Олег Дерипаска хоронит Пикалево в цементе

Самый знаменитый моногород России, «спасенный» Путиным десять лет назад, Пикалево снова переживает не лучшие времена
Как это было

В мае 2019 года Владимиру Путину передали записку от рабочих Пикалёво: «Благодарим за помощь, оказанную 10 лет назад».

Есть что вспомнить – в 2009 году местные цементники перекрыли шоссе Новая Ладога – Вологда из-за массовых увольнений и невыплат зарплат. По телевизору вся страна увидела, как тогдашний премьер-министр срочно прибыл в Пикалёво и прямо на предприятии заставил заводских боссов уладить конфликт. Один из них – Олег Дерипаска – не сразу решился поставить подпись под общим договором. Он долго читал документы и от волнения даже забыл отдать ручку Путину. Тот по-учительски возвратил Дерипаску к столу: «Ручку верните».

История вопроса

Что не хотел подписывать Дерипаска?

До 2008 года Пикалёвский глиноземный завод («Базэлцемент», относящийся к Группе Олега Дерипаски), «Пикалёвский цемент» («Евроцемент груп») и «Пикалёвская сода» («Метахим») работали вместе. Несогласованность началась с жалоб завода Дерипаски на то, что следующий завод хочет покупать продукцию по слишком низким ценам. После этого на первом заводе решили делать цемент самостоятельно. Закрывшись на перепрофилирование, предприятие заглушило и работу смежников. Владимир Путин заставил собственников вернуться к прежней единой схеме.

Относительно работы завода Дерипаски премьер-министр пообещал поговорить с ним отдельно.

Вместе с Путиным и Дерипаской в Пикалёво приехали вице-премьер Игорь Сечин, глава Минрегионразвития Виктор Басаргин, губернатор Ленинградской области Валерий Сердюков, глава ФАС Игорь Артемьев, глава ВТБ Андрей Костин, несколько вовлеченных бизнесменов из списка «Форбс» и глава РЖД Владимир Якунин, который должен был обеспечить поставку сырья по супердешевому тарифу, компенсированному правительством РФ. С тех пор РЖД периодически судится с заводом.

С тех пор понятие «моногород» – местность, зависящая от одного предприятия – стало не только распространенным, но и официально прописанным. С 2010 года работает программа господдержки моногородов. Что из этого вышло?

Цифра

321 – столько моногородов в России.

Вагон с премьером

Санкт-Петербург и Пикалёво разделяет 250 км – 4 часа на автобусе. Попасть туда нетрудно, выбираться сложнее. На резком повороте с трассы, которую перекрывали местные жители, сегодня ЧП – в канаву улетел автобус. Рядом скелет разбитой машины, уже давно занесенный снегом. Скользкая дорога – единственный путь. Поезда на ближайшей к Пикалёво станции давно не останавливаются. Соседняя – только для товарняков. Последний пассажир ехал здесь 10 лет назад. Им был Путин.

– Тогда была небольшая подстава. Все его ждали на месте посадки вертолета, но Путина там не оказалось. Он въехал на завод прямо по техническим путям, по которым возят продукцию. А уже обратно улетел на вертолете, – рассказывает гидрометаллург с 20-летним стажем Максим Никонов – один из тех, кто шел на перекрытие трассы в первых рядах. – Пока шло совещание, мы ждали у проходной. Внутрь нас не пускали, стояла охрана. Когда все было решено, Путин вышел и пообещал: заводы работать будут. Много с нами не общался, просто спросил, как дела, как настроение, потом собрался и уехал.

Настроение к тому моменту улучшилось. Рабочие вспоминают, что еще до отъезда премьера в толпе разом забренчали телефоны – начали приходить СМС о поступлении нескольких зарплат. Некоторые не слышали этого звука полгода. В то же время все документы об увольнении с пикалёвского цементного завода были аннулированы.

