Продукт «Системы»

Собственники «Башнефти» вскрывают последствия «эффективной работы» системы Владимира Евтушенкова.
15.05.2017
Минобороны РФ требует от структуры АФК «Система» Владимира Евтушенкова почти 5 млрд рублей. Впрочем, это ещё что – одновременно «Роснефть» пытается отсудить у «Системы» 106 млрд рублей! Как же надо вести дела, чтобы к тебе возникли такие претензии?

На днях стало известно о том, что Министерство обороны РФ обратилось в суд, требуя от структуры АФК «Система» – концерна РТИ вернуть 4,97 млрд рублей в связи с претензиями по исполнению контракта о создании Национального центра управления обороной. Схалтурить в центральном штабе Минобороны – это ещё надо решиться! Впрочем, «Системе» к судам и конфузам не привыкать. Не успел утихнуть скандал вокруг вывода «Системой» из «Башнефти» крупнейшего нефтесервисного актива – компании «Таргин», как стало известно о ещё одном результате «эффективного менеджмента». На этот раз в центре внимания оказался ещё один весьма ценный актив – компания «Башкирэнерго». До 2012 года она принадлежала «Башнефти», однако в результате череды корпоративных мероприятий, проведённых «Системой», акции «Башкирэнерго» были обменяны на 49% акций «дочки» АФК – ЗАО «Система-Инвест». В принципе в этом не было бы ничего страшного, если бы спустя два года благодаря «Системе» «Башнефть» не лишилась этого пакета. В результате нефтяная компания осталась у разбитого корыта, лишившись и бумаг «Системы-Инвест», и акций «Башкир­энерго».

Проблема здесь в том, что для «Башнефти» эту потерю можно считать роковой. В силу специфики своей работы нефтяная компания является одним из ключевых потребителей электроэнергии, поставщиком которой выступает ОАО БЭСК, образовавшееся после реорганизации «Системой» «Башкирэнерго» и остающееся под её контролем. Понятно, что такой стратегически важный актив должен был находиться с «Башнефтью» в одной связке. Почему же «Система» решила развести их? Судя по всему, здесь сработал тот самый, вероятно, имеющийся у Владимира Евтушенкова принцип – пусть страдает производство, пусть тормозится развитие экономики страны, главное – чтобы личная мошна росла и пухла.

Тем временем «Роснефть», купившая осенью 2016 года «Башнефть», до сих пор продолжает разбираться в запутанных схемах её деятельности. На свет уже извлечено столько неприглядных тайн, что впору задуматься: каким же образом АФК «Система», в течение четырёх лет владевшая «Башнефтью», управляла активом? Похоже, принцип менеджмента хозяина «Системы» Владимира Евтушенкова сводился к простой модели – побыстрее выдоить прибыльную компанию до дна, а дальше, как говорится, хоть потоп.

Разделяй и властвуй

Сегодня многие наблюдатели отмечают: за период, когда «Башнефть» находилась под «Системой», в компании произошли колоссальные структурные изменения. «Выведено абсолютное большинство сервисных служб, транспортные и т.д.», – говорит бывший чиновник администрации президента Башкортостана. С ним солидарен депутат башкирского парламента Ильдар Исангулов: «В собственность государства вернулось менее половины того объёма собственности, что Евтушенков приобрёл у Урала Рахимова».

Действительно, «Таргин» и «Башкирэнерго» – это лишь самые показательные примеры. А есть ещё эпизод с нефтехимическим заводом «Уфаоргсинтез», который, по всей видимости, также был выведен за пределы «Башнефти» по похожей схеме. Более того, в 2016 году «Система» умудрилась продать его государству за 3,6 млрд рублей, таким образом получив двойную выгоду.

Впрочем, на сторону уходили не только предприятия – весной 2014 года «Система» путём корпоративных хитросплетений сумела освободить себя от обязательств по ранее выданным ей «Башнефтью» займам на 36,6 млрд рублей. Как? Очень просто – избавилась от «Башнефти» как акционера, пообещав в обмен её же акции, и тут же заставила их погасить, тем самым, по-видимому, не дав даже минимального возмещения за утраченные акции Группы АФК «Система». На фоне такого лукавства миноритарные акционеры стали массово сбрасывать акции «Башнефти», что обошлось компании в лишние 12 млрд рублей расходов.

С чем же была связана такая, согласитесь, весьма странная модель управления компанией, очень похожая на сознательное разорение? Догадаться несложно. В начале 2014 года приговорённый к пожизненному заключению экс-сенатор от Башкортостана Игорь Изместьев дал показания, что сын бывшего президента республики Урал Рахимов похитил имущество республики на общую сумму 7 млрд долларов. Вскоре следствие выдвинуло версию, что легализовать похищенное ему помог не кто иной, как Владимир Евтушенков. В результате 16 сентября 2014 года суд отправил олигарха под домашний арест, а спустя месяц вышло решение о возвращении «Башнефти» в госсобственность.

Арест, кстати, можно было лишь с натяжкой назвать домашним, скорее он был дворцовым – вместо роскошной квартиры, где он прописан, ему «прописали» отдохнуть в его особняке площадью 1881,6 квадратного метра на Рублёвке. Такому позавидовала бы даже Васильева в своих 13 комнатах. Да и непосредственно арест оказался по своей сути формальным, так как спустя короткое время репортёры засекли его рядом с офисом напротив Кремля в автомобиле, после в СМИ оправдывались, будто бы поездки были согласованы со следователем.

