Норильская команда

Министром по делам Северного Кавказа был назначен человек, никогда не имевший к региону никакого отношения - экс-губернатор Красноярского края Лев Кузнецов.
16.07.2014
Для того чтобы объяснить столь странное назначение, нужно вспомнить политическую историю края последних полутора десятилетий.Как красноярские губернаторы перешли из бизнеса в политику.

Лев Кузнецов

Дата и место рождения: 1965 г., г. Москва

Образование: Московский финансовый институт, экономист

Профессиональный опыт:

1994-1996 - начальник кредитного управления "Альфа-банк", затем советник председателя правления и заместитель начальника управления клиентских отношений в АКБ "Международная финансовая компания"

1996-2001 - РАО "Норильский никель". Занимал должности начальника контрольно-ревизионного департамента, директора по контрольно-ревизионной деятельности, заместителя генерального директора РАО и первого заместителя генерального директора АО "Норильский комбинат"

2001-2002 - первый заместитель губернатора Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа

2002-2003 - первый заместитель губернатора Красноярского края

2003 - исполняющий обязанности главы Норильска

2003-2007 - первый заместитель губернатора Красноярского края

С 2007 года - советник губернатора Красноярского края по экономическим вопросам

2008-2010 - генеральный директор ООО "Колмар"

2010-2014 - губернатор Красноярского края

С мая 2014 - министр по делам Северного Кавказа

Семейное положение: женат, отец шестерых детей

Российское правительство возобновило традицию, характерную для отечественного госаппарата XVII века: создавать ведомства по делам отдельных территорий. При московских царях функционировали приказы, ведающие Сибирью и бывшим Казанским ханством, а у нас теперь имеются министерства по делам Дальнего Востока, Крыма и Северного Кавказа.

Конфликтный генерал

Самым ярким руководителем Приангарья за всю его историю, несомненно, был генерал Александр Лебедь - личность легендарная. Он имел серьезные шансы стать президентом России, как говорят, остановил гражданскую войну в Молдавии и установил, хотя и ненадолго, мир в Чечне. Правда, опыта управления в гражданской сфере он не имел, дипломатичностью не отличался, и потому его правление в Красноярске отмечено суетливостью и многочисленными конфликтами. Команду Лебедя можно охарактеризовать как крайне нестабильную. Позже было подсчитано, что за годы губернаторства он сменил в своем аппарате 64 руководителей (из них 40 заместителей, 24 начальника управлений, в том числе 7 начальников финансовых управлений). Например, незадолго до своей гибели в вертолетной катастрофе в январе 2002 г. он уволил разом 12 своих замов.

Время, когда Лебедь руководил, было нелегким для всей страны, и к тому же Красноярский край отличался крайне сложной структурой: его территория включала в себя два фактически независимых автономных округа - Таймыр и Эвенкию, и при этом находящийся на территории Таймыра Норильск подчинялся напрямую Красноярску.

Комбинат "Норильский никель", контролировавшийся Владимиром Потаниным и Михаилом Прохоровым, был и остается важнейшим региональным игроком, чье влияние на местную экономику и политическую жизнь невозможно переоценить.

Хозяином края также намеревался стать Анатолий Быков, владевший Красноярским алюминиевым заводом (КрАЗом). Однако вскоре после избрания Александра Лебедя губернатором начались уголовные преследования Быкова, и хотя в итоге суд его оправдал, он несколько лет провел в заключении, а за это время в результате допэмиссии собственником КрАЗа стала компания "Русал" Олега Дерипаски.

На сцену выходит Хлопонин

Между тем в начале нынешнего века "Интеррос" и "Норильский никель", или, как иногда говорят местные наблюдатели, "северная группа", инициировали кампанию по усилению собственного влияния в регионе. В качестве фигуры, призванной войти в местную политику, был выбран один из ближайших сподвижников Прохорова, в то время - генеральный директор "Норильского никеля" Александр Хлопонин, человек, чья биография на первый взгляд мало соответствовала образу сурового руководителя приполярного региона: москвич, выходец из дипломатической семьи, финансист по образованию, однокурсник Михаила Прохорова по Финансовому институту, экс-президент банка "МФК". Тем не менее именно он в 2001 г. был избран губернатором Таймырского округа, после чего практически сразу вступил в острый политический конфликт с Александром Лебедем.

