И именно с этого момента у ИГ внезапно появились деньги, позволившие повстанцам переформатировать свою армию в регулярную, с денежными должностными окладами и производить закупки вооружения на черном рынке, где цены всегда в разы выше официальных.
 
У этой версии есть лишь один недостаток — отсутствие доказанных фактов контрабанды. «Формально, конечно, никто никого за руку не ловил», — констатирует Александр Запольскис.

Любой танкер, вышедший из портов Ближнего Востока, может быть перехвачен американским военным кораблем, и данное обстоятельство сильно затрудняет нелегальные поставки нефти. Именно это произошло в мае с танкером Morning Glory, снаряженным ливийскими сепаратистами: ВМС США его перехватили и вернули в порт Бенгази.
 
Однако существует гипотеза, что для экспорта ИГ могут использоваться имеющиеся в Ираке нефтепроводы — в Сирию и в Турцию. Нефтепровод из Ирака в турецкий порт Джейхан сейчас активно работает, поскольку его эксплуатируют власти Курдистана.

Иракское правительство пытается блокировать экспорт нефти курдами, но тем не менее некие танкеры заправляются нефтью в Джейхане. Разумеется, крупные мировые корпорации открыто приобретать нефть у нелегальных курдских группировок не могут, но кто-то эту нефть, видимо, покупает.
 
Александр Запольскис усматривает еще одно подозрительное обстоятельство: дополнительная нефть появилась у Саудовской Аравии, а это государство никогда более 10 млн баррелей в сутки не добывало. «Если предположить, что некоторый дополнительный объем им достается по $57,5 (цена курдской нефти), то непонятности становятся не такими уж невероятными», — делает вывод эксперт.
 
В общем, нефти в мире стало не просто больше, хотя и это имеет место быть. На рынке появилось значительное количество, где-то до 3-4 млн баррелей в сутки, нефти по демпинговой цене, очень сильно ниже рыночной.
 
Бхушан Бахри, старший директор IHS по Ближнему Востоку и странам ОПЕК, отметил, что полностью пресечь нефтяную контрабанду исламистов будет сложно: «Эти поставки очень трудно перехватить. В данном регионе контрабанда различных товаров ведется уже в течение нескольких тысяч лет. Объем доступного им финансирования огромен. Допустим, объемы их нефтедобычи снизятся наполовину. У них все равно будет канал финансирования в $400 млн».
 
Саудиты против США
 
Загадочное поведение ведущих государств ОПЕК, которые в условиях падения цен не только не пытаются снизить производство «черного золота», но, наоборот, максимизируют его, заставляет предположить, что арабские нефтяные шейхи действительно проводят целенаправленную кампанию, но не против России, а против США, стремясь убрать с рынка конкурента — сланцевую нефть, сделав ее нерентабельной. Ведь если себестоимость саудовской нефти иногда составляет всего несколько долларов за баррель, то себестоимость сланцевой американской нефти, по разным оценкам, колеблется в пределах $35-67. Считается, что рентабельность сланцевых проектов начинается после $70 за баррель. Более того, низкая цена на нефть может привести к заморозке шельфовых проектов, что в перспективе тоже уменьшит конкуренцию для стран ОПЕК.
 
Как рассказал «Ко» эксперт компании «ОМТ-Консалт» Игорь Гайдамак, представители Саудовской Аравии говорили участникам рынка в личных беседах, что не возражают против падения цен до $80 за баррель, если это поможет стране бороться с конкурентами, включая США, где стремительно растет добыча сланцевой нефти.
 
«Саудиты могут играть на понижение, чтобы выбить конкурента с рынка. И этот конкурент — не Россия, а США», — уверен Борис Немцов (не только политик, но и бывший министр топлива и энергетики). С ним согласен гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов: «Сегодня в США идет серьезное увеличение производства так называемой нетрадиционной нефти. Это довольно дорогие проекты. Если цена упадет до уровня в $80-90, то эти проекты станут нерентабельными». Кстати, акции американских сланцевых компаний Continental Resources и EOG Resources резко просели в цене.
 
Впрочем, эту версию разделяют далеко не все. Антон Толмачев считает ее неверной, поскольку ОПЕК добывает сернистую, среднюю и тяжелую марки нефти, в то время, как в США добываются легкие сорта с малым содержанием серы.
 
Главная же проблема заключается в том, что, по официальным данным, технологии добычи сланцевой нефти вроде бы развиваются и их себестоимость снижается. Себестоимость производства нефти на месторождениях Bakken, Eagle Ford, Permian и Niobrara находилась в диапазоне $34-67 за баррель, а ведь еще годом ранее она была дороже на $30. Возможно, именно поэтому флагман сланцевого бума, компания Chesapeake Energy, продает свои газовые активы, чтобы сосредоточиться на нефти.
 
