Предправления Татфондбанка фальсифицировал отчетность не корысти ради

Роберт Мусин выступил в Верховном суде РТ с пространной речью о том, как пытался спасти банк от банкротства, злоупотребляя полномочиями.
«Я пытался донести до суда, что невозможно желать банку банкротства, скрывая от регулятора его признаки», — заявил Роберт Мусин в Верховном суде Татарстана. Там сегодня состоялось решающее заседание по жалобе экс-главы ПАО «Татфондбанк» на приговор Вахитовского районного суда. Более года назад первая инстанция отправила Мусина на 12 лет в колонию, признав виновным по 6 эпизодам злоупотребления полномочиями с ущербом в 30 млрд рублей. Однако ВС РТ приговор слегка изменил, скостив год колонии, при этом отбирая государственные награды. Подробности — в материале «БИЗНЕС Online».

Адвокат Мусина: приговор нужно изменить

В начале сегодняшнего заседания решился вопрос, из-за которого процесс откладывался с июля и из-за которого суду пришлось возобновить судебное следствие, когда экс-глава ТФБ Роберт Мусин уже был готов произнести последнее слово. Суть заключалась в том, что не известная никому компания ООО «Эколенд» (эта фирма не фигурировала в приговоре) не смогла продать земельные участки, после чего выяснила, что на них наложен арест. Арест наложил Приволжский суд, указавший, что принадлежат они ООО «Триумф» — а имущество этой фирмы под арестом по делу Мусина. Представитель «Эколенда» Мария Кромберг обратилась в Вахитовский суд, чтобы ей дали возможность восстановить срок обжалования приговора Мусину, после чего подать жалобу и участвовать в процессе как заинтересованное лицо. Вахитовский суд в августе этого года просьбу удовлетворил, но ее оспорила прокуратура. Сегодня тройка судей ВС РТ вынесла решение по этому спору, отказав «Эколенду», — таким образом, компания не сможет участвовать в процессе и просить отменить арест.

После этого суд перешел к прениям. Первым слово предоставили адвокату Алексею Клюкину — для экономии времени суд попросил защитника не повторять аргументы, которые тот уже изложил в прениях в апреле этого года. Однако Клюкин все же выразил свою позицию объемно. Она не изменилась: адвокат просил приговор изменить, по ряду эпизодов переквалифицировать обвинение и освободить от наказания за истечением сроков давности, а по одному эпизоду вовсе оправдать. Очень кратко тезисы защитника звучали так.

По эпизоду с выдачей кредитов ГК DOMO с ущербом в 17 млрд рублей. Клюкин подчеркнул, что большая часть ущерба образовалась до того, как Мусин стал председателем правления банка (до 2013 года). «В материалах дела есть информация, что долг образован с 2008 года, и на 2013 год задолженность уже превышала 10 миллиардов рублей», — сообщил адвокат. Кроме того, по его мнению, суд неправильно квалифицировал действия Мусина: в приговоре его называют «бенефициаром», а ст. 201 УК РФ, по которой его судили, не подразумевает такого субъекта. Более того, подчеркнул адвокат, большую часть времени подзащитный был председателем совета директоров и кредитного комитета, а их действия коллегиальны, т. е. сам он единолично превысить полномочия в этом случае не мог. Действия банкира Клюкин здесь попросил переквалифицировать на ст. 172.1 («Фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации») и наказание по ней уже считать отбытым.

По эпизоду с уступкой права требования по 32 кредитам Бинбанку с ущербом в 2,7 млрд рублей. По словам адвоката, суд неправильно определил стоимость облигаций ТФБ, в обмен на которые передавались кредиты. Так, в решении суда сказано, что их номинальная стоимость — 3 млрд рублей, но если считать ущербом указанные следствием 2,7 млрд рублей, то тогда стоимость облигаций равна нулю, указывал адвокат. «Ущерба вообще нет в этом эпизоде, тут получается прибыль, а не убыток», — отметил Клюкин. Здесь он просил Мусина оправдать.

По эпизоду с получением кредита в Центробанке на 3,1 млрд рублей по подложному залогу в виде кредитных договоров с ГК «ТАИФ» защитник попросил переквалифицировать действия Мусина по ч. 1 ст. 195 УК РФ («Неправомерные действия при банкротстве») и освободить от наказания. То же самое попросил применить при рассмотрении эпизода с выводом залогов на 20 млрд рублей. По его словам, это необходимо сделать потому, что все «декабрьские эпизоды» (т. е. датированные декабрем 2016 года) уже были совершены в период фактического банкротства банка.

Гражданский иск адвокат просил отменить и передать его для рассмотрения в суд в гражданском порядке. А прокуратура в лице гособвинителя Марии Кожевниковой просила жалобу Мусина отклонить и признать приговор законным.

Мусин: «Я работал над созданием видимости более благоприятного финансового положения в банке»

Мусин, который в прошлый раз ограничился всего лишь одним высказыванием, сегодня был многословен. Он отметил, что по эпизоду с кредитами ГК DOMO есть два важных обстоятельства, которые установило следствие и которые отражены в приговоре. «Первое — это то, что задолженность группы компаний DOMO была до моих так называемых злоупотреблений, то есть по состоянию на 1 января 2013 года. По разным данным, от 10 до 12 миллиардов», — заявил Мусин. Свою речь он читал стоя по бумажке. Второе, продолжал банкир, — то, что действия Мусина заключались в «сокрытии имеющейся задолженности от Центрального банка РФ путем ее искусственной реструктуризации». «Таким образом, сумма задолженности ГК DOMO, образовавшаяся на 1 января 2013 года, вменена мне в вину незаконно и необоснованно», — сделал вывод Мусин.

По его словам, суд не принял во внимание один факт. Мусин был председателем правления весь 2013 год и в марте – декабре 2016-го, и за это время долг компаний, по его словам, увеличился только на сумму процентов.

«С 1 января 2013 года задолженность, имеющаяся по состоянию на эту дату, увеличилась лишь на сумму процентов, начисленных в результате перекредитования. Именно начислена, а не выдана, что само по себе является упущенной выгодой, а не прямым ущербом!» — обратился Мусин к суду.

«Действительно, как указано в приговоре, я предвидел и допускал отзыв лицензии и последующее банкротство банка. Но именно по этой причине я работал над созданием видимости более благоприятного финансового положения в банке, чем оно было на самом деле! Старался, чтобы финансовые показатели, включая коэффициенты достаточности капитала, выглядели так, чтобы добиться его санации, а не отзыва лицензии», — объяснил Мусин логику своих действий.

По его словам, это подтверждается тем, что в банке был разработан план финансового оздоровления — об этом есть упоминание в эпизоде с получением кредита в 3,1 млрд рублей от ЦБ. «В соответствии с которым (планом — прим. ред.) принимались меры по увеличению капитала банка, привлекались субординированные депозиты. На одной реструктуризации задолженности ГК DOMO моя работа не заканчивалась!» — продолжал банкир назидательным тоном.

«Что же касается трех декабрьских эпизодов — моя позиция была и остается неизменной: они совершены в период фактического банкротства банка и подлежат иной квалификации, нежели та, которую дал суд первой инстанции», — заявил Мусин. После этого он повторил за своим адвокатом, чего добивается: переквалификация, освобождение от наказания и оправдание по одному эпизоду. «Прошу приговор Вахитовского суда от 27 сентября в части признания виновным по статье 201 УК РФ изменить!» — заявил Мусин.

Последнее слово Мусина и итоговое решение

Вообще выступление Мусина в ВС РТ — одно из самых пространных за весь многолетний процесс. «Выступая в судебном заседании первой инстанции, я пытался донести до суда, что невозможно желать банку банкротства, скрывая от регулятора его признаки. Невозможно приукрасить положение ПАО „Татфондбанк“», — начал он свое последнее слово.

Спикер заявил, что суд первой инстанции не обратил внимания на данные противоречия. Также Мусин добавил, что его действия не были направлены на причинение банку ущерба. «В марте 2016 года я вернулся в Татфондбанк, потому что банк уже находился в сложном финансовом положении», — повторял он. Далее судебная коллегия удалилась в совещательную комнату, пробыв в ней всего несколько минут. Вернувшись, суд огласил: «Приговор изменить!» Однако квалификации преступлений суд оставил теми же, сократив сроки, объединив некоторые эпизоды.

Так, суд объединил два эпизода с выдачей кредитов ГК DOMO и выводом обеспечения по этим договорам. Действия Мусина квалифицировали по той же ч. 2 ст. 201 УК РФ и назначили ему наказание в виде 8 лет и 6 месяцев. Эпизод с ПАО «Бинбанк» суд объединил с эпизодом о кредите Центробанка в 3,1 млрд рублей, квалифицировав действия Мусина по ч. 1 ст. 201 УК РФ, и назначил ему наказание в виде лишения свободы на 3 года.