Власти Таймыра подняли вопрос об отмене подчинения Норильска Красноярскому краю. В ответ на это Лебедь в несколько раз урезал бюджет города. В марте 2002 г. свыше 99% жителей Норильска проголосовали за вывод города из состава Красноярского края. Александр Лебедь назвал референдум в Норильске незаконным и в конце марта внес в Законодательное собрание проект закона о создании единого субъекта Федерации, состоящего из Красноярского края, Эвенкии и Таймыра.

В апреле Хлопонин и Лебедь подписали протокол о намерении сформировать коалиционное межрегиональное правительство округа и края, однако договориться не сумели. А после гибели Лебедя в 2002 г. таймырский губернатор Хлопонин пошел на выборы губернатора края. Его соперником выступил председатель краевого Законодательного собрания Александр Усс, причем, по мнению местных наблюдателей, за каждым из кандидатов стоял крупный бизнес: за Хлопониным - "Норильский никель", за Уссом - "Русал".

Рейтинги соперников были примерно равны, и все же Хлопонин смог победить, хотя и с минимальным преимуществом. Краевой избирком поставил под сомнение результаты второго тура, однако президент Владимир Путин, не дожидаясь завершения судебных разбирательств, назначил Хлопонина исполняющим обязанности губернатора, после чего ЦИК отменил постановление крайизбиркома.

Корпоративное губернаторство

Разумеется, многих назначенцев Хлопонин привел из Норильска: например, бывший генеральный директор заполярного филиала ГМК "Норильский никель" Виталий Бобров стал заместителем губернатора по ТЭКу, а бывший генеральный директор "Норильскгазпрома" Сергей Сокол - заместителем губернатора по внешнеэкономическим связям.

Под "присмотром" губернатора произошло подчинение регионального бизнеса федеральным корпорациям. "За два-три месяца после выборов 2002 г. "северная группа" сумела тихо, без скандалов (в отличие от предыдущей эпохи Лебедя) решить все вопросы перераспределения собственности в пользу бизнеса: значительной части энергетики, деревообрабатывающей промышленности, лесной отрасли, крупных строительных предприятий, Енисейского речного пароходства и т.п. Слухи о жестких условиях переговоров (например, в отношении крупнейшего в стране Лесосибирского ЛДК; крупные акционеры - кипрские Vetolex Trading Ltd. и Aveton Enterprises Ltd.) ходили и тогда, но предметом общественного обсуждения не были, никто не возмущался", - говорит красноярский политолог, директор центра гуманитарных исследований и консультирования "Текущий момент" Сергей Комарицын.

Основатель и собственник золотодобывающей артели "Полюс", в то время контролировавшей 35% добычи золота в РФ, "ветеран" российской золотодобычи и впоследствии президент Адыгеи Хазрет Совмен, подписал соглашение о продаже ЗАО "Полюс" "Норильскому никелю" уже через два дня после инаугурации Хлопонина. Позже Совмен вполне открыто говорил, что стал жертвой шантажа и обмана и был вынужден продать свое детище за сумму на два порядка меньше его реальной стоимости. "Я был дружен с бывшим начальником "Главалмаззолота" при Совмине СССР и экс-председателем Гохрана РФ Валерием Рудаковым, - рассказывает Хазрет Совмен. - В начале 2002 г. он пришел ко мне и передал предложение гендиректора "Норильского никеля" Михаила Прохорова продать 100% акций "Полюса". Сначала я категорически отказался. Но после того как Александр Хлопонин стал губернатором Красноярского края, Рудаков появился снова со словами: "Я хочу спасти тебя, моего близкого друга!" Мол, у "Норникеля" теперь не только вся политическая власть в крае, но и большие связи в центре, "они тебе нормально работать не дадут".

Тем не менее, по общему убеждению опрошенных "Ко" региональных экспертов, Александр Хлопонин смог очень умело применить на посту губернатора имевшиеся у него навыки бизнес-менеджера и дипломата. Сразу же придя к власти, он быстро смог добиться погашения долгов перед бюджетниками и договорился с энергетиками о реструктуризации огромной задолженности. При нем началась реализация программы малоэтажного строительства, для работы на промышленных предприятиях края активно привлекались иностранцы (преимущественно из Китая, КНДР, Украины и Таджикистана).

