Отморозки

Первый день суда по делу самой страшной группировки России – кровавой банды Федоровича – в репортаже Znak.com.
20.06.2014
19 июня 2014 года, в Свердловском областном суде начался судебный процесс по нашумевшему делу банды екатеринбургского юриста-блогера Василия Федоровича, делу о «студии пыток», как прозвали его журналисты. Тремя годами ранее вряд ли кто-то мог подумать, что 26-летний худощавый юноша, защищавший коллегу своей матери, профессора Уральской консерватории Сергея Белоглазова от полицейского произвола, сам окажется на скамье подсудимых. Причем по обвинению в организации едва ли не самой кровавой банды в России последнего десятилетия. Тем не менее это так. Сейчас сам Федорович пытается уйти от пожизненного заключения. Подробности первого дня судебных заседаний – в эксклюзивном репортаже Znak.com.
 
Назначенные на 10.00 предварительные слушания по делу банды Федоровича (до ареста вел «Живой журнал» под ником «viperns») стартовали с 40-минутной задержкой. Как объяснили в суде, вызвано это было большим количеством подсудимых – девять человек. Их надо было доставить и разместить в зале судебного заседания под надежной охраной. Летом 2012 года, когда только стало известно об аресте Федоровича и инкриминируемых ему преступлениях, сотрудникам свердловского управления СК РФ пришлось даже вызывать к себе нескольких журналистов (ваш покорный слуга в их числе), которые только что не со стола следователя публиковали материалы по этому делу. Резонанс был колоссальный. Внимание прессы к сегодняшнему заседанию оказалось ничтожным. Кроме нашей интернет-газеты, освещать происходящее приехали только репортеры «4 канала» и «Вестей». Возможно, сказался закрытый формат сегодняшнего судебного заседния.
  
К началу процесса перед дверьми суда наблюдалось около десятка адвокатов обвиняемых, оперативники, следователи, участвовавшие в раскрытии дела, а также представитель гособвинения – прокурор Георгий Паникаров. В стороне от всех, на скамейке в самом темном углу холла второго этажа облсуда расположился единственный обвиняемый, отпущенный следствием под подписку, 29-летний экс-полицейский Иван Гужин (работал в отделе полиции на станции «Шарташ», уволен в 2012 году). Общаться с журналистами он отказался наотрез.
 
Остальные участники процесса оказались также немногословны. Единственное –  защитник Федоровича Валерий Воробьев заявил о намерении настоять на возвращении дела в прокуратуру: «Не выполнены условия досудебного соглашения». По его словам, Федорович полностью признал вину и претендовал на определенные поблажки. Как выяснилось чуть позже, ходатайство поддержали адвокаты еще двух подсудимых: Елены Сухих и Антона Чиркина. С ними также, утверждают защитники, заключалось досудебное соглашение. «Мы хотим, чтобы в отношении Федоровича и других двоих лиц дело было вынесено в отдельное производство и рассмотрено в особом порядке», – пояснил Воробьев.
 
Гособвинение на сегодняшний процесс пришло с другим ходатайством – о продлении меры пресечения шести подсудимым, находящимся в СИЗО. Это сам Федорович, Артем Вафин, ранее судимый Егор Дровников, Андрей Зорин, Роман Кирияков и Антон Поташников. А также Сухих и Чиркину – им в качестве меры пресечения выбрали домашний арест. Всем на шесть месяцев.
 
В кулуарах до начала заседания многие адвокаты признавали, что обвинения против их клиентов «убойные», и не исключали, что речь пойдет о пожизненном сроке. «Здесь почти весь уголовный кодекс», – ткнул пальцем один из юристов в висевший у дверей судьи Александра Сварцева, которому поручено вести процесс, листок с фамилиями подсудимых и перечнем инкриминируемых им статей УК РФ.
  
Как оказалось, почти у половины членов банды назначенные государством адвокаты. Судя по их реакции, они не горят желанием  защищать своих подопечных. «Вчера своего видела. Лучше бы никогда его не видеть», – в сердцах бросила пожилая адвокатесса. Несколько раз в разговоре защитников звучали даже слова «расстрел» и «смертная казнь». Никто не возражал. Защитники не скрывают, что предстоящий процесс простым не будет. Одному из адвокатов, к слову, пришла СМС: «Желаю вам сил и большой выдержки». «Дело сложное», – подтвердил Воробьев. Тем не менее терять летний отдых из-за него готовы не все его коллеги – кое-кто уже заявил о намерении уйти в ближайшие месяцы в отпуск.
 