– Тогда под сокращение попали почти полторы тысячи человек. Больше всего – на пикалёвском цементном заводе, где я тогда работала. Но я была единственным кормильцем в семье, меня уволить не могли, – рассказывает Лариса Иудина, которая сейчас возглавляет профсоюз соседнего предприятия – Пикалёвского глиноземного завода, – сейчас у нас уже другая проблема – кадровый голод. Не хватает квалифицированных специалистов. Мы продаем вакансии, приглашаем даже иногородних, о чем раньше не было и речи. Теперь уже к профсоюзу прислушиваются и зарплату стараются людям поднимать. Я считаю, что для вредных производств у нас хорошие условия работы. Но вот того, что город расцвел и мы тут все зажили, как в раю, конечно, не могу сказать.

Лариса Иудина, профсоюзный лидер
 
Похороненные под цементом

Жители Пикалёво, которые гуляют с колясками по центральной улице Советской, никогда не проходят ее до конца. На подходе к промзоне стволы деревьев полностью покрыты белым налетом. На вкус – немного солёно. Устаревшая очистительная система пропускает цементную пыль и частицы соды, которые плавно опускаются на город. Недалеко от завода – кладбище. Надгробные плиты тоже белеют налетом. Подходишь к проходной – уже хочется хорошенько откашляться. Пикалёвцы дышат этой смесью почти век – заводы заложили еще в 1930-х.

Осмотр остальных достопримечательностей Пикалёво заканчивается быстро: клуб, памятник Ленину на центральной площади и неработающий кинотеатр. Больше двадцати лет назад его переделали в храм – к прямоугольной советской постройке приделали деревянный флигель с двумя куполами. Главный и единственный досуговый центр – городской бассейн. Кроме него, по словам лидера профсоюза, детям пойти некуда. Площадка в центре города засыпана снегом – единственный трактор, расчищающий дороги, даже не собирается поворачивать ковш в эту сторону.

– С младшим некуда пойти. Посмотреть кино, поиграть в боулинг мы ездим в соседний Тихвин (40 километров), – продолжает Максим. – В плане инфраструктуры с 2009 года особенно ничего не поменялось: как не было дорог, так и нет. С соцобъектами, ремонтом в садиках и больнице стало получше. Все-таки сказывается вливание денег в завод, который стал прибыльнее. Но я помню, какие темпы были в дни перед приездом Путина – за 4 часа залатали больше дорог, чем за год до этого.

Максим просил связаться с ним рано утром – между ночной сменой и дневным сном. В середине дня, пока взрослые делают цемент или отсыпаются, на улицах только пенсионеры и школьники.

В тихом, укрытом снегом городке есть свой уют, но молодежь его не ценит. За весь день молодые мне ни разу не встретились.

– А куда им здесь деться? Только в Питер. Все они стремятся уехать и возвращаться не хотят, к сожалению. Да и куда? Новое жилье здесь не строится. Единственный дом был построен для врачей, чтобы их привлечь в больницы. У нас ведь большие проблемы с медициной – как в глухой деревне, врачей толком не найти. Раньше завод строил квартиры, теперь никто не строит, администрация на это деньги тоже пока не выделяет. То, что мы находимся в составе Бокситогорского района, играет с нами злую шутку. Большая часть и денег, и отчислений остается там. А тут старые здания, которые потихоньку разваливаются.

Не получилось

В конце 2019 года Счетная палата признала неэффективной программу развития моногородов. Численность трудоспособного населения в них за последние два года сократилась на 353,6 тысячи человек.

Вместо зарплаты – шоколадные рулеты

В июньском выпуске единственной пикалёвской газеты «Рабочее слово» о 10-летнем юбилее тех событий ни слова. В городе этот день прошел незамеченным.

– Дату заметил только проф-союзный комитет. У жителей работа – дом, не до этого, – говорит Максим Никонов.

От центра города до трассы – 4 километра. Но где конкретно пикалёвцы заблокировали дорогу, они уже не помнят.

