Оранжевая смерть

В ночь, когда в Москве убили Бориса Немцова, в Киеве был найден выпавшим из окна своей квартиры на 17 этаже жилого дома бывший глава Фонда госимущества Украины и один из лидеров Партии регионов Михаил Чечетов.
04.03.2015
Это уже четвертый видный украинский чиновник, пусть и бывший, погибший после Майдана.

Между Немцовым и Чечетовым не было ничего общего — кроме нескрываемого жизнелюбия, причастности к сомнительным приватизационным сделкам, пристрастия к брутальной лексике, времени гибели и того банального факта, что оба к ее моменту уже не были действующими чиновниками. Они принадлежали к разным поколениям (хотя не так уж сильно отличались по возрасту), имели разную биографию, Чечетов никогда не состоял в оппозиции, кроме того, нет уверенности, что это убийство, а не суицид. Тем не менее, его гибель ставит так же много вопросов о причинах и последствиях.

Жена бывшего чиновника ничего не слышала, пишут киевские СМИ: она находилась на первом этаже их двухэтажных апартаментов в высотном жилом доме, а муж выпал из окна второго. Правоохранители сообщили, что рядом с окном была найдена предсмертная записка с мало что объясняющим содержанием.

Новые власти Украины, при которых Чечетов был не просто в опале, но и под следствием, выражают уверенность, что это именно самоубийство. Тем не менее, новейшая история Украины, в отличие от РФ, полна случаев очень странных самоубийств чиновников высшего ранга. Можно даже сказать, сановные суициды – такая же колоритная черта современной Украины, как некогда Японии. Только суицидом некоторые из них можно назвать с большой натяжкой.

27 декабря 2004 года, на следующий день после переголосования на президентских выборах под давлением Оранжевой революции в пользу Виктора Ющенко, на своей даче, в сауне, был найден убитым экс-министр транспорта Украины, человек из команды Леонида Кучмы Георгий Кирпа. В числе причин случившегося назывались хищения на железной дороге и фальсификации на выборах. Дело расследовано не было.

4 марта 2005 года на своей даче в элитном поселке "Золотые ворота" под Киевом был найден мертвым экс-глава МВД и бывший начальник Налоговой службы Украины Юрий Кравченко. Власти почти сразу сообщили о "самоубийстве двумя выстрелами в голову". В тот день он должен был явиться на допрос в Генпрокуратуру по возобновленному после Оранжевой революции делу об убийстве Георгия Гонгадзе, в причастности к которому обвиняли экс-президента Леонида Кучму, а Кравченко считали одним из исполнителей. Кравченко оставил записку, в которой объяснил уход из жизни интригами Кучмы. Дело расследовано не было.

27 августа 2014 года, в разгар войны на Донбассе, на даче нашли мертвой экс-главу Фонда госимущества Украины Валентину Семенюк, покинувшую этот пост еще в 2008 году. Власти настаивать на самоубийстве в этот раз не стали. Среди версий назвались последствия приватизационных сделок. Дело не расследовано.

И вот теперь – Чечетов. Он был руководителем в ФГИ с 1999 по 2004 годы – то есть, практически весь второй президентский срок того же Леонида Кучмы. В 2005 году, после той же Оранжевой революции, Чечетова постоянно таскали на допросы в ту же Генпрокуратуру. Близко связанная с верхушкой Партии регионов, но при этом промайдановская (на Украине это нормально) главред газеты "Левый берег" Соня Кошкина утверждает, что "Чечетов методично всех сдавал. Всех. Януковича, Медведчука, Шуфрича и т.д. Закладывал, как говорится, с потрохами. Думаю, эти показания до сих пор целы и ждут своего часа".

Тем не менее, в 2006 году, когда ПР во главе с Виктором Януковичем вернулась к власти, дела против Чечетова были положены под сукно, а сам он всплыл в Верховной раде в качестве одного из самых ярких спикеров фракции регионалов. Яркость Чечетова заключалась в том, что он был "партийным шутом", называвшим вещи своими именами.

"Он автор кучи афоризмов типа "развели как котят", он дирижировал депутатскими голосованиями, он помогал оболванивать "региональный" электорат, он врал журналистам в лицо, — вспоминает главред киевского журнала "Фокус" Яна Мойсеенкова. "Таким вызывающим поведением он канализировал ненависть к партии власти", — полагает редактор.

