Перед убийством директора «Роскосмоса» перевели в помещение без камер

За месяц до убийства исполнительный директор «Роскосмоса» Владимир Евдокимов был переведен из спецблока с видеонаблюдением в общую камеру без него. Его сокамерниками стали молодые люди, которые обвиняются в незаконном обороте наркотиков, рассказали РБК в московской ОНК. Тело топ-менеджера нашли в туалете/
20.03.2017
Без наблюдения

Погибший в минувшую субботу, 18 марта, ​топ-менеджер госкорпорации «Роскосмос» Владимир Евдокимов чуть более месяца назад был переведен из спецблока СИЗО № 5 («Водник») в обычную камеру, рассказали РБК председатель столичной общественной наблюдательной комиссии (ОНК) в местах принудительного содержания Вадим Горшенин и член комиссии Иван Мельников.

По словам Мельникова, который посещал СИЗО № 5 в субботу (18 марта) и в воскресенье, в новой камере Евдокимова, в отличие от прежней, не было видеонаблюдения.

Евдокимов был найден мертвым в камере СИЗО № 5 около 4 часов утра субботы, 18 марта. О его гибели сообщили «Интерфаксу» член общественной наблюдательной комиссии (ОНК) в местах принудительного содержания Ева Меркачева и источник в правоохранительных органах столицы, при этом по версии последнего речь шла о суициде. Через несколько часов информацию о смерти Евдокимова подтвердило следственное управление Следственного комитета России (СУ СКР) по Москве; в пресс-службе управления назвали произошедшее убийством и объявили о начале допроса сокамерников топ-менеджера Роскосмоса.

«Руководство изолятора подавало заявки [на оборудование видеонаблюдения], но пока камеры ставят потихоньку, по мере того, как выделяют финансирование. В большинстве помещений видеонаблюдения нет. А до того он на спецблоке был — там можно было за ним приглядеть», — сказал Мельников. Спецблок — это помещение СИЗО под особым контролем и с видеонаблюдением, пояснил Мельников. 

«Они стали обвиняемыми в первый раз, у них так называемая первая ходка», — рассказал Горшенин о сокамерниках Евдокимова в последний месяц его пребывания в СИЗО.

Убийство в туалете

Сокамерники Евдокимова рассказали общественным наблюдателям, что обнаружили его тело в туалете. «Дверь в туалет была закрыта изнутри. Они пытались до него докричаться; дергали дверь; из-под нее потекла кровь», — пересказывает Мельников их версию. После этого арестанты позвали сотрудников администрации, а те вызвали медиков, которые и констатировали смерть, уточняет член ОНК. Евдокимов потерял много крови, «вид у него был бледный», смерть топ-менеджера «Роскосмоса» была установлена «в течение пяти-десяти минут» после того, как к нему удалось прорваться, отметил Мельников.

Евдокимов не конфликтовал с сокамерниками, сказали заключенные наблюдателям; администрация СИЗО на него не давила. «Сокамерники — это молодые ребята. Несколько человек обвиняются в мошенничестве и незаконной банковской деятельности, но большинство — в незаконном обороте наркотиков. Ранее у него была более возрастная камера на шесть человек», — рассказал Мельников.

СИЗО не по статусу

В истории с убийством Евдокимова удивляют две вещи, говорит РБК руководитель правозащитной организации «Русь Сидящая» Ольга Романова: как сам перевод высокопоставленного обвиняемого в камеру без видеонаблюдения, так и в целом то, что он находился под стражей в СИЗО № 5, в котором «статусные» арестанты — большая редкость.

Как правило, говорит Романова, высокопоставленные заключенные содержатся в специзоляторе «Матросской тишины» или в изоляторе «Лефортово». Как и «Лефортово», отдельный блок «Матросской тишины» управляется специальным подразделением ФСИН и неофициально контролируется Федеральной службой безопасности (ФСБ), уточнила Романова. Но в отличие от «Лефортово», где содержатся обвиняемые в преступлениях против государственного строя, в «Матросской тишине» находятся «статусные» арестанты по самым разным делам.