Примечательно, что пятерых – Вафина, Дровникова, Зорина, Кириякова, Поташникова – конвойные посадили в одну камеру зала суда. Федоровича – в другую камеру, отдельно от всех. «Он один из руководителей»,  – пояснил Паникаров. Гужин и Чиркин, оба приятели со школьной поры, сели в зале, чуть поодаль от других участников процесса. Завидев журналистов, все принялись прятать свои лица. Только Федорович, ничуть не скрываясь, о чем-то долго говорил со своим адвокатом, ухватившись руками за прутья своей клетки и раскачиваясь на них.
 
Само заседание, как и заявлялось, прошло за закрытыми дверями. Но было против ожиданий недолгим. Спустя два часа судья Сварцев ушел в совещательную комнату, прервав процесс до 11.00 следующего дня.6
 
«Полагаем, что ходатайства защиты не обоснованы», – заявил после заседания Паникаров, комментируя поданное защитниками Федоровича, Сухих и Чиркина ходатайство о возвращении дела в прокуратуру. По его словам, преступления совершались в составе банды, поэтому выводить их в отдельное производство, нарушая целостность дела, не имеет никакого смысла. «При этом, – заметил прокурор, – признание подсудимыми своей вины будет учтено при вынесении приговора». Однако он не исключил, что для главных лиц банды гособвинение затребует пожизненный срок.
  
Это понимает и защита Федоровича. Рассмотрение дела в особом порядке ими, очевидно, воспринималось, как шанс смягчить приговор. «Мы рассчитывали на один результат, но прокурором нарушен закон. Мы не знаем, что сейчас может быть», – отметил Воробьев. К слову, он и сейчас отрицает позицию следствия, обвиняющего Федоровича в организации банды. «Он обвиняется в семи эпизодах убийств, грабежах, похищении человека, участии в банде. Кроме того, ему вменяется руководство бандой. Но он ею никогда и не руководил. И не мог руководить! Бандой руководил Поташников Даниил (его тело в июне 2013 года было найдено следователями в лесу около Первоуральска)», – подчеркнул Воробьев.
 
Фабула дела

Девяти обвиняемым по делу о «студии пыток» инкриминировано совершение преступлений по 12 уголовным статьям: части 1 и 2 статьи 105 УК РФ «Убийство», части 3 статьи 30 УК РФ, части 2 статьи 105 УК РФ («Покушение на убийство»), части 3 статьи 126 УК РФ «Похищение человека», части 1 статьи 119 УК РФ «Угроза убийством», части 3 статьи 161 УК РФ «Грабеж», части 4 статьи 162 УК РФ «Разбой», части 4 статьи 159 УК РФ «Мошенничество», части 4 статьи 158 УК РФ «Кража», части 1 статьи 132 УК РФ «Насильственные действия сексуального характера», части 1 статьи 282 «Возбуждение ненависти или вражды», части 3 статьи 166 УК РФ «Неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения», а также части 1, 3 и 3 статьи 209 УК РФ «Бандитизм».
  
По версии следствия, в банду входило 11 человек: 30-летний Даниил Поташников (был известен в социальных сетях под ником «gd-ekb») убит в мае 2012 года своими же сообщниками, еще один, 27-летний житель Санкт-Петербурга Сергей Ермолинский (ник «henri_spb») объявлен в международный розыск, за него объявлена награда в 1 млн. рублей.
  
Считается, что первое убийство члены группировки совершили в 2006 году. Даниил Поташников металлическими трубами вместе с приятелем, выпускником Суворовского училища Романом Кирияковым, забил свою мать Валентину Поташникову. Позже он расправился с отцом и сводным братом своей супруги Татьяны Борисовой. На преступление Поташникова тогда толкнул квартирный вопрос. У семьи супруги была трехкомнатная квартира, где по комнате было у самой Татьяны, отца и брата. К этому моменту Поташников и Борисова ждали рождение дочки. Дополнительная жилплощадь была кстати.
 
