Приговор по супервзятке: взял 40 миллионов, отдаст 1

Красногвардейский суд огласил приговор по делу о получении взятки суперразмера – в 40 миллионов рублей – за полицейское покровительство торговому дому "Лаверна". 
08.04.2014

Бывший начальник контрольно-ревизионного управления ГУ МВД Алексей Серединин сел, но суд его освободил от уплаты максимального по закону штрафа в 500 миллионов рублей. Он должен потратить лишь миллион.

Разная трактовка

В основу уголовного дела, резонанс которому придали информационная огласка и должность главного подозреваемого, легло знакомство в декабре 2010 года тогдашнего начальника управления по налоговым преступлениям (УНП) ГУВД Алексея Серединина и фактического владельца торгового дома "Лаверна" Александра Каца. Бизнесмен после мирового кризиса задолжал кредиторам порядка четырех миллиардов рублей, опасался уголовного преследования и затеял банкротство компании. Серединин свел Каца со своим давним другом и юристом-бизнесменом Алексеем Смирновым – специалистом в ликвидации фирм.

В материалах дела фигурировала сумма в 40 миллионов рублей. Правда, трактовали ее следствие и обвиняемые по-разному. 
Смирнов уверял, что это его гонорар за работу по банкротству "Лаверны". Серединин настаивал, что денег не получал. 
В ГСУ на Мойке считали миллионы взяткой Серединину, получавшему их через Смирнова. Взамен начальник УНП обещал информировать владельца "Лаверны" о планируемых проверках и минимизировать риски уголовного преследования.

На помощь следствию пришли свидетели из числа руководства "Лаверны" – Кац, гендиректор Мария Ерастова, бухгалтер Ольга Черныш. По версии обвинения, 20 миллионов рублей Смирнову отдали наличностью, половину перевели с компании Каца "Кингскорп" на эстонский счет фирмы "Санекс". Как они уверяли, "Санекс" тоже принадлежит Кацу, и Смирнов должен был получить доступ к управлению счетом после оплаты всего гонорара. Но юрист, судя по его словам, не только не получил заработанное, но и потерял огромную сумму. Одолжил, говорит, около 200 миллионов рублей Кацу и Ерастовой на развитие бизнеса и покупку земли, и нежелание их возвращать вполне могло, по мнению Смирнова, стать убедительным доводом свидетельствовать в суде против него и Серединина.

Изначально оперативные подразделения разрабатывали версию незаконного возмещения НДС "Домом Лаверна», и под подозрением был как раз топ-менеджмент компании. Телефоны Ерастовой и Смирнова стояли на прослушке, и переговоры тоже вошли в приговор как доказательство вины.

Прокурор Ельонышев кроме серьезных сроков – 10 лет Серединину и 9 Смирнову – запросил штрафы по 2,8 миллиарда рублей каждому. В кулуарах суда шутили, что прокуратура Красногвардейского района хочет за счет двух подсудимых проложить тоннель под Керченским проливом.

Требования гособвинителя оказались непомерными. Статья 46 УК – "Штраф" прямо указывает, что размер денежного наказания не может быть больше полумиллиарда. После выхода заметки на "Фонтанке" Вадим Ельонышев, воспользовавшись правом реплики после прений, попросил суд наказать каждого, не считая прежних сроков, на 500 миллионов.

Серединина и Смирнова защищали семь адвокатов. Они ходатайствовали о прекращении дела в связи с недоказанностью времени, места, способа передачи денег, так как никто не видел Серединина с ними. Указывали на то, что основные свидетели обвинения – Кац, Ерастова и Черныш – противоречат друг другу в показаниях. Просили прокурора отказаться от неверной, по их мнению, редакции закона о кратных штрафах и применять более раннюю, 2003 года, так как предполагаемый состав преступления может считаться оконченным с первого транша, а посему поправки Дмитрия Медведева, ужесточившие наказание за коррупцию, применять нельзя.

Суходольский ушел невовремя

Судья Александр Елисеев писал приговор почти три недели. Оглашение вызвало резонанс. Небольшой 509-й зал друзья фигурантов и пресса забили под завязку, понадобились дополнительные скамьи.

"В связи с большим объемом приговора прошу всех сесть", – предупредил судья, рядом с которым стоял персональный пристав.
Александр Елисеев вкратце огласил позиции сторон. По мнению обвинения, Серединин был зачинщиком взятки, обещая оперативное сопровождение и решение вопросов со смежными правоохранительными органами благодаря хорошим связям, а Смирнова он представил Кацу как доверенного человека, которого следует ознакомить с документацией "Лаверны", и посредника для передачи денег.

К показаниям подсудимых суд отнесся критически, а свидетелей обвинения счел последовательными и убедительными. В том числе, обвинительный приговор строился на словах начальника ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти Сергея Умнова и его зама Константина Власова. По их словам, информацию на Серединина сотрудники главка получили в марте 2011 года в рамках оперативных мероприятий по делу о незаконном возмещении НДС.

Смех в зале вызвали показания Александра Каца о конспирации. По его словам, Серединина следовало называть "Большим" или "Усатым", а Смирнова – "Маленьким", причем бизнесмена попросили не связываться по телефону, поэтому основная часть переговоров шла по скайпу. Александр Елисеев сослался также на записи телефонных разговоров с подтверждением Смирнова и Серединина получения денег. Это подтвердила и фоноскопическая экспертиза.

Так, в деле есть разговор Серединина и Ерастовой. Из контекста следует, что экс-полицейский действительно тормозил проверки в отношении "Лаверны", но в марте 2011 года, с отставкой начальника ГУ МВД Михаила Суходольского, сменилась команда, и уголовное дело по возмещению "Лаверной" НДС все же возбудили. Ерастова предъявила претензии Серединину о невыполненных обещаниях.

"Кто знал, что Медведев снимет Суходольского?" – парировал Серединин, взял еще время на решение вопросов и заявил о готовности влезть в долги и вернуть полученные деньги.

Судья Елисеев счел вину доказанной, но изменил квалификацию. Так как оконченным состав преступления считался после получения первой части взятки, датированной до поправок в УК об особо крупном размере и кратных штрафах, вменил Серединину крупный размер и приговорил его по части 5 статьи 290 УК к 8 годам лишения свободы в колонии строгого режима и штрафу в 1 миллион рублей – на 499 миллионов меньше запрошенного прокуратурой.

Алексей Смирнов получил 7 лет и тот же штраф. Оба не смогут в течение трех лет после освобождения занимать должности государственной гражданской службы.

"Нас приговор удовлетворил", – сказал и.о. прокурора Красногвардейского района Денис Куприк.