По совокупности Мусину назначили наказание в виде 11 лет колонии общего режима. Также ВС РТ лишил Мусина ряда наград и званий, среди которых орден «За заслуги перед Отечеством» II степени, медаль «За доблестный труд» и звание заслуженного экономиста РТ. Также ему запретили занимать руководящие должности в органах правления коммерческих организаций сроком на 3 года после освобождения.

На данный момент Мусин отбыл чуть более 6 лет (с учетом времени, проведенного в СИЗО и под домашним арестом). То есть прямо сейчас он может подать на УДО: по тяжким преступлениям для получения этого права нужно отсидеть хотя бы половину срока. Есть лишь одно но: в отношении Мусина расследуется второе дело, и по нему он арестован. В остальном суд оставил приговор Вахитовского суда без изменения. Адвокат Клюкин заявил, что планирует обжаловать решение ВС РТ в кассации.

Напомним, Мусина также обвиняют в дополнительных эпизодах злоупотребления полномочиями. Уголовное дело было возбуждено по материалам агентства страхования вкладов (АСВ). По версии следствия, в 2013–2016 годах Татфондбанк по указанию Мусина выдал необеспеченные кредиты 35 аффилированным юрлицам. Также, полагает СКР, банкир злоупотребил полномочиями при выводе ликвидных активов и принятии на баланс переоцененных активов. Тем самым ТФБ был причинен ущерб на сумму более 26,7 млрд рублей. Дело начали рассматривать в ноябре.
Путь в «Алабугу» лежит через Манхэттен
Шагивалеев потратился на баннер и телеграм-каналы в надежде вернуть уехавших спецов.
Основателя Finiko вытрясли из Эмиратов
Генпрокуратура уже готовит экстрадицию Зыгмунтовича в Россию. Вот только вернут ли вкладчикам миллиарды?
Несладкая жизнь бывшего зятя Ильшата Фардиева
Экс-директор «Заинского сахара» не успел отбыть «условку», как опять оказался на скамье подсудимых.
Таможенники глушат создателя автозвука Pride
Известного производителя аппаратуры закошмарили обвинениями в неуплате пошлин.
Рустам Минниханов вырвал себе покрышки
Глава Татарстана берёт под контроль рынок шин.
Ближайших родственников казанского стрелка просят казнить в назидание другим
Потерпевшими по делу о нападении на гимназию являются 667 человек.
17 членов банды «Третья коробка» получили в сумме 117 лет
О задержании ОПГ с трибуны Госсовета в 2020 году заявлял Артем Хохорин.
Лучший бомбардир «Рубина» накатал на 200 штрафов
Футболисту Лисаковичу, любящему быструю езду, придется заплатить не менее 100 тысяч рублей.
Шаймиев-младший и Шигабутдинов нахимичили себе санкции
По мнению британцев, акционеры ТАИФа контролируют 96% нефтехимии и нефтепереработки Татарстана и даже добычу сырой нефти.
От казанской пирамиды остался один Lamborghini
Проект Treenity мог привлечь до 100 миллионов рублей. Организаторы сбежали, а МВД ищет потерпевших.
Казанская полиция припомнила Коломойскому «Татнефть»
МВД по РТ обвинило украинского олигарха в присвоении 400 миллионов долларов и арестовало заочно.
Ректора Гафурова оправдал прокурор, но СК ему не поверил
Следственный комитет усомнился в подлинности документа.
Равиль Зиганшин играет в прятки с ФНС
Как выяснил The Moscow Post главный строитель Казани Равиль Зиганшин, возможно, мог иметь отношение к целой паутине фирм-однодневок с офшорными прокладками для ухода от налогов и вывода бюджетных средств.
МВД Татарстана ремонтировало машины только по знакомству
Владелец автосервиса три года побеждал в тендерах, а потом неожиданно написал явку с повинной.
НДС ушел под пиво - за что сел экс-глава Васильевского АТП Кукаров
Бывшего директора Васильевского АТП осудили за уклонение от уплаты НДС на 81 миллион.
Организаторы Frendex удрали вместе с пирамидой
Что рассказал первый арестант по делу пирамиды Frendex. «Платиновый директор» Александр Тришаков попросился на свободу. Но суд ему не поверил.
Имуществом бенефициаров банков убытков не погасить
Виновные в крахе финансовых организаций Татарстана нанесли ущерб на 182 миллиарда рублей.
Сирены напели замглавы МЧС уголовное дело
Замглавы МЧС Татарстана Рафиса Хабибуллина предстал перед судом, ему предъявлено четыре уголовных эпизода.