Бывший однокурсник Хлопонина Михаил Прохоров в 2009 г. прописался в одном из поселков Красноярского края, чтобы платить здесь налоги.

Впрочем, губернатору было сравнительно легко: он руководил регионом, когда Россия вступила в полосу многолетнего экономического роста. Красноярскому краю, богатому минеральными ресурсами, удавалось расти темпами, превышающими как среднероссийские, так и среднесибирские. С 2002 г. по 2010 г. доходы местного бюджета выросли в семь раз.

Под эгидой Хлопонина были затеяны многие крупные проекты, в частности "Русгидро" и "Русал" организовали достройку Богучанской ГЭС и строительство рядом одноименного алюминиевого завода, "Роснефть" начала освоение одного из богатейших отечественных месторождений углеводородов - Ванкорского, что превратило регион в новую нефтедобывающую провинцию страны. Объем лесопромышленного производства в крае с 2005 г. увеличился вдвое. По объему инвестиций на душу населения Красноярский край занял первое место в Сибири и десятое - в РФ.

Правда, высокие темпы роста достигались ценой постепенного сдвига местной экономики в сырьевую сторону: если в 2004 г. на долю добывающей промышленности приходилось всего 4% регионального валового продукта, то к 2012 г. эта доля выросла почти в четыре раза, до 15%, при этом доля обрабатывающей промышленности сократилась с 48 до 31%. Как заметил владелец красноярской торговой сети "Командор" Олег Сипетый, "в Кемеровской и Новосибирской областях развивалась переработка продуктов питания, а у нас источники дохода были слишком большие, чтобы развивать мелкий и средний бизнес".

Между тем федеральный центр внедрил концепцию консолидированного налогоплательщика, позволявшую финансово-промышленным группам, зарегистрированным в Москве, платить налоги со своих региональных предприятий в столице. Бюджет края остается хронически дефицитным, даже несмотря на то, что "Норникель" зарегистрирован в Дудинке и является крупнейшим налогоплательщиком в "казну" региона. "Многие сходятся на том, что главной бедой Красноярского края является узаконенная и унизительная для сибиряков грабиловка со стороны федерального центра, - рассуждает депутат Законодательного собрания Красноярского края, главный редактор "Красноярской газеты" Олег Пащенко. - Представьте: край-донор имеет разницу расходов и доходов в бюджете 2014 г. до 30 млрд руб. При этом налогов и сборов в Москву ежегодно Красноярский край перечисляет на 600 млрд руб.".

Политическая составляющая

Александр Хлопонин, проявив недюжинные дипломатические способности, смог добиться лояльности всех действующих в крае политических партий. Даже его экс-соперник по выборам Александр Усс стал воздерживаться от критики губернатора и сохранил за собой пост регионального спикера.

Кроме того, все наблюдатели отмечают, что Хлопонин являлся крупным мастером пиара и самопиара и именно поэтому стал учредителем Красноярского экономического форума.

Важные трансформации в политической карьере Александра Хлопонина произошли в 2007 г., когда Потанин и Прохоров затеяли дележ бизнеса, и "северная группа", ставленником которой считался губернатор, распалась. Вспоминая это время, Сергей Комарицын рассказывает: "Хлопонин пытался лавировать, но, по существу, встал на сторону Прохорова. Хлопонин и его окружение превратились из "людей команды" в "людей системы" и стали ориентироваться в большей степени на Кремль. Однако они пытались сохранить личные и корпоративные связи со старым своим бизнесом. В краевом руководстве все перемешалось: "люди Потанина", "люди Прохорова", "люди Кедринского" и т.п. (Владимир Кедринский - тогда глава представительства "Норильского никеля" в Красноярске. - Прим. "Ко").

Таланты Хлопонина и его переориентация на Кремль были оценены, да и Красноярский форум позволял ему больше общаться с элитой страны. В итоге, когда был создан Северо-Кавказский федеральный округ, успешного красноярского губернатора бросили на этот самый тяжелый фронт государственной работы.

