«Прочны как скала»: Shell и BP опровергли уход из бизнеса в Северном море

Часть совместных проектов Shell и BP с российскими компаниями оказалась под угрозой санкций, однако нефтяные гиганты не планируют сворачивать добычу углеводородов в Северном море, но даже планируют увеличить ее.
08.08.2017
Royal Dutch Shell и BP, занимающие соответственно 2 и 21 место в рейтинге 25 крупнейших нефтегазовых компаний мира по версии Forbes, опровергли информацию о планах выхода из проектов добычи углеводородов в Северном море, появившуюся после активной продажи в 2016 года добывающих активов в водах Великобритании. Об этом сообщила 6 августа британская газета Financial Times со ссылкой на заявления руководителей двух компаний, бывших в 1970-х года среди основных пионеров развития нефтяной промышленности в Северном море.

Исполнительный директор BP Боб Дадли заявил изданию, что приверженность компании проектам в Северном море «прочна как скала» и сообщил о планах к 2020 году удвоить объем добычи углеводородов у берегов Великобритании и довести его до отметки в 200 000 баррелей в сутки. Исполнительный директор Shell Бен ван Берден отметил, что компания вновь считает проекты в Северном море инвестиционно привлекательными.

Начавшееся в 2014 году падение цен на нефть сделало очевидным высокие издержки добычи углеводородов в регионе и устаревшую инфраструктуру. Royal Dutch Shell и BP начала постепенно выходить из активов в Северном море, чтобы сосредоточиться на новых проектах, где рентабельность более велика. В январе 2017 года, например, Royal Dutch Shell продала за $3,8 млрд более половины своего производства в регионе небольшой британской компании Chrysaor, поддерживаемой рядом инвестфондов из США. Также в январе BP продала свои проекты на месторождении Magnus компании EnQuest. В апреле компании Ineos была продана трубопроводная система Forties в Северном море

В прошлом месяце Бен ван Берден неожиданно заявил, что уже в ближайшие 18 месяцев компания может приступить к реализации проектов на месторождении Penguins в Северном море. Это стало возможным благодаря резкому снижения затрат на нефтедобычу в регионе. На месторождении Gannet C их удалось снизить на 20%, а на месторождении Curlew — на 35%. «Мы стали более устойчивы к влиянию низких цен на нефть», — пояснил глава Shell.

Руководитель BP Дадли пояснил изданию, что продажа старых активов в Северном море входит в планы компании. Но назвал этот процесс «оптимизацией портфеля». «Я не обсуждаю продажу бизнеса в Северном море», — подчеркнул он. В июле 2017 года компания начала добывать нефть на месторождении Schiehallion на западе от Шетландских островов, в модернизацию которых было вложено £3,4 млрд.

Проекты в Северном море и антироссийские санкции

Газета Financial Times сообщила о нежелании Shell и BP уходить из бизнеса в Северном море на фоне угрозы совместным проектам двух компаний с Россией из-за новых антироссийских санкций. 2 августа президент США Дональд Трамп подписал принятый конгрессом закон об ужесточении односторонних американских санкций в отношении России, Ирана и КНДР. Документ расширяет ряд секторальных санкций, ограничивая сотрудничество западных компаний с российскими в проектах по разведке и добыче углеводородов в глубоководных, арктических (на шельфе) и сланцевых проектах

Еще на стадии обсуждения нового законопроекта ряд нефтяных, банковских и аэрокосмических гигантов США предупреждали конгрессменов, что новые ограничительные меры непредсказуемы и нанесут ущерб их бизнесу, а не Москве. Среди компаний, выступивших с инициативой изменить законопроект о новых санкциях в отношении России, была и BP. 

По данным портала Euractiv, в Еврокомиссии считают, что от новых санкций могут пострадать восемь проектов, в которых сотрудничают западные компании и российские «Роснефть», «Газпром» и «Лукойл». В пяти из этих проектов задействованы Shell и BP. Это «Балтийский СПГ», в котором сотрудничают Schell и «Газпром», нефтепровод «Каспийского трубопроводного консорциума» (Shell, Eni и «Роснефть»), расширение проекта «Сахалин-2» (Shell и «Газпром»), разработка месторождения Шах-Дениз и строительство Южно-Кавказского трубопровода из Азербайджана в Италию (ВР и «Лукойл»), разработка месторождения Зор (BP, Eni и «Роснефть»).

Проекты в Северном море и российские миллиардеры

Весной 2015 года инвестиционная компания LetterOne российских миллиардеров Михаила Фридмана, Германа Хана и Алексея Кузьмичева потратила первые деньги, полученные владельцами «Альфа-Групп» от продажи доли ТНК-ВР, на покупку немецкой нефтегазовой компании RWE Dea AG, владеющей в том числе активами в Северном море. Сумма сделки составила €5,1 млрд. 

О желании LetterOne купить RWE Dea было объявлено в марте 2014 года. 22 августа покупку одобрили в немецком министерстве экономики. Позднее еще семь регуляторов из разных стран одобрили эту сделку. С согласованием на приобретение актива от британских властей, которые опасались, что LetterOne может попасть под санкции, возникли проблемы. 2 марта 2015 года сделка была закрыта без согласования Великобритании. 

Позднее L1 Energy также была вынуждена продать нефтяные месторождения Dea в Северном море в Великобритании, как того требовал британский министр энергетики Эд Дэви. Лондон опасался, что расширение антироссийских санкций затруднит разработку этих месторождений.