Что он мог рассказать такого, что было бы невыгодно убийцам, и кто они — если это убийство. А если суицид, то какого рода угрозы могли заставить этого человека с явно крепкой нервной системой покинуть этот не лучший, но и не худший мир?

Напомним, что, как и Кирпа с Кравченко, Чечетов был под следствием по делам о коррупции. Известно, что Генпрокуратура Украины собиралась предъявить ему обвинения, связанные с работой в ФГИ. Что и кому он помог там приватизировать?

Прежде всего, это скандальная приватизация "Криворожстали". В 2004 году ФГИ под руководством Чечетова продал крупнейший металлургический завод страны за $800 млн – это 20% его реальной стоимости. Хотя в конкурсе участвовало несколько компаний, условия были написаны под консорциум олигархов Рината Ахметова и Виктора Пинчука – зятя Леонида Кучмы. Затем Ющенко завод у Ахметова с Пинчуком отобрал и перепродал за без малого $5 млрд британскому сталелитейному магнату Лакшми Митталу, а Чечетов на допросах якобы дал показания против Кучмы.

В 2003 году ФГИ под руководством Чечетова продал тому же Пинчуку контрольный пакет Никопольского завода ферросплавов. При Ющенко сделка была также оспорена, но переприватизировать завод не успели – вернулся Янукович и уголовное дело замерзло.

В 2004 году Ринат Ахметов через ФГИ Чечетова купил государственное объединение "Павлоградуголь" всего за $280 млн. "Из разговора с премьер-министром Украины Януковичем я понял, что победить в конкурсе должна донецкая структура, подконтрольная Ринату Ахметову, в связи с чем были разработаны соответствующие условия конкурса приватизации "Павлоградуголь", — цитирует киевский "Фокус" материалы допроса Чечетова, обнародованные ранее. Сам Михаил Чечетов подлинность этих материалов не подтверждал, но предприятием по-прежнему владеет Ахметов.

Исходя из вышесказанного можно предположить, что Чечетову каким-то образом помогли уйти из жизни не нынешние власти Украины, а те, кто их стараниями рискует лишиться активов. То есть, Леонид Кучма и "поднявшийся" при нем выводок олигархов. Но это лишь одна из версий.

В бытовом плане, как и покойного Бориса Немцова, Михаила Чечетова знавшие его люди характеризуют как человека приятного. Несмотря на деятельность, способствовавшую самому циничному обогащению, его называют скорее жертвой системы, чем ее бенифициаром. Мойсеенкова, например, называет Чечетова "слабым" и "юродивым" человеком, "перемолотым коррупционной машиной".

Источник "Росбалта" в Верховной раде, постоянно общавшийся с ним по разного рода формальным вопросам, говорит, что "Чечетов был загнаной лошадью". "Честно говоря, не представляю, кто и что толкнуло его в это окно: все самое важное он, наверное, рассказал в 2005 году. Но я помню его всегда напряженным", — говорит наш собеседник.

Так или иначе, это уже второй погибший глава Фонда госимущества Украины за полгода, и четвертый видный чиновник Украины, преждевременно умерший при странных обстоятельствах. Важный момент: все эти люди были частью "многовекторных" режимов (Кучма, Янукович) и погибали после майданов. Кирпа и Кравченко погибли сразу после Оранжевой революции, Семенюк и Чечетов — непосредственно после довершившего ее Евромайдана. Еще более важный момент: никто из "майданных" чиновников в подобных самоубийствах не замечен.

Кстати, тема преждевременной смерти видных представителей предыдущего режима продолжает звучать в Киеве и вовсе не выглядит исчерпанной. Так, советник главы МВД Украины Антон Геращенко оповестил через Facebook, что на Украину вернулся из-за границы экс-глава Минобразования, а до этого – глава администрации все того же Кучмы Дмитрий Табачник. Новые власти интересуются Табачником "за его выходки во времена, когда он занимал пост министра образования", напомнил Геращенко, уточнив, что СБУ были заведены уголовные производства по завышению цен на закупку учебников, а ГПУ — "относительно махинаций с собственностью Министерства образования". "Уверен, что ему создадут надлежащие условия безопасности, чтобы ему не захотелось покончить жизнь самоубийством по примеру Чечетова", — добавил Геращенко.