РБК ожидает ответа от ФСИН на запрос о причинах перевода Евдокимова в камеру без видеонаблюдения. Запрос в Следственный комитет России о том, рассматривается ли перевод в камеру без видеонаблюдения как часть подготовки покушения на Евдокимова, также направлен.

По факту произошедшего в СИЗО № 5 в столичном управлении ФСИН начали служебную проверку, заявил РБК пресс-секретарь ведомства. Прокуратура по Москве также проверит изолятор, сообщил РБК официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной.

Версии

Такие убийства, как в случае с Евдокимовым, готовятся заранее, не меньше месяца или даже больше, говорит Романова. «Когда я имела дело с заказом убийства своего мужа [предприниматель Алексей Козлов], его готовил человек, который сидел агентом в камере, и он был кадровым сотрудником МВД. Он отказался выполнять заказ по ряду причин».

По мнению Романовой, в случае с Евдокимовым убийство было исполнено «на высочайшем уровне»: «Он [исполнитель] не гопник. Это человек, похожий на гопника. Скорее всего, это человек идейный, который получает зарплату в одном из силовых ведомств. Но он честно сидит, и следователь, который ведет его дело, не догадывается, кто он».

Вероятное убийство Евдокимова могло быть выгодно тем, на кого исполнительный директор «Роскосмоса» мог дать показания, предполагал источник «Интерфакса» в правоохранительных органах.

В заказное убийство, считает Мельников из ОНК, поверить можно — если кому-то из его сокамерников «поступило задание». С подготовкой к покушению может быть связан перевод Евдокимова в камеру без видеонаблюдения, не исключает Мельников.

Однако он сомневается, что в нем могли участвовать сотрудники администрации СИЗО: «Это достаточно грамотные специалисты, в сильных нарушениях я не могу их заподозрить».

Но член ОНК склоняется к тому, что убийство топ-менеджера стало следствием конфликта с сокамерниками. Единственное, в чем убежден Мельников, — в том, что Евдокимова убили: характер ран, — а это помимо двух ножевых ранений в области грудной клетки, еще и перерезанное горло — сомнений в озвученной следователями версии не оставляет.

«Могу предположить, что это какой-то бытовой конфликт. Хотя, насколько мне известно, он был неконфликтным человеком, — соглашается с Мельниковым один из адвокатов, участвующих в процессе по делу Евдокимова, Павел Зайцев.​

Председатель московской ОНК Вадим Горшенин также склоняется к бытовой версии убийства. Причем конфликт, как предполагает Горшенин, мог быть следствием недавнего перевода Евдокимова в общую камеру, где сидели в основном молодые люди.

Дело о хищениях

В «Роскосмосе» Евдокимов отвечал за контроль качества и надежности; за время его работы количество дефектов снизилось на 21%, отчитывался в мае прошлого года сам топ-менеджер. Ранее он работал в Объединенной ракетно-космической корпорации (ПАО «ОАК») заместителем генерального директора; до этого девять лет отработал в руководстве ФГУП «Авиатехприемка». Более двадцати лет Евдокимов трудился на предприятиях атомной промышленности.

Евдокимов находился в изоляторе с начала декабря по решению Басманного суда. Ему вменялось преступление десятилетней давности — мошенничество (ч. 4 ст. 159 УК РФ) на 200 млн руб. с имуществом самолетостроительной корпорации «МиГ». По версии следствия, мошенничество было совершено Евдокимовым вместе с бывшим генеральным директором ОАО «Вертолетная сервисная компания» Акимом Носковым, первым заместителем Носкова Андреем Алексеевым, бывшим директором ЗАО «Научно-технический центр» Александром Золиным и бывшим гендиректором ОАО «МиГ-Рост» Алексеем Озеровым.

​«Фигуранты уголовного дела, действуя в составе организованной группы, в 2007–2009 годах через ряд подконтрольных им коммерческих организаций незаконно приобрели права на государственное имущество ОАО «Российская самолетостроительная корпорация «МиГ» стоимостью не менее 200 млн руб.», — заявляли в СКР. По данным газеты «Известия», речь шла о хищении запчастей и технической начинки вертолетов, которые потом заменили на более дешевые.