Партнер Сергея Полонского ушел в розыск за рэкет

Крупного девелопера арестовали заочно.
16.02.2017
Как стало известно "Ъ", апелляционная инстанция Московского областного суда утвердила законность заочного ареста известного российского бизнесмена и девелопера Петра Иванова. Бывший партнер Марины Сечиной и Сергея Полонского, господин Иванов находится в международном розыске по обвинению в вымогательстве более $1 млн. Сам беглец утверждает, что он лишь пытался вернуть деньги, вложенные в проект компании, основанной принцем Майклом Кентским. Пока шло разбирательство, господин Иванов утратил контроль за всем своим бизнесом в России.

Обращаясь в Мособлсуд, адвокаты Петра Иванова утверждали, что следователи СУ УМВД "Одинцовское" несвоевременно уведомили его представителя о намеченном на 26 января заседании Одинцовского горсуда, где и рассматривалось ходатайство о заочном аресте бизнесмена. А это, по их версии, являлось нарушением его права на защиту.

Обвиняемым в вымогательстве в особо крупном размере (ч. 3 ст. 163 УК РФ) Петр Иванов стал в конце прошлого года. Тогда же его объявили в федеральный, а после новогодних каникул и в международный розыск. Между тем, согласно инструкции об организации информационного обеспечения сотрудничества по линии Интерпола, постановление о международном розыске отменяется, если суд отказал в заочном аресте обвиняемого.

Следователь поясняла в Одинцовском горсуде, что уведомила защитника о заседании, направив ему в коллегию соответствующий факс. Однако, по словам адвоката, бумага была направлена не по телефону его коллегии. Более того, за несколько часов до слушания, все-таки узнав, что оно состоится, защитник письменно ходатайствовал перед судом об отложении заседания, так как просто не успевал на него прибыть. И об этом у него есть соответствующий документ с отметкой суда. Но разбирательство, которое заняло 40 минут, прошло с дежурным адвокатом.

При этом, как следует из протокола заседания, стороны ограничились лишь парой фраз: следователь поддерживала свое ходатайство о заочном аресте, адвокат просил его отклонить, а прокурор посчитал просьбу обвинения законной и обоснованной. Прений и обсуждений и вовсе не последовало. "Все документы и доводы были представлены апелляционному суду, но нам все равно отказали",— заявил "Ъ" представитель защиты бизнесмена.

Изначально уголовное дело, фигурантом которого стал господин Иванов, расследовалось по ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на особо крупное мошенничество). Оно было возбуждено в конце 2014 года по заявлению его несостоявшегося партнера по бизнесу Максима Викторова. Расследование несколько раз приостанавливалось и даже прекращалось, но потом возобновлялось. В декабре прошлого года вновь "реанимированное" дело переквалифицировали на вымогательство. Петра Иванова полицейские не задержали, так как он уехал за границу.

Как следует из материалов уголовного дела, расследование связано с контрактом, заключенным между Петром Ивановым и Максимом Викторовым в 2010 году. Господин Иванов тогда являлся гендиректором и единственным акционером крупного девелопера ЗАО ФЦСР, которое существовало с 1994 года и активно участвовало в различных строительных проектах на Западе Москвы. Господин Викторов как председатель попечительского совета некоммерческой организации "Фонд инвестиционных программ" предложил Петру Иванову поучаствовать в строительстве культурно-просветительского комплекса на Крымском Валу. Для этого Петру Иванову было предложено приобрести 50% акций ЗАО "Арт Хауз", первоначальным владельцем которого, кстати, являлся принц Майкл Кентский — двоюродный брат королевы Великобритании Елизаветы II, известный своим участием в благотворительности и теплым отношением к России.

Господин Иванов решил купить 10% акций компании за $690 тыс., дав предварительное согласие на приобретение еще 20%, когда проект начнет реализовываться. Сделка проводилась через фирму Lozano International Corporation, которая принадлежит супруге Петра Иванова, гражданке Литвы Наталии Андреевой. Как считает следствие, бизнесмен "не собирался выполнять данные ранее обязательства об участи в проекте, а потому уклонялся от передачи ему купленных акций, за которые он перевел деньги". Позже, по версии СУ УМВД "Одинцовское", он несколько раз предлагал расторгнуть договор о покупке акций, а спустя почти четыре года потребовал подписать новый — о возврате ему $690 тыс. с "выплатой денежной компенсации" в $410 тыс. В противном случае, полагает полиция, он "угрожал распространением порочащих деловую репутацию Максима Викторова сведений".

В свою очередь защита Петра Иванова настаивает, что это господин Викторов, ссылаясь на различные трудности, отказывался передать проданные им акции, после чего в августе 2014 года и был подготовлен проект договора о возврате перечисленных денег со штрафом "за незаконное удержание и пользование денежными средствами". Но, не получив ни акций, ни денег, господин Иванов сам стал обвиняемым.

Впрочем, сам господин Иванов связывает активизацию расследования по своему делу с ситуацией, сложившейся в ФЦСР. Еще в середине 2000-х возглавляемая Петром Ивановым ФЦСР участвовала в инвестиционных проектах на Западе Москвы вместе с "Миракс Групп" Сергея Полонского. После краха последней, успевшей продать через компанию "Аванта" более 250 еще не построенных квартир, ФЦСР разорвала с ней договор в одностороннем порядке. Позже, пытаясь продолжать участие в девелоперском проекте, господин Иванов уступил большую часть своего бизнеса третьим лицам с условием, что те привлекут крупные кредиты — до 10 млрд руб.— и помогут погасить займы, поручителем по которым выступал сам бизнесмен. Среди его новых партнеров оказались экс-супруга главы "Роснефти" Игоря Сечина Марина, возглавившая затем, как сообщал "Ъ", совет директоров ЗАО ФЦСР, а также другие бизнесмены.

Как считает господин Иванов, в результате действий новых партнеров он не только потерял бизнес, но и сам оказался в долгах. Свои потери он оценивает в 5 млрд руб. Об этом он указал в заявлении в прокуратуру Москвы, которую просил провести проверку. Однако прокуроры сочли, что в данном случае речь идет о гражданском споре между предпринимателями, а не преступлении.

В Фонде инвестиционных программ, которым руководит Максим Викторов, оперативно предоставить комментарии не смогли. В свою очередь сама Марина Сечина сказала, что "рада звонку из "Ъ"", но все вопросы предложила задать своему помощнику. Последний на них так и не ответил.