ПолуПРО

США и Россия пугают друг друга несуществующими системами противоракетной обороны?
19.06.2017
7 июня вице-премьер Дмитрий Рогозин сообщил, что российская оборонная промышленность предложила Министерству обороны вариант системы ПРО, который позволит защитить от нападения с воздуха всю территорию России. Ранее, в конце мая, Пентагон провёл успешное испытание своей системы ПРО GMD – ей впервые удалось
не только обнаружить, но и сбить в космосе «объект с характеристиками межконтинентальной баллистической ракеты».

«Наша Версия» разбиралась, действительно ли Россия станет неуязвимой для ракетных ударов и превзойдёт ли отечественная система ПРО американский образец. Как пообещал Дмитрий Рогозин, после завершения развёртывания Единой космической системы страна окажется закрытой сплошным противоракетным куполом. По его словам, новый вариант противоракетного «зонтика» будет состоять из наземного и космического эшелонов – детально план системы не раскрывается из-за повышенной секретности, поэтому оценивать её перспективы специалисты не берутся. При этом аналитики, знакомые с состоянием отечественного оборонного комплекса, отмечают, что в области разработки и применения средств ПРО у нас имеются хорошие технические и технологические заделы. Основой для них являются советские проекты, некогда закрытые из-за отсутствия средств и ныне переживающие расконсервацию.

России нечем сбивать ракеты

До недавнего времени основной проблемой для российской системы ПРО являлась катастрофическая нехватка средств обнаружения. После распада СССР на территории России осталось меньше половины РЛС системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Залатать прорехи удалось только в этом году, когда на боевое дежурство встали три радиолокационные станции нового поколения типа «Воронеж» — в Барнауле, Орске и Енисейске. В настоящее время в России всего семь таких станций, ранее на боевое дежурство были поставлены объекты в Ленинградской и Калининградской областях, а также в Армавире и Усолье-Сибирском. Таким образом, впервые по всему периметру границ России удалось создать сплошное радиолокационное поле системы предупреждения о ракетном нападении. По заявлениям военных, благодаря этому сейчас контролируется каждый пуск баллистической ракеты или космического аппарата на расстоянии 6 тыс. километров от границ. Теперь создаются дублирующие системы: РЛС нового поколения «Воронеж-ДМ», развёрнутая в Красноярском крае, заступит на боевое дежурство до конца 2017 года; начаты работы по созданию радиолокационной станции в районе Воркуты и в Мурманской области. Также создаётся группировка спутников, которая будет способна отследить ракетный пуск в любой части земного шара.

Однако если с системами обнаружения пуска ракет ситуация значительно улучшилась, то с системами поражения она остаётся неоднозначной, поскольку пока что новые образцы только разрабатываются. В декабре прошлого года заявлялось об успешных испытаниях перспективной ракеты-перехватчика «Нудоль». По всей видимости, эта ракета является частью комплекса противоракетной и противокосмической обороны А-235, который придёт на смену действующей системе ПРО А-135 «Амур», предназначенной для защиты Москвы от атак баллистических межконтинентальных ракет.

Кроме того, большие надежды военные возлагают на новое поколение зенитных ракетных комплексов С-500 «Прометей». По заявлениям разработчиков, С-500 станет универсальным комплексом дальнего действия и высотного перехвата с радиусом поражения 600 километров. Если эта система достигнет заявленных характеристик – а звучат обещания, что С-500 сможет одновременно поразить до 10 баллистических ракет, летящих со скоростью до 7 километров в секунду, – то эта ЗРК действительно станет надёжным инструментом для новой российской ПРО. Однако пока что это лишь планы.

Эксперты считают, что идея создания российского купола ПРО могла быть позаимствована у американцев, которые с конца 1990-х годов формируют систему наземной противоракетной обороны Ground-based Midcourse Defense (GMD), предназначенную для уничтожения межконтинентальных баллистических ракет (МБР) в космосе. Принцип действия системы таков: сеть стационарных радиолокационных станций, состоящая из наземных PAVE PAWS и мобильных морских SBX, обнаруживает МБР, после чего GMD запускает ракету-перехватчик шахтного базирования. Первые элементы GMD были развёрнуты в 2004 году, на данный момент на боевом дежурстве находится 32 ракеты в Форт-Грили на Аляске и 4 – в Ванденберге в Калифорнии, ещё 8 планируется ввести в строй до конца текущего года. Критики системы в самих США называют GMD самой сложной и при этом самой ненадёжной системой ПРО. С 1999 года было осуществлено 17 запусков для поражения учебных целей, и только 9 из них закончились успехом. Основные проблемы возникали с перехватом ракет в ближайшем космосе.

Однако 30 мая у американцев появился повод для оптимизма. В этот день системой GMD был проведён успешный перехват межконтинентальной баллистической ракеты в космосе. По оценкам экспертов, перехват МБР в космосе действительно является колоссальным достижением, поскольку впервые удалось решить сложнейшую техническую задачу – попасть в небольшую цель на большом расстоянии при гигантских встречных скоростях.

Впрочем, российские эксперты призывают не драматизировать ситуацию, поскольку американская система ПРО способна защитить лишь ограниченную территорию. Поэтому сегодня задача максимум подобных систем – минимизировать последствия либо одиночного, либо непреднамеренного пуска. Однако главное здесь всё же другое: по мнению специалистов, сегодня ни одна страна в мире не может создать сплошную систему противоракетной обороны, способную закрывать полностью территорию страны и противостоять массовой ракетной атаке. Причина заключается в дороговизне создания такого «зонтика» – к примеру, стоимость одного пуска американской противоракеты EKV составляет около 70 млн долларов, а для гарантированной защиты от нападения потребуются тысячи подобных ракет. Такие расходы слишком велики даже для американцев, которые в связи с этим продолжают искать способы создания менее дорогой, но при этом более надёжной системы перехвата вражеских ракет. Что уж говорить о России, военный бюджет которой значительно меньше. Таким образом, заявление Дмитрия Рогозина о разработке отечественными учёными противоракетного купола вряд ли может стать поводом для восторгов – если в теории система ПРО и имеется, то её воплощение на практике остаётся под большим вопросом.

Александр ГОРЬКОВ, бывший начальник зенитных ракетных войск ВВС РФ:

– Сегодня параллельно идёт развитие систем ПРО в США и России. При этом довольно сложно сказать, кто находится в лидерах, поскольку эта тема достаточно закрыта в обеих странах. Также трудно понять, что имел в виду Дмитрий Рогозин, когда сообщил, что будет создана система ПРО, способная закрыть всю Россию противоракетным куполом. Действительно, сегодня активно восстанавливается система оповещения о нападении, которая позволяет обнаруживать пуски ракет. Однако огневые средства, которые способны уничтожать баллистические ракеты, находятся под Москвой и близ ряда важных стратегических объектов. При существующих технологиях практически невозможно закрыть всё пространство России от авиации и ракетных ударов – в первую очередь по финансовым соображениям. Если же говорить о перспективных системах ПРО, то для начала подобную систему необходимо создать, испытать, а затем принять на вооружение и поддерживать в боеготовом состоянии, всё это потребует много ресурсов. Сегодня говорят, что создаются новые ЗРК – например, С-500, которые будут способны выполнять подобную задачу, но пока это только отдалённая перспектива. С-500 только находятся в разработке, непонятно, какими характеристиками они будут обладать и когда будут приняты на вооружение.