Пластический обман

После одной из юбилейных встреч с известной актрисой, праздновавшей своё 60-летие в студии Первого канала, я не удержалась и позвонила своей знакомой – кандидату медицинских наук пластическому хирургу Татьяне Шутенко. Дело в том, что виновница экранного торжества откровенно говорила о своих пластических операциях и демонстрировала кадры до и после результата. 
21.01.2014

После одной из юбилейных встреч с известной актрисой, праздновавшей своё 60-летие в студии Первого канала, я не удержалась и позвонила своей знакомой – кандидату медицинских наук пластическому хирургу Татьяне Шутенко. Дело в том, что виновница экранного торжества откровенно говорила о своих пластических операциях и демонстрировала кадры до и после результата…                             

Реакция доктора меня поразила: «Когда я всё это смотрела, меня не покидало ощущение, что лицо у звезды – чужое. Оно не одухотворённое, наоборот, даже отталкивающее. Сидевшие рядом с актрисой её коллеги по цеху, старше её по возрасту, но не делавшие пластику, казались мне привлекательнее и приятнее».
                           
…все врачи, с которыми я беседовала при подготовке этого материала, жаловались: государство практически прекратило финансирование эстетической медицины и пластических операций. Отсюда и плачевные подчас результаты… Пластическая операция – осознанный и самостоятельный выбор каждого человека. Но для определённой категории людей это необходимость. Я имею в виду прежде всего медийных лиц – актёров, представителей шоу-бизнеса, эстрадных исполнителей. Часто внешность для них – залог благосклонности работодателя, да и самого заработка. Именно поэтому дамы за 45–50 часто решаются на пластическую операцию. Однако 100-процентный результат гарантировать не может никто. Выбирая пластику, человек по собственной воле идёт на риск.
                           
Один из известных российских пластических хирургов заявил: «Есть расхожая истина: стареть надо красиво. Пластические операции – один из способов сделать это. Опасны ли они? Безусловно, ведь это настоящая операция, такая же как на сердце, сосудах, лёгких. И большинство из них заканчивается с положительным результатом, но какой-то процент бывает неудачен».
                           
Некоторое время назад я снимала документальный фильм, одной из героинь которого была вице-мисс России Екатерина Сумина. Девушка модельной внешности обратилась в частную клинику ООО «Лазерный центр». Она хотела сделать липосакцию – операцию по откачке жира, – чтобы уменьшить на 2 сантиметра объём своей талии. Всё было бы хорошо, если бы медики, получившие за свою работу немалые деньги, не забыли проверить пациентку на переносимость анестезии. В результате на операционном столе у красавицы остановилось сердце. Но врачи не прекратили операцию. Сумину подключили к аппарату искусственного дыхания, запустив вентиляцию лёгких. После того как Катя вроде бы начала дышать самостоятельно, её отключили от аппарата, продолжив операцию. Сами врачи утверждают, что сделали всё правильно. Разве что упустили из виду, что девушка может не переносить наркоз…
                           
В результате Сумина впала в кому из-за того, что её мозг слишком долго не снабжался кислородом. Теперь на уход за девушкой, которая скорее всего уже не поправится, семья ежедневно тратит около 100 долларов. Очевидно, что наказание, назначенное врачам, смехотворно по сравнению с тем, что они натворили: суд Самары признал хирурга Игоря Воробьёва и анестезиолога Юрия Свириденко виновными, дав им по полгода условно. Медики также были лишены права заниматься медицинской практикой в течение полутора и двух лет соответственно. Думаю, если бы Екатерина Сумина не заняла в своё время второе место на конкурсе красоты и не была достаточно известна, медики, возможно, вообще ушли бы от ответственности.
                           
И всё же люди, для которых внешность – это профессия, идут на пластические операции. Идут, чтобы получить новые роли, сниматься, мелькать на экране, сохранить место в тусовке… Недавно в социальных сетях развернулась дискуссия по поводу того, кому из звёзд старшего поколения «повезло» под ножом пластического хирурга больше других. В итоге дискуссии прозвучало всего одно имя: актриса Любовь Орлова. У многих же других результатом неудавшейся пластики стала вынужденная смена профессии либо вовсе уход из неё. Но, как говорится, каждый сам выбирает свою судьбу.
                           