Но вернёмся к технологии пользования компанией. Вероятно, Евтушенков заранее догадывался, что жареным для него запахло всерьёз, а потому решил напоследок вывести из компании всё, что только было можно. Недаром ещё за два года до деприватизации «Башнефти» «Система» сама открыто предупреждала своих акционеров, что есть риски потерять компанию. И вряд ли случайно из «Башнефти» в АФК были выведены дивиденды в размере почти 200 млрд рублей. Подобная позиция скорее подходит не бизнесмену, радеющему о том, что останется после него, а временщику.

Путь олигарха

В принципе в подобном поведении нет ничего удивительного, если проследить деловую биографию олигарха. Формально путь к сияющим вершинам списка «Форбс» у Владимира Евтушенкова начался с поста председателя комитета по науке и технике при правительстве Москвы. Хотя злые языки указывают на другое обстоятельство: вряд ли скромному чиновнику удалось бы стать миллиардером без участия тогдашнего всесильного мэра столицы Юрия Лужкова, с которым они стали крепко дружны. Как писали некие СМИ, он женат на сестре Елены Батуриной, хотя другие источники это и опровергают, подобное родство вполне объясняет многие успехи олигарха. В 1993 году Евтушенков уходит из мэрии и начинает активно участвовать в скупке лакомых активов: к нему переходят «Интурист», «Детский мир», московский НПЗ, автозаправки и т.д. В результате созданная АФК «Система» пухнет от новых приобретений, а СМИ называют Евтушенкова «основным банкиром» Лужкова. Звёздный час для «Системы» настал, когда столичное правительство решило выставить на торги 25% акций городского монополиста связи ОАО МГТС. Акции – вот неожиданное совпадение! – конечно же, достались Евтушенкову. А вместе с ними – доли в бурно растущих сотовых и интернет-компаниях, ключевой из которых стала МТС.

К 2010 году Владимир Евтушенков занимал 13-ю строчку в списке богатейших бизнесменов страны. Обладателю 7,5 млрд долларов, что называется, сам чёрт был не брат – к негодованию москвичей, структуры Евтушенкова бесцеремонно возвели элитные дачи в заповедном Серебряном бору. С другой стороны, что взять с тех, кого можно назвать временщиками? Потому неожиданная отставка Юрия Лужкова в сентябре 2010 года, надо полагать, стала для Евтушенкова неприятным сюрпризом.

Впрочем, к тому времени он уже набрался опыта, начав использовать свои методы управления не только в России, но и за её пределами.

«Евтушенков в азиатских странах ведёт бизнес по русской кальке, вступая в неформальные отношения с властями предержащими, на личных отношениях», – констатировал «Форбс», рассказывая об экспансии МТС в Узбекистан. Следует ли понимать эти «неформальные отношения» как взятки? Прямо об этом, естественно, не говорилось, но, надо полагать, кто хочет – поймёт.

Ментальность Ходорковского

В бизнесе Евтушенков привык действовать и в самом деле бескомпромиссно, если не сказать больше. Вот как описывал «Форбс» проект по созданию крупнейшей в стране сети частных клиник, затеянный хозяином «Системы»: «В детской поликлинике распространились слухи о её скорой продаже. В здание вблизи Патриарших прудов зачастили непонятные комиссии: присматривались, оценивали. А в августе персоналу предложили написать два заявления – об увольнении из ГУП «Медицинский центр управления делами мэра и правительства Москвы» и о приёме на работу в компанию «Медси», принадлежащую АФК «Система» Владимира Евтушенкова». В результате миллиардер приватизировал крупную долю столичной недвижимости, получив пять поликлиник, три стационара и три санатория в Москве и Крыму.

Интерес к инвестициям в медицину вполне понятен – этот рынок никогда не исчезнет. Вкладывать в здоровье – значит вкладывать в будущее. Своим детям Евтушенков его уже обеспечил сполна. Его дочь Татьяна в 26 лет стала вице-президентом МТС по инвестициям и ценным бумагам, а затем заняла кресло советника президента Сбербанка. Сын Феликс трудится в должности первого вице-президента ОАО АФК «Система». С лёгкой руки наших коллег «золотой мальчик» получил прозвище «принц системы» – то ли прямо говоря о названии компании, то ли намекая, что сын вполне может иметь талант умело разбираться в серых технологиях взаимодействия с властью и бизнесом.

Так что передать семейный корабль есть кому, уходя на покой. А он, надо полагать, не за горами – миллиардеру уже под 70. Возраст не только почтенный, но и выгодный: в случае чего – пенсионерам много не дают. А зарекаться от такого не стоит – мало ли какие ещё неприглядные подробности всплывут в ходе разгребания авгиевых конюшен «Башнефти». Глядишь, у следователей и возникнут вопросы…

Кстати, сам Евтушенков в одном из интервью признавался: «У нас схожая ментальность с Ходорковским». Похоже, так и есть. Может быть, в таком случае схожей может оказаться и судьба?