«Прессануть» сланцевых конкурентов саудитам вряд ли удастся, - рассуждает Александр Виноградов. - Себестоимость американской сланцевой нефти (с рентабельностью 10%) на Eagle Ford составляет около $42 за баррель, на Bakken - порядка $65-70 за баррель, канадские нефтеносные пески близкого залегания имеют экономический смысл при $60 за баррель. Глубоководной добыче, впрочем, не поздоровится - это дорогое удовольствие».
 
Как отмечают в Morgan Stanley, странам ОПЕК, играющим на понижение, вряд ли удастся обрушить сланцевую добычу в США.
 
Вопрос заключается в том, насколько долго продержатся низкие цены.

Как сообщает Reuters, эксперты по сланцевой отрасли уверены, что даже после сокращения бюджетов на следующий год рост производства нефти в США может сохраняться еще в 2015 г. и даже в 2016 г. Дело в том, что сейчас есть достаточно большое количество скважин, которые уже были открыты, но из них еще не началась добыча.
 
А нефть-то «бумажная»!
 
Есть и еще одна оригинальная версия, которая исходит из того, что большая часть мировой торговли нефти — чисто бумажная торговля фьючерсами, не предполагающими их реальное исполнение. Этой версии, в частности, придерживается министр энергетики РФ Александр Новак, сказавший: «Сейчас во многом на падение цен на нефть играет спекулятивный фактор. Когда этот спекулятивный фактор закончит свою роль, трудно сказать. Биржа может идти вверх, может вниз по разным причинам — исходя из каких-то слухов, исходя из каких-то оценок и т.д. Не надо делать из этого трагедии, что цена несколько снизилась, и теперь все испугались».
 
Константин Симонов редко бывает согласен с российским правительством, но в данном вопросе он солидарен с министром: «На самом деле вся нефть, которая торгуется сегодня, — это нефть «бумажная». Это нефтяные фьючерсы, контракты, большая часть которых до физического исполнения не доводится. Нефть сегодня — это финансовый инструмент. Поэтому понять механизм рынка, почему нефть вдруг дорожает или дешевеет, никто до конца не может. В ряде случаев геополитические кризисы или природные катаклизмы, например, ураганы, приводят к повышению цен, а в других — нет».
 
По оценкам экспертов, в 2013 г. спекулятивная составляющая цены на «черное золото» составила 40-42%. По словам генерального директора ЗАО «Капиталъ. Управление активами» Андрея Гриценко, о спекулятивном характере динамики цен на нефть говорит прежде всего скорость, с которой снижаются или растут котировки. 21 сентября российская нефть марки Urals опустилась до $94,3, а 16 октября - до $81,5. Менее чем за месяц нефть потеряла 10% своей цены!

«Бумажный» фондовый рынок сильно зависит от притока бумажных денег, а он прекратился. США закончили активно печатать доллары, проводимая Федеральной резервной системой политика «количественного смягчения» подошла к своему логическому финалу. Американская эмиссия уменьшилась с $85 млрд в месяц в начале года до $15 млрд сейчас, и этот «кран» будет, судя по всему, вскоре закрыт совсем.
 
Ужесточение американской макроэкономической политики в сочетании с оживлением экономики США приводит к укреплению доллара, что тоже не способствует росту номинированных в долларе нефтяных цен. Как заявила «Ко» директор бизнес-направления «Недвижимость» Pro Consulting Global Limited Наталья Круглова, падение цен на нефть обусловлено ростом доллара относительно других валют и соответствующим падением спроса и цен на товарные активы.

Верна ли версия о спекулятивном характере пике, станет ясно в ближайшее время: если падение цены действительно спекулятивное, долго продержаться оно не сможет. Именно поэтому Александр Новак излучает оптимизм: по его словам, в средней и долгосрочной перспективе котировки вернутся в диапазон $90-110 за баррель.
 
Наталья Круглова резюмирует: «Зима приближается, потребление нефтепродуктов растет, и это будет играть на рост цены. Не только экономика России нуждается в высокой цене барреля. Другие основные страны-поставщики за последнее десятилетие тоже существенно увеличили расходные части своих бюджетов и будут заинтересованы в повышении цен до прежнего уровня. Так что в перспективе ближайшей пары месяцев я жду того, что Brent вернет свои позиции, несмотря на укрепляющийся доллар».