«Обвинение представляет узкомедицинский интерес»

За покушение на хищение филармонии бывших чиновников судят, как боевиков.
09.08.2016
В Нальчикском городском суде вчера началось рассмотрение громкого уголовного дела в отношении группы бывших высокопоставленных чиновников Кабардино-Балкарии, в том числе экс-руководителя администрации главы республики Владимира Жамборова, которых обвиняют в покушении на мошенничество при продаже местному модельеру здания филармонии по заведомо заниженной цене.

Дело началось с масштабной спецоперации, которую в 2012 году в Нальчике провели сотрудники ГУЭБиПК МВД, прилетевшие из Москвы. Они доставили в столицу заместителя руководителя администрации главы Кабардино-Балкарии Владимира Жамборова, его брата Руслана Жамборова, который являлся заместителем министра по управлению госимуществом и земельными ресурсами, руководителя данного министерства Хабдульсалама Лигидова, а также известного в республике модельера Мадину Хацукову. Вскоре их обвинили в мошенничестве со зданием филармонии в Нальчике.

В ходе расследования дела, которое продолжалось почти четыре года, список его фигурантов пополнили заместитель руководителя департамента по управлению городским имуществом администрации Нальчика Хачим Бекшоков и гендиректор ОАО «Торгсеть» Людмила Погребняк.

Вчера все они предстали перед судом, который проводился в том же вместительном здании, где в течение шести лет судили боевиков, напавших на Нальчик в октябре 2005 года. Объяснялось это большим количеством подсудимых и их адвокатов, одним из которых является защитник экс-чиновницы Минобороны Евгении Васильевой Хасан-Али Бороков. На этот раз он защищает экс-министра госимущества КБР Хабдульсалама Лигидова.

Вчера, после того как суд установил личности подсудимых (большинство из них на данный момент не работают), представитель прокуратуры зачитала суть обвинения.

По данным следствия, инициатором мошеннической схемы являлась Мадина Хацукова, которая является родственницей супруги тогдашнего главы КБР Арсена Канокова. По версии следователей МВД, пользуясь родственными отношениями, в 2011 году она обратилась к руководителю администрации главы КБР Владимиру Жамборову и его брату Руслану с просьбой о помощи в приобретении по заниженной цене расположенного в центре Нальчика здания филармонии площадью 586 кв. м. В результате здание было изъято из госсобственности под видом вклада в уставный капитал ОАО «Торгсеть», а затем в 2012 году реализовано Мадиной Хацуковой за 1 млн руб. Чуть позже она же приобрела за 123,9 тыс. руб. и прилегающий к филармонии земельный участок площадью 1,1 га. При этом, как считает следствие, настоящая стоимость недвижимого имущества составляла более 15 млн руб.

Действия подсудимых следствие квалифицировало как «покушение на мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере» (ст. 30 и ст. 159 УК РФ), так как преступление не было доведено до конца по независящим от них обстоятельствам. Кроме того, по версии следствия, Владимир Жамборов незаконно хранил у себя 31 патрон калибра 9 мм, а его брат — два пистолета: Walter модели РР и пистолет конструкции Коровина (Тульский, Коровина), а также девять патронов калибра 6,35 мм к нему.

После выступления прокурора экс-руководитель администрации главы КБР заявил, что ему непонятно обвинение, так как «там везде говорится про злой умысел и еще какие-то цветистые обороты». «Была какая-то рядовая сделка, которые десятками, может быть, сотнями правительство проводит в течение года, вырванная из общего контекста, плюс сфальсифицированные сведения. Из этого и составлено дело. Поэтому и не могли в течение четырех лет довести его до суда»,— заявил он. Старшего брата поддержал и Руслан Жамборов: «Обвинение абсурдно и представляет узкомедицинский интерес». Остальные четверо подсудимых также не признали вины. «Никогда никакого преступления не было совершено, тем более я никогда ни с кем не вступал ни в какой сговор. Все действия, которые я совершал, совершал в пределах тех полномочий, что даны министру»,— отметил Хабдульсалам Лигидов.

Солидарны с мнением своих подзащитных оказались и адвокаты, назвавшие обвинение надуманным и основанным исключительно на предположениях следствия.

«Мы попытаемся в судебном заседании представить доказательства того, что обвиняемые действовали исключительно в пределах своих должностных полномочий и ущерб государству не причинен ни на одну копейку»,— привел общее мнение Хасан-Али Бороков.