Конечно, есть и удачные примеры пластических операций. Но и тут не всё так просто. «Лицо, лик – это отображение внутреннего мира, – считает Татьяна Шутенко. – И если лицо становится чужим, оно меняет суть человека, его характер. Изменение внешности – это огромная ответственность как врача, так и пациента. И, думаю, правильно, что государство в первую очередь развивает социально значимые направления в медицине, направленные на сохранение здоровья человека и повышение качества его жизни».
                             
Какую клинику выбрать – частную или государственную? – вот вопрос, пожалуй, наиболее актуальный для тех, кто решается лечь под нож. Если верить статистике, ежегодно количество клиник пластической хирургии, не обеспеченных государственным финансированием, увеличивается на 11–12%. Возникает закономерный вопрос: почему?
                           
Российская государственная эстетическая медицина действительно переживает сейчас не лучшие времена. Конечно, в государственных учреждениях ниже цены, там выдают больничные листы. Но в то же время государственные клиники по причине недостаточного финансирования не всегда обладают современным медицинским оборудованием. К тому же высококвалифицированные пластические хирурги редко работают в штате государственных клиник. Причина проста: низкая зарплата. Лучшие специалисты оперируют в бюджетных медучреждениях лишь, как правило, в рамках специальных акций и редко рассматривают работу в них в качестве основной.
                           
У коммерческих клиник эстетической медицины, безусловно, больше достоинств: они лучше оснащены новейшей медицинской аппаратурой, там работают опытнейшие профессионалы, время консультации не ограничено жёсткими рамками. С пациентом пластический хирург обсудит все необходимые вопросы, несмотря на то, сколько это займёт времени – 10 минут или полчаса. В стационаре на время восстановления после пластической операции пациента обеспечат всем необходимым. Согласитесь, это чрезвычайно удобно. Недостаток один: цены в частных клиниках эстетической медицины многократно выше, чем в клиниках государственного профиля.
                           
Абсолютно все врачи, с которыми я беседовала при подготовке этого материала, жаловались: государство практически прекратило финансирование эстетической медицины и пластических операций. Отсюда и плачевные подчас результаты.
                           
Да и о каком финансировании «медицины красоты» может идти речь, когда у государства не хватает денег на жизненно необходимые предметы – кардиостимуляторы, эндопротезы, шовный материал! В результате многие пациенты не могут быть своевременно прооперированы. Врачи из Челябинска и вовсе написали напрямую президенту Владимиру Путину: в кардиохирургическом отделении областной клинической больницы сворачиваются программы экстренной помощи.
                           
Чиновники обещают исправить ситуацию к 2015 году. Но уже сейчас очевидно, что этим планам не суждено сбыться. Как заявила недавно министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова, медучреждениям нужно ещё 1,5 трлн рублей, чтобы унифицировать стандарты оказания бесплатной медицинской помощи. Однако, к примеру, в 2012 году на эти цели было выделено всего лишь 680 млрд рублей.
                           
По данным «Левада-центра», сегодня более половины россиян недовольны работой государственных медицинских учреждений. Поэтому неудивительно, что появляется всё больше коммерческих клиник. Из этого можно сделать один простой вывод: услуги пластических хирургов будут становиться всё более частными и всё более дорогостоящими. А значит, менее доступными. Хотя у российских специалистов есть интересные наработки, которые государству логично было бы поддержать. «Отечественные пластические хирурги являются родоначальниками и авторами многих передовых идей. Именно российские учёные начали использование стволовых клеток при пересадке костного мозга, инициировали создание имплантов из наноматериалов, адаптированных к биотканям человека, перешли к трёхмерному моделированию. Сейчас наметились новые направления в отечественной эстетической медицине, когда от агрессивных методов рассечения и иссечения тканей они перешли к перемещению и обновлению тканей, восстановлению их утраченных свойств», – рассказывает Татьяна Шутенко.
                           
Однако государство скупо распределяет деньги даже на гранты для пластических хирургов. Поговаривают, что при их получении запрещено употребление самого термина «эстетическая медицина» или «пластическая хирургия»…
                           
Безусловно, государство вкладывает деньги в первую очередь в те области медицины, которые важнее по жизненным показаниям. Но, может быть, заодно и обществу стоит поменять доминирующую нынче философию, которая непременно связывает успешность в жизни с молодостью и красотой? Кстати, многие развитые страны уже меняют свои эстетические стандарты. Например, появление на телеэкранах США и Европы людей с «неидеальными» лицами и фигурами стало уже приметой времени. В этих странах давно сделана ставка не на внешнюю красоту, а на здоровый образ жизни и гармоничное развитие личности.
                           