С Федоровичем Поташников сошелся в 2011 году. По одной из версий, Поташников обратился к нему с просьбой проконсультировать по каким-то юридическим вопросам. По другой версии, их свел общий знакомый скинхед. Считается, что Поташников и Федорович разделяли идеи национализма. Хотя младший брат Поташникова Антон сейчас все это отрицает. Сам Антон Поташников ранее отсидел срок за ограбление. Он также был привлечен старшим братом в банду, а вместе с собой пригласил жителя Каменска-Уральского Егора Дровникова, с которым вместе отбывал наказание.
 
Жертвами преступников становились лица, с которых они могли получить либо какие-то денежные средства, либо недвижимость. Многие подвергались жестоким пыткам, а после того как отдавали все, жестоко убивались. Для этого, в частности, использовался бокс, арендованный Поташниковым в гаражном кооперативе на улице Стачек (Эльмаш). Он был переоборудован под домашнюю студию звукозаписи – стены гаража оклеены звукопоглощающими материалами. Отсюда и неофициальное название дела – «студия пыток».
  
Следователи уверены, что у банды было два лидера. Поташников руководил тактикой: разрабатывал планы преступлений, распределял роли между нападавшими, решал, как надо уничтожать следы преступления и избавляться от трупов, а также следил за точностью исполнения операции. Федорович был своеобразным стратегом: находил жертв, мониторил, в том числе и при помощи СМИ, информацию о продвижении расследования их преступлений, определял, когда группировке можно действовать, а когда лучше не проявлять себя. Кроме того, в его обязанности входила юридическая помощь сообщникам.

Всерьез за расследование похождений этой группировки свердловские силовики взялись после того, как в апреле 2012 года в смотровой яме заброшенного гаража на улице Коммунистической нашли обгоревший труп мужчины, застегнутого в наручники. По уцелевшим остаткам паспорта удалось определить, что это гражданин Сирии и США Джордж Кара Якубян. Убийство иностранца поставило на свой контроль свердловское управление ФСБ.
 
Позже выяснилось, что Якубян прилетел в Екатеринбург 6 марта 2012 года по приглашению Федоровича. Вместе с ним они обсуждали перспективы развития вендерного бизнеса в уральской столице. Из аэропорта «Кольцово» Якубяна вывезли в лес на свалку. Там ограбили, похитив у него ноутбук, компьютерные внешние жесткие диски и кредитные карты на общую сумму более 100 тыс. рублей. К слову, выйти на преступников удалось после того, как они начали снимать деньги с одной из кредиток. Якубяна жестоко пытали: выбили ему зубы, размозжили нос, сломали пальцы и обкололи наркотиками, добиваясь кодов доступа к картам.
  
На следующий день иностранца вывезли в гараж на Коммунистическую, где Даниил Поташников разбил ему голову кувалдой, Федорович нанес несколько ударов ножом в шею, а после Кирияков облил бензином и поджег. В этом преступлении участвовали также Чиркин – он был таксистом и фактически выполнял роль штатного водителя банды, не участвуя непосредственно в убийствах, а также Елена Сухих (ник «kryptozz»).
 
На личности Сухих стоит остановиться отдельно. Оперативники считают, что девушка была любовницей Федоровича. При этом у него была законная супруга – Любовь Федорович (ник «fla-guns»), родившая ему ребенка. Уже после ареста Василия в руки журналистов попала аудиозапись с показаниями одного из участников банды. Среди прочего он рассказал про «подругу Федоровича», которая присутствовала при некоторых убийствах и «кончала при виде крови».
 
Кроме убийства Якубяна, банда Федоровича известна еще и попыткой освоения подпольного екатеринбургского рынка курительных смесей. Началось все с убийства 23-летнего студента Уральского горного университета (УГГУ) Егора Полянского. Силовики считают, что молодой человек занимался изготовлением и продажей курительных смесей. Через общих знакомых он вышел на юриста Федоровича, чтобы проконсультироваться о развитии своего бизнеса и проговорился о деньгах.
 