То, что Кремль легко отправляет в регионы людей, к этим территориям не имеющим никакого отношения, давно известно. Но можно утверждать, что назначение Хлопонина на Кавказ было не способом убрать неугодного губернатора, а знаком высокого доверия и даже чем-то вроде повышения. Доказывает это тот факт, что Хлопонину было позволено оставить в Красноярске выбранного им преемника.

В фарватере

Лев Кузнецов, ставший красноярским губернатором в 2010 г., всегда был при Александре Хлопонине "вторым". Они родились в одном году и примерно в одно и то же время окончили Московский финансовый институт. Говорят, у Кузнецова было прозвище Пентиум - за умение быстро считать. Когда Хлопонин возглавлял банк "МФК", Кузнецов трудился там его советником. Когда Хлопонин руководил "Норильским никелем", Кузнецов работал там начальником контрольно-ревизионного департамента и заместителем генерального директора. Когда Хлопонин стал губернатором Таймыра, Кузнецов тут же переместился в кресло замгубернатора и председателя комитета по управлению государственным имуществом округа. Разумеется, когда Хлопонин избрали губернатором Красноярского края, Лев Кузнецов стал его первым замом, отвечавшим за отношения с бизнесом.

Правда, в 2007 г., именно тогда, когда Прохоров и Потанин инициировали процесс "развода", а Хлопонин, по отзывам политологов, начал корнями врастать в путинскую систему, Кузнецов вдруг покинул Хлопонина (по крайней мере, внешне), "заведя" собственный бизнес.

Лев Кузнецов стал руководителем угольного холдинга "Колмар", занимающегося добычей коксующегося угля в Якутии. К 2008 г. оборот компании превысил 600 млн руб., а прибыль достигала 150 млн руб. "Колмар", по-видимому, являлся главным бизнес-активом Кузнецова. Кроме того, он был избран в совет директоров ОАО "Красноярский завод цветных металлов имени В.Н. Гулидова", возглавлял инвесткомпанию "Фабрис" и стал совладельцем "Трансмоста", созданного для строительства мостов и дорог к Богучанской ГЭС и создающимся вокруг нее промышленным объектам. В 2009 г. официальные доходы Льва Кузнецова составили 119 млн руб.

Но связь между "вассалом" Кузнецовым и "сюзереном" Хлопониным не прервалась, она активизировалась, когда Хлопонина послали на Кавказ, а Кузнецов немедленно сменил его в Красноярске. После этого угольный холдинг "Колмар" достался "Онэксиму" Михаила Прохорова, а тот впоследствии перепродал его Геннадию Тимченко. "Трансмост" отошел миноритарию компании, строительному предпринимателю Юрию Марценко и на данный момент находится на грани банкротства.

Официальные доходы Льва Кузнецова сразу резко уменьшились: с 91 млн руб. в 2010 г. до 14 млн руб. в прошлом году, хотя в это же время супруга Льва Кузнецова заработала 65 млн руб.

Губернатор №2

О губернаторе Кузнецове не говорят ни плохого, ни хорошего. Налаженная при Хлопонине система управления продолжала работать по инерции, но яркостью, харизмой и лидерскими качествами, свойственными его политическому боссу, Кузнецов не обладал, он всегда был "вторым". В своей инаугурационной речи новый губернатор провозгласил курс на преемственность политики предшественника, сделав акцент на дальнейшую поддержку уже начатых крупных инвестиционных проектов в Красноярском крае и сохранение стабильности.

"Ему, конечно, не повезло. В отличие от Хлопонина, правившего в период устойчивого экономического роста, он пришел в сложное время. Однако это и масштаб личности другой. Он считался неплохим менеджером, но губернатора из него не получилось", - отзывается о Льве Кузнецове Сергей Комарицын.

Главой краевого правительства при Кузнецове стал Виктор Томенко - финансист, всю жизнь проработавший на "Норильском никеле" и даже высшее образование получивший в Норильске.

Важнейшие деятели "хлопонинской" команды уехали из города вместе с Хлопониным, причем некоторые из них получили кресла в Москве. В частности, экс-руководитель краевого правительства Александр Новак стал министром энергетики РФ, бывший министр финансов Михаил Котюков сейчас возглавляет Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), а экс-министру экономики Сергею Верещагину досталась компания "Курорты Северного Кавказа". Таким образом, переход Хлопонина в федеральную власть позволил многим его соратникам по красноярскому правительству сделать федеральную карьеру. Но губернатор Лев Кузнецов в результате очутился в ситуации кадрового голода.