Незадолго до гибели известнейший российский пластический хирург Евгений Лапутин говорил о своём профессиональном разочаровании. «Искусственно созданные красивые лица – это путь в никуда», – признался он однажды.
                           
Пластический хирург Татьяна Шутенко тоже понимает красоту не только как внешнюю субстанцию: «Если человек социально активен, умён и оригинален – он интересен в любом возрасте. Что касается эстетической медицины, думаю, что новые направления и достижения в науке позволят внести и новые стандарты красоты. А это, в свою очередь, зависит от повышения качества жизни человека и его социальной адаптации в обществе. Ведь главное – быть в гармонии с окружающим миром!»
                           
Лично я видела много итогов пластических операций. И всякий раз не могла отделаться от мысли: да, этот человек красив. Но отчего постоянно присутствует ощущение, что он меня обманывает?

Справка

Ежегодно в мире проводится свыше 17 млн пластических операций. Каждая вторая из них – с хирургическим вмешательством. Статистики неудачных операций не существует. Однако новости о том, что очередная пациентка, решившая с помощью хирургов вернуть себе молодость и красоту, в итоге превратилась в пугало, а то и вовсе лишилась жизни, появляются с пугающей регулярностью.                           

В апреле 2011 года Дарницкий районный суд Киева вынес обвинительный приговор пластическому хирургу, который провёл неудачную операцию на лице пациентки. 50-летняя женщина решила убрать мешки под глазами и носогубные складки, однако вместо этого врач по какой-то причине сделал ей круговую подтяжку и поднял брови. Мало того, что они оказались на разном уровне, так ещё из-за повреждения нерва у женщины начало дёргаться лицо. Врачу пришлось заплатить компенсацию в размере 30 тыс. гривен.
                           
В сентябре 2011 года в Запорожье на операционном столе в частной клинике скончалась 25-летняя Ксения Михайлюта. Женщина хотела сделать подтяжку груди.
                           
Осенью 2012 года Управление Следственного комитета по Москве объявило в международный розыск пластического хирурга Эльчина Мамедова. По версии следствия, с августа 2006 по октябрь 2008 года Мамедов работал врачом, не имея при этом сертификата специалиста по специальности «хирургия» и используя заведомо подложный сертификат. В результате проведённых Мамедовым операций одна из пациенток впала в кому, другая после липосакции бёдер долго не могла ходить. У третьей во время операции по увеличению молочных желёз Мамедов забыл в груди салфетку. После возбуждения уголовного дела хирург-самозванец бежал из России.
                           
Не застрахованы от беды не только обычные пациенты, но и известные персоны.
                           
В конце 2003 года популярнейшая в то время в России телеведущая Оксана Пушкина решила сделать «инъекцию красоты», чтобы разгладить носогубные складки. Попытка стать привлекательнее закончилась печально. Оксана Пушкина получила массу осложнений – на коже образовались тёмные пятна, которые можно было скрыть только очень плотным гримом, затем началось воспаление. Как выяснилось позже, врач, сделавшая ей укол, допустила грубую ошибку. Пушкина оказалась одной из немногих звёзд, решившихся откровенно рассказать о своём неудачном опыте общения с медиками.
                           
В числе отечественных знаменитостей, якобы пострадавших от ошибок пластических хирургов, иногда упоминают Веру Алентову и Машу Распутину. Из зарубежных же медийных персон «жертвой пластики № 1 в мире», как правило, именуют ключевую фигуру модного дома Versace дизайнера Донателлу Версаче. Она делала операции по изменению формы носа, увеличению груди, многочисленные инъекции ботокса, увеличивала губы, но удачной оказалась только маммопластика. В результате из неброской блондинки Донателла превратилась во фрика с распухшими губами и натянутой кожей. Впрочем, вряд ли в этом есть вина одних лишь хирургов – всё-таки решение о том, как он хочет выглядеть, принимает сам пациент.