Бывший профсоюзный лидер Светлана Антропова, которая и вела рабочих, согласна, что был бы смысл поставить памятник настоящей профсоюзной победе, но и сама говорит о тех событиях без былого энтузиазма:

– Сейчас у меня уже другая жизнь, после выхода на пенсию занимаюсь внуками.

Десять лет назад ей приходилось раздавать рабочим шоколадные рулеты, которые приходили в Пикалёво в качестве гуманитарной помощи от областного правительства. Недобрым словом эти угощения вспоминают до сих пор. 22 числа горожанам раздавали рулеты, а 23-го у них истекал срок годности. Это, конечно, послаще, чем червивое мясо на броненосце «Потемкин», но эффект тот же.

– К тому времени, когда нас уже закормили этими просроченными сладостями, которые товарищ губернатор напосылал, мы по полгода не получали зарплату. Работали кто как. Просто приходишь в цех, делаешь отметку. Мастеру показался, рукой махнул и вышел. Как-то на проходной нас собралось около 1000 человек, решили, что все, пора действовать, и пошли перекрывать трассу. Сотрудники полиции, которые нас уже ждали на дороге, не препятствовали. Им поступил звонок, нас пропустили. На дороге стоял автобус с ОМОНом, чтобы нас разгонять, но обошлось без этого. Хотя образовалась пробка по 30 км в каждую сторону. Прогремели тогда, конечно, на весь мир. Как-то ездил в Германию. Говорили: «О, Пикалёво, как же, слышали», – вспоминает Максим.

Тогда, возможно, в последний раз несанкционированный выход остался без последствий.

– Из нас никого не преследовали. Когда все стихло, ни одного дела ни на кого не завели. Все понимают, что без работы жить невозможно. Не может же весь город собрать чемоданы и уехать, у всех семьи, дети, недвижимость. Корни, наконец, – объясняет Лариса Иудина.

Вакансии

На работу в Пикалёво


Мы узнали, какая зарплата на самом крупном пикалёвском заводе спустя 10 лет после кризиса.

Чаще всего глиноземному заводу требуются машинисты экскаватора – 35–60 тысяч рублей в зависимости от разряда.
Аппаратчик-гидрометаллург – 25–60 тысяч рублей.
Взрывник – 27–37 тысяч рублей.
Газорезчик – 19–43 тысячи рублей.
Помощник машиниста тепловоза – 29–40 тысяч рублей.
Водитель погрузчика – 25–40 тысяч рублей.
Грузчик – 30–60 тысяч рублей.
Средняя зарплата по Ленинградской области – 39 тысяч рублей. Вакансии на заводе открыты не всегда. Самый высокий спрос в Пикалёво на водителей и продавцов-кассиров.

Здесь будет моногород-сад

Несмотря на особый контроль за моногородами, за 10 лет рабочих мест здесь прибавилось немного. Разве что теперь у городских границ красиво светятся в темноте 7 гектаров современных теплиц, где выращивают овощи. Пикалёвцы гордятся, что их огурцы и желтые помидоры можно купить в Петербурге.

На другой стороне Пикалёво – три новых трехэтажных современных цеха, где собираются развивать производство конфет – кукурузные шарики в шоколаде. Правда, пока здесь только 40 рабочих мест.

– Вот я, как представитель общественности, населения, не вижу таких прям грандиозных перемен, – вздыхает Лариса Иудина. – Сказать, что у нас тут производства наоткрывались, пока сложно. Разве что в теплицу народ иногда переходит. По-прежнему в случае увольнения большинству работников приходится выезжать. В основном на завод в Тихвине. Люди кочуют туда-сюда. То мы кого-то переманим, то у нас.

В 2009 году проблема была в том, что разные владельцы трех пикалёвских заводов, объединенных в одну производственную цепочку, не смогли договориться.

После того как Владимир Путин решил вопрос, Пикалёвский глиноземный завод, подконтрольный Олегу Дерипаске, идет в гору. Доходность следующего звена – «Пикалёвского цемента» – снова угрожающе стремится вниз.