"К сожалению, он не привел в край ярких управленцев. Происходила замена чиновников на более слабых по сравнению с командой Хлопонина", - констатирует генеральный директор агентства "ВИС-Информ" Денис Посконин.

Вероятно, следствием кадрового дефицита стали уголовные дела против местных чиновников. Так, бывший министр промышленности края Денис Пашков недавно получил пять лет условно за хищение бюджетных средств. Министр транспорта Захар Титов проходил как свидетель по делу о хищениях в РЖД, был отстранен от должности и эмигрировал из России.

Губернатор-миротворец

В числе своих главных проектов Лев Кузнецов называл не инвестиционные, а социальные: строительство четвертого моста через Енисей, онкоцентр и проведение в Красноярске Универсиады (запланирована на 2019 г.). Вектор в экономике ясен: на фоне роста сырьевых отраслей в Красноярске продолжилась деградация перерабатывающей промышленности, закрылись многие предприятия, например, Дивногорский завод низковольтных автоматов, Красноярский комбайновый завод и "Сибтяжмаш".

В Агентстве стратегических инициатив, которое проводит мониторинг инвестиционной привлекательности нескольких десятков российских регионов, "Ко" сообщили, что в Национальном рейтинге состояния инвестиционного климата субъектов РФ Красноярский край находится в группе А, то есть в числе получивших самые высокие оценки предпринимателей. Эксперты агентства отмечают, что у региона хорошие показатели по эффективности институтов для бизнеса: налажен прямой канал связи инвесторов и руководства края, соответствует всем требованиям инвестиционный портал, принят региональный закон об уполномоченном по защите прав предпринимателей. Успешно работает Инвестиционный совет, который бывший губернатор края Лев Кузнецов всегда проводил лично. В целом Красноярский край - один из самых открытых среди всех регионов с точки зрения контактов органов власти с деловым сообществом. Однако местные эксперты вносят в эту оценку существенные корректировки. "Взаимоотношения у губернатора сложились всего с двумя металлургическими гигантами - "Норильским никелем", "Русалом" и их дочерними предприятиями, с остальными же не получилось, - утверждает Денис Посконин. - Яркий пример - судьба Дивногорского завода низковольтной аппаратуры: за последние десять лет он менял собственника пять раз. В 2013 г. он закрылся, а оборудование распилено на металлолом. Или взять ЗАО "Сибтяжмаш", которое тоже можно было сохранить, так как это было одно из крупнейших предприятий России за Уралом, производящих тяжелые мостовые и специализированные краны".

Опрошенные "Ко" эксперты прежде всего отмечают роль Льва Кузнецова в поддержании социального мира в регионе.

"В крае при Кузнецове сохранился некий баланс: Москва и Красноярск не враждуют, люди и власти в крае терпимы друг к другу... Ведь при Лебеде, а ранее при Зубове Москва была холодна, а народ в крае ожесточен. Хлопонину удалось перемирие, а Кузнецов далее эту линию и эту невысокую планку лишь удерживал", - поясняет Олег Пащенко.

"Кузнецов смог сохранить баланс между крупными игроками, не дал развиться "экономической войне" между крупнейшими ФПГ края - "Норильским никелем" и "Русалом". Край взял на себя контроль над проектами "Роснефти", такими как "Ванкорнефть", нефтепровод Куюмба - Тайшет. Начато строительство четвертого моста через Енисей в Красноярске. Губернатору удалось выстроить и сохранить хорошие взаимоотношения с администрацией города Красноярска, чего раньше не было. При активной поддержке Кузнецова на выборах главы столицы края победил Эдхам Акбулатов, крупный управленец при Хлопонине, а теперь человек команды Кузнецова", - рассказывает Денис Посконин.

