Премьера года

Кто будет в правительстве помогать Владимиру Путину рулить страной следующие шесть лет.
30.10.2017
Времени до президентских выборов остается всё меньше. Согласно Конституции правительство Дмитрия Медведева должно сложить полномочия перед вновь избранным главой государства. Возможно, это произойдёт и раньше – избирателям иногда нужно «кинуть кость», а нынешний кабинет во главе с премьером отличается убийственно низким рейтингом. Неудивительно, что всё чаще звучат прогнозы: в случае своего избрания на новый срок Владимир Путин неизбежно обновит состав правительства.

Кто же останется в Белом доме, а кому уже стоит собираться на выход?

Согласно недавнему соцопросу «Левада-центра», правительству доверяют менее 35% россиян, тогда как президенту – более 75%. Удивляться этим цифрам не стоит: знаменитое высказывание «денег нет, но вы держитесь» россияне услышали именно из уст Дмитрия Медведева. Денег, стоит отметить, и правда нет, а потому деятельность правительства всё больше сводится к изысканию всевозможных резервов и «латанию дыр». Однако и в этом высшие чиновники не особенно преуспевают.

Войти в кабинет

Главный вопрос – кто станет премьером? Вероятность того, что это кресло сохранит за собой Дмитрий Медведев, по мнению аналитиков, невысока. Слишком уж непопулярен глава правительства. Хотя без корки хлеба он, конечно, не останется. Ходили слухи, что Медведев давно уже устал от вечных проблем и мечтает о том, чтобы возглавить одну из госкорпораций или же уйти на пост в одном из высших судов. Не исключено, что так и произойдёт.

Кто же придёт ему на смену? Сейчас на правительство бросают тень коррупционные скандалы, главным из которых стал арест бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева. Пришедший ему на смену выходец из Минфина Максим Орешкин, по словам осведомлённых источников в администрации президента, демонстрирует прекрасные управленческие навыки и потенциально может рассматриваться в качестве будущего «технического» премьера, лишённого каких бы то ни было политических амбиций. При этом, кстати, судьба самого Минэкономразвития оказывается под вопросом. Не исключено, что в будущем его упразднят, а функции разделят между Минфином и Министерством промышленности и торговли. Глава Минпромторга Денис Мантуров, кстати, также считается «технократом» и потенциально может претендовать на пост будущего главы правительства.

А вот самые известные вице-премьеры вряд ли имеют шансы сменить Дмитрия Медведева. Походящий на британского аристократа Игорь Шувалов подмочил свою репутацию использованием частного самолёта для перевозки своих собачек – сам первый вице-премьер утверждает, что все свои богатства нажил ещё до перехода из бизнеса на госслужбу, но в общественном сознании его имидж явно расходится с представлениями о том, как должен жить госчиновник. Его коллега Аркадий Дворкович является давним соратником Дмитрия Медведева и уже поэтому не рассматривается в качестве потенциального премьера – вряд ли при нём стоит ждать существенных изменений в работе правительства.

Одно время чуть ли не главным претендентом на пост премьера считался экс-глава Минфина Алексей Кудрин. Однако в последнее время он заметно утратил влияние. Возглавляемый Кудриным Комитет гражданских инициатив постоянно выпускает всевозможные доклады, но незаметно, чтобы власть к ним прислушивалась. Так что вряд ли в Кремле его видят сейчас будущим премьером. В то же время бывшие коллеги Кудрина по правительству такие шансы не утратили. Речь идёт в первую очередь о нынешнем главе Сбербанка Германе Грефе и председателе ЦБ Эльвире Набиуллиной. Оба пользуются поддержкой президента и имеют репутацию технократов.

Время технократов

Тем временем денег действительно становится всё меньше. Средства Резервного фонда уже подходят к концу, а в 2019 году, по прогнозам экспертов, лишится запасов и Фонд национального благосостояния. Нужно будет восполнять потери и, вероятно, принимать непопулярные или даже, как говорят коммунисты, «антинародные» решения. К таковым относятся, например, сокращения всевозможных социальных обязательств государства и повышение пенсионного возраста. А недавно появилась информация о том, что власти обсуждают повышение трудового стажа. Эта мера, по их мнению, не вызовет такой болезненной реакции, как увеличение пенсионного возраста, и в то же время будет стимулировать людей работать дольше, чтобы получать более высокую страховую пенсию, а также выходить из серого сектора. Так экономика станет более прозрачной, и Пенсионный фонд России получит возможность закрыть дыры.