Но дороги люди не перекрывают. И на том спасибо. 

Кто в прибыли?

Спустя 10 лет предприятие Олега Дерипаски все равно оказалось в плюсе
1. Пикалёвский глиноземный завод

2011–19 млн руб.

2018–342 млн руб.

2. «Пикалёвский цемент»

2011–837 млн руб.

2018–258 млн руб.

3. «Пикалёвская сода»

2011–1,5 млн руб.

2018–805 млн руб.
Льва Леваева делают бездомным
Генпрокуратура России посчитала, что приватизация двух отелей в Минводах прошла с нарушениями.
Московской фирме не удалось прикинуться китайским Shein
Роспатент защитил бренд от российского конкурента.
Нидерландское Salym учат говорить по-русски
«Газпром нефть» через суд переводит СП в российскую юрисдикцию.
Русского киберимошенника отправили этапом в США
США считают Дениса Дубникова причастным к работе группировки кибермошенников, которые использовали вредоносное ПО для шифрования файлов на компьютерах жертв и требовали выкуп за разблокировку.
Миллиардер Тукаев спасает активы разводом
Погрязший в долгах подрядчик «Роснефти» и птицевод из Лениногорска тасует недвижимость, машины и доли в бизнесе с близкими.
«Полиметалл» отводит ФНС глаза
Продажу десятков тысяч тонн руды представили попутной добычей. Золотопромышленники ищут способ снизить налоговое бремя.
ФАС ударила по РЖД током
ОАО РЖД не пускают на оптовый энергорынок.
Россиян оставили без швейцарских шоколадок
Производитель шоколада Lindt остановил поставки и закрыла свои российские магазины в начале марта, а теперь окончательно покидает рынок РФ. Причины решения не называются.
Жидомасонская риторика отца Сергия возбудила прокуратуру
На этот раз бывшему духовнику Среднеуральского женского монастыря вменяют разжигание ненависти к представителям других религиозных конфессий. Свою вину он не признал.
Секреты улетали в Китай на гиперзвуковых ракетах «Циркон»
За работу на китайскую разведку наказывать по всей строгости не принято.
Госдеп Белоусов исчез, не попрощавшись
Депутат Вадим Белоусов исчез, не дослушав приговор за миллиардные взятки.
Юрию Шевчуку суд напел штраф
Шевчук на заседании не присутствовал, но передал через адвоката антивоенное заявление.
В МВД запахло «Энергогазом»
«Энергогаз» готовится к новой продаже актива за 1,8 миллиарда. Долю в «Научном-6» реализуют с помощью публичного предложения.
Сенатор Арсен Каноков купил сеть премиум-супермаркетов «Глобус Гурмэ»
Сеть премиум-супермаркетов «Глобус Гурмэ» сменила владельца. Российские рестораторы Аркадий Новиков и Антон Пинский продали ретейлера группе «Синдика» сенатора Арсена Канокова.
Катерина Босов стала невозвращенкой
Французское издание опубликовало интервью с вдовой угольного олигарха
У Татьяны Бакальчук клевые «Ягодки»
Новая надпись расположена на главной странице сайта, при этом ссылка на страницу не изменила, и приложение в Google Play все еще называются Wildberries
Лиокумович прикупил OBI за 600 рублей
Закрытие бизнеса в России немецким OBI GmH стало одной из самых драматичных историй исхода иностранных компаний с российского рынка.
Тиньков наговорил Дерипаске на 2 миллиарда рублей
Дерипаска подал иск к Тинькову из-за оскорбительных высказываний в одной из соцсетей. Он требует взыскать с бизнесмена компенсацию 2 миллиарда рублей. Эту сумму в случае победы Дерипаска планирует направить на благотворительные проекты
Скандальных фармацевтов госпрограммой не вылечить
За реализацию инициативы Министерства науки и высшего образования о развитии лекарственной промышленности в России намереваются взяться фармакологические компании с неоднозначной репутацией.