Вместе с Поташниковым Федорович разработал план очередного преступления. Полянскому рассказали о некоем знакомом, который хочет дешево продать партию наркотических средств. Тот изъявил желание приобрести ее и передал своим будущим убийцам 100 тыс. рублей в качестве задатка. Наркотики горняку так никто и не передал, тогда он стал требовать назад деньги. Бандиты решили его ликвидировать.
 
Полянского похитили на улице. Чтобы жертва не сопротивлялась, Данила Поташникова одели в полицейскую форму, которую им раздобыл Гужин. Он подошел к торговцу спайсами и заявил, что тот задержан по подозрению в торговле наркотиками. Полянского вывезли в гараж, где долго пытали, пытаясь заставить отдать им деньги. Он отказался. Тогда его вывезли на 27 километр Серовского тракта, где перерезали артерии на шее и в паху, выстрелили из пистолета в затылок, облили бензином и подожгли. Кроме лидеров группировки и Кириякова в этом убийстве участвовал также друг Федоровича – Семен Ермолинский. Он приехал в Свердловскую область на открытое первенство Урала по ножевому бою. Кстати, и сам Федорович, и многие люди из его окружения пропагандировали этот вид спорта.
 
«Долго думал, что написать по поводу поездки на Урал. Впечатления от поездки для широкого круга читателей, извините, совершенно не предназначены. Ох, сколько останется в памяти замечательных воспоминаний из этой короткой, в сущности, поездки. Наверное, впервые в жизни было ощущение, что домой ехать как-то не хочется. В общем, большое спасибо всем – viper_ns (Василий Федорович), Данилу gd_ekb (Даниил Поташников) и его парням, ну и замечательной Леночке kryptozz. Давайте, приезжайте в  Питер»,  – написал после этой поездки в своем «Живом журнале» Ермолинский.
  
Следом от рук банды Поташникова-Федоровича приняли смерть екатеринбуржцы Григорий Лежнин и Олег Журавлев. Как и Полянский, они были замешаны в наркобизнесе и мешали группировке осваивать рынок. В числе жертв оказывались и люди не робкого десятка. Так, в списке оказался ветеран чеченской кампании, снайпер Владимир Кустов. По одной из версий, преступники прельстились его квартирой. В апреле 2012 года Кустова  похитили, вывезли в «студию пыток», где долго издевались над ним. Затем перевезли на дачу к Федоровичу в дачный кооператив «Кадниковский», здесь братья Поташниковы задушили Кустова, а тело сожгли в бочке.
  
К этому эпизоду оказался причастен студент Андрей Зорин. 17-летний Владислав Лузин, приятель Кустова, похитил у Зорина ноутбук. На нем, как считается, хранились некие документы об отнятой недвижимости. Федорович, Поташников, Зорин и Сухих (она сидела за рулем) нашли Лузина, забрали ноутбук, вывезли юношу в лесной массив около Краснолесья и избили для острастки. Отцу Зорина – известному сотруднику администрации свердловского губернатора (работал при Эдуарде Росселе, Александре Мишарине и Евгении Куйвашеве) Евгению Зорину вся эта история стоила карьеры в госорганах.
  
В июле 2012 года Василия Федоровича задержали. На первом же допросе у следователя он схватил со стола ножницы и вонзил их себе в шею, надеясь покончить с собой. Самоубийство оказалось неудачным. Федоровича поместили под стражу и продолжили аресты. Одного из подозреваемых взяли вообще в городе Кингисеппе Ленинградской области, где он планировал пересидеть шумиху, устроившись на работу вахтовым методом. При обысках у участников группировки была изъята целая коллекция холодного, газового и огнестрельного оружия. В том числе кистени, кастеты, резиновые палки, боевые ножи, топоры-томагавки, пистолеты, револьверы, карабины и охотничьи ружья.
 
Долгое время для следователей оставалось загадкой, куда делся Даниил Поташников. Позже выяснилось, что от него избавился брат Антон и Егор Дровников. Поташникова забили молотком, а тело спрятали в окрестностях Первоуральска.
  
Один из силовиков, участвовавший сегодня в судебном заседании, обсуждая подробности кровавых похождений этой банды, коротко окрестил их: «Отморозки». Своего отвращения к ним он не скрывает. Говорит, что не может припомнить еще чего-то подобного из своей практики.