Крупным, по местным меркам, скандалом обернулся проект строительства в крае Енисейского ферросплавного завода, реализуемого кемеровской компанией "Чек-Су.Вк", учредителями которой являются генеральный директор Виктор Хроленко и председатель совета директоров Георгий Рамзайцев. Стоимость проекта оценивали в 22 млрд руб., однако он вызвал массовые протесты жителей Красноярска, опасавшихся ухудшения экологической ситуации в городе. Менее чем за полгода неизвестное общественное движение "Красноярск против", требовавшее запрета на строительство "опасного производства", превратилось в одну из самых влиятельных сил в городе. Поскольку митинги прошли перед самыми выборами в Госдуму и Законодательное собрание региона, в декабре Лев Кузнецов объявил о разрыве всех имевшихся договоренностей с "Чек-Су.Вк". Суды с инвесторами продолжаются.

"Кузнецов пошел на поводу ситуации с компанией "Чек-Су.Вк", - считает Денис Посконин. - Там тоже была "многослойная" игра, а информации об этом было крайне мало. Инвестор марганцевого завода не понял правил этой игры и не объяснил жителям их выгоды от проекта. Под выборы в Госдуму в 2011 г. команда политтехнологов Кузнецова разогрела избирателей экологическим движением "Яд-завод", а пути выхода из ситуации не продумала. В итоге край потерял крупного инвестора, новые рабочие места и налоговые отчисления, а политтехнологические игрища с электоратом принесли "Единой России" в городе 31%, в крае 36%. В итоге на выборах в 2013 г. в горсовет Красноярска победили ставленники Анатолия Быкова".

Так или иначе, экономика края продолжала при Кузнецове динамично развиваться со скоростью более 5% прироста ВРП в год - это несколько ниже, чем при Хлопонине, но ведь и во всей стране темпы роста замедлились.

Новая эра

При полпреде Александре Хлопонине Северо-Кавказский регион был и остался неспокойным, в новостях постоянно мелькают сообщения об операциях силовых структур против боевиков. По мнению доцента РГГУ Сергея Маркедонова, когда Хлопонин работал полпредом, в его деятельности экономические и социальные вопросы вышли на первый план, а вопросы безопасности были немного оттеснены. Впрочем, главный "мирный" проект региона - "Курорты Северного Кавказа" - развивается очень медленно, так как желающих вкладывать деньги в туризм неподалеку от Чечни и Дагестана мало.

В 2014 г. Александр Хлопонин получил очередное повышение, став вице-премьером, в компетенцию которого, в числе прочих вопросов, стало входить и развитие Северного Кавказа. Сейчас полпредство будет больше сфокусировано на вопросах безопасности, а Хлопонин продолжит заниматься вопросами социально-экономического развития из Москвы. В качестве вице-премьера Александр Хлопонин должен показать свое искусство в привлечении инвесторов, какое он продемонстрировал в богатом сырьевыми запасами Приангарье.
В подчинении у нового вице-премьера оказалось впервые в истории России созданное Министерство по делам Северного Кавказа. И на роль руководителя ключевого для себя ведомства, которому предстоит координировать местные власти и вести переговоры с инвесторами, новоиспеченный вице-премьер, разумеется, позвал человека, многие годы служившего ему заместителем либо преемником - Льва Кузнецова. Так красноярский губернатор-москвич стал "главным по Северному Кавказу".

Ну а красноярцы получили очередного губернатора-"варяга" - это бывший губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский.

"Толоконскому достается край как территория, приносящая хорошие доходы, но значительная часть этих доходов изымается, - рассуждает Денис Посконин. - Поэтому задача грамотного, правильного и справедливого распределения налогов становится для руководителя региона одной из самых главных. В крае сформулировано много социально значимых проектов. Это и модернизация дошкольного образования, и софинансирование будущей Универсиады, и строительство крытого футбольного манежа в Красноярске, поддержка АПК, сохранение объектов культурного наследия в Енисейске. Поэтому будущему губернатору, кто бы им ни стал, есть над чем работать. Было бы желание".

История карьеры Хлопонина и Кузнецова свидетельствует по крайней мере о двух важных фактах. Во-первых, что часто довольно благоприятный эффект дает использование на госслужбе менеджеров с опытом в частном бизнесе, но, к сожалению, государство нечасто прибегает к подобным кадровым схемам. Во-вторых, даже люди, некогда считавшиеся ставленниками определенных бизнес-сил, в нынешней политической системе могут выжить, только став слугами все той же единой властной вертикали.