Потому в случае очередного избрания Владимира Путина на новый президентский срок (в чём сомневаются очень немногие) для принятия подобных решений понадобится финансовый блок, состоящий из чёрствых технократов. Появление таких чиновников напомнит замену губернаторского корпуса и приход людей-функций, что называется, «без корней». Такой вариант, кстати, даёт к тому же возможность разыграть комбинацию, некогда опробованную (летом 1998 года). Тогда в преддверии неминуемого дефолта Борис Ельцин назначил премьером молодого Сергея Кириенко, на которого в конце концов и посыпались все шишки, после чего «мавр сделал своё дело» и смог спокойно уйти. Так и сейчас: бескомпромиссные финансисты смогут провести необходимые жёсткие реформы, после чего их можно будет отправить в отставку, заодно подняв этим рейтинг президента.

Есть вариант с назначением на пост одного из вице-премьеров, ответственных за экономику, советника президента Сергея Глазьева. Такая фигура могла бы придать импульс развитию отечественной экономики и одновременно выполнить функцию «громоотвода», приняв на себя ответственность за непопулярные решения, полагает аналитик Центра политических технологий Татьяна Становая. Но ситуация складывается таким образом, что ключевые позиции в кабмине займут люди, находящиеся, по словам Становой, «вне политики и вне идеологии». «Это придаст работе правительства динамизм, однако вряд ли позволит стать центром выработки стратегического курса», – полагает эксперт.

Патриотизм и традиции

«Слияния и поглощения», вероятно, ожидают и другие ведомства. Например, ходили разговоры об объединении Федеральной налоговой службы и Федеральной таможенной службы, при этом новое ведомство органично вписалось бы в структуру Минфина. Правда, непонятно, кто мог бы возглавить такое «суперминистерство». Человек должен быть не только знающим, но и верным. Алексей Кудрин? Не исключено. Если для премьерского поста его влияния не хватает, то для должности главы Минфина – вполне.

Судьба прочих министров не то чтобы малозначительна – скорее малоинтересна для большинства. В самом деле, какой стратегический эффект может дать смена одного чиновника на другого, пусть даже речь идёт о главе МВД? Всё в конце концов решает система. Так, замена Дмитрия Ливанова Ольгой Васильевой на посту министра образования и науки поначалу воспринималась учительским сообществом положительно, однако быстро выяснилось, что от смены имени министра зарплата педагогов не увеличивается. Вероятно, впрочем, что свой пост не сохранит Владимир Мединский.

Идея замены нынешнего министра культуры Владимира Мединского, считающегося креатурой бывшего вице-премьера Влади­слава Суркова, обсуждается уже несколько месяцев. Причина в целом понятна: вряд ли кто-то из членов правительства оказался замешанным в таком числе скандалов – то открытие в Санкт-Петербурге мемориальной доски маршалу Маннергейму, то громкий спор с историками о подвиге 28 панфиловцев, а в последнее время к этому добавились ещё и обвинения в антинаучности докторской диссертации министра культуры. На пост главы Минкульта теоретически могла бы претендовать бывший главред газеты «Культура», а ныне депутат Госдумы Елена Ямпольская – как и в случае Мединского, её патриотизм и верность традиционным ценностям не вызывают сомнений, но при этом её не сопровождает такое количество скандалов.

Известная телеведущая Ксения Собчак, объявившая недавно о своём намерении баллотироваться в президенты России, не хочет возглавлять правительство в случае победы Владимира Путина. Если, конечно, тот сделает ей такое предложение. «Если я проиграю выборы и Путин предложит стать премьером, я откажусь. Я против Владимира Путина и не буду участником этой системы», – сказала Собчак.