Никита Белых стал жертвой подарочного пакета от ФСБ РФ

В суде по делу Белых допросили ФСБшника, обработавшего спецсредством подарочный пакет с вином.
Старший научный сотрудник Института криминалистики ФСБ Сергей Будынский перед заседанием сидел в зале за одним столом с прокурором Дятловой и беседовал с ней о чем-то. Войдя на трибуну, специалист стал рассказывать, что в июне 2016 года он принимал участие в обработке денежных купюр и пакетов, которые затем были переданы как подарок в виде бутылки вина бизнесменом Юрием Зудхаймером Никите Белых. Обрабатывались вещдоки криминалистически-идентификацонным препаратом «Тушь-7». Место обработки — здание 6-й службы ФСБ. Один пакет был бумажный с ламинированными ручками, другой — полиэтиленовый. Деньги были в бумажном пакете, обернутом в полиэтиленовый. Там же, в отдельном пакете внутри большого полиэтиленового, была бутылка вина, но препаратом она не обрабатывалась, вспоминал Будынский. Обрабатывались только деньги, пакет в которых они лежали, и пакет, «которым накрывались деньги от любопытных глаз». Со слова специалиста выходило, что в пакете можно было сразу увидеть бутылку вина, деньги же были скрыты.

— Со мной связался один из оперативных сотрудников, который проводил это мероприятие, встретили меня и отвезли к себе. Там мне были выданы денежные средства. По-моему, это были евро 140–150 тысяч. Пришлось поработать… — вздыхал пожилой специалист ФСБ. 

После обработки денег и пакета специалист выехал вместе с оперативниками в ресторан на пересечении Арбата и Садового кольца («Лотте плаза»). Когда оперативники сообщили, что произошло задержание, Будынский зашел с ними в ресторан.

— Я увидел гражданина Белых. Стал исследовать поверхность рук гражданина Белых препаратом специальным аэрозоль-проявителем и УФ-осветителем, на руках были обнаружены следы вещества… Затем мною был произведен отбор проб вещества с поверхности рук гражданина Белых. Для этого были использованы марлевые медицинские бинты в невскрытой фабричной упаковке. 

Отбор, по словам специалиста, производился с каждой руки на отдельные бинты. Затем бинты упаковали в отдельные конверты и опечатали.

При осмотре места происшествия, который проходил «часа четыре-пять», присутствовали понятые, несколько оперативных сотрудников, представитель Следственного комитета, представитель службы безопасности ресторана и заявитель (Юрий Зудхаймер). Заявителя предупредили об ответственности за дачу ложных показаний. 

«А как же? Иначе это была бы провокация», — всплеснул руками специалист ФСБ.

Прокурор Дятлова спросила, откуда могли взяться следы на руках Белых.

— Судя по обширным пятнам, руки гражданина Белых касались большой поверхности, которая была обработана. Если бы он взял только ручки пакета — были бы только две полосы. Ну максимум четыре. А если взялся за что-то более поверхностное, большое, то тогда остаются обширные пятна.

— То есть за что там можно было взяться? — уточнила судья Васюченко.

— За пакет полиэтиленовый, которым были накрыты деньги, за края бумажной сумки или за сами деньги, если засунуть руку внутрь и дотронуться до них, - предполагал Будынский.

— То есть, как минимум, нужно было засунуть руку внутрь большого пакета? — вновь спросила прокурор.

— Ну, конечно.

Молодая прокурор Тарасова поинтересовалась, «как вел себя сам гражданин Белых» во время осмотра.

— Нормально. Мы с ним общались дружелюбно, с его стороны никаких действий агитационного плана не было, — сказал специалист, не пояснив, что он имеет ввиду под агитацией. — Насколько я помню, он попросил бумагу и написал свое объяснение этому. 

Из клетки со скамейки поднялся Белых. 

— А чья была инициатива придания этому пакета образа подарка? Зачем была поставлена бутылка вина в пакет?

— Не помню, — отвечал Будынский. 

Белых уточнил, до чего он должен был касаться, чтобы на его руках остались следы. Специалист ФСБ отметил, что достаточно было взять только один тот подарочный пакет, который был обработан спецсредством.

Адвокат Андрей Грохотов обратил внимание на протокол осмотра, в котором написано, что на бутылке вина тоже были следы от «Туши-7» - 3–4 сантиметра, в то время как в суде эксперт заявлял, что следов там не было.

— Я так понимаю, что адвокат хочет сказать, что человек (Белых – Ред.) брался руками за бутылку? – почувствовал нехорошее для обвинения эксперт ФСБ. Наличие следов на бутылке он в итоге признал, но отверг возможность того, что Белых мог прикоснуться к ней.

— Хорошо. А все же чье было решение использовать подарочный пакет для передачи денежных средств Белых? – повторил вопрос подзащитного Грохотов.

— Это я вам не подскажу. А какая разница, в чем давать? – был невозмутим специалист. 

— Вы в показаниях сегодня сказали, что вроде как подарок выглядело. Человек может воспринять это как подарок.

— Это его проблема.

— Вы сказали, что вы обсуждали с оперативными сотрудниками. Можете объяснить, почему все же подарочный пакет?

— Ну что было под рукой, то и взяли.

— Полиэтиленовый пакет полностью деньги скрывал? – уточнил экс-губернатор. 

— Да. Бутылка торчит отдельно, а деньги накрыты, - специалист стал заметно раздражаться и переходить на повышенный тон. «Задавайте вопрос. Не предполагайте», — требовал он от защиты и Белых. «Я на гипотетические вопросы не отвечаю», — отвечал, когда его просили рассказать про свойства Туш-7. Прокуроры специалиста поддерживали и требовали снять вопросы. Белых же продолжал засыпать его этими самыми вопросами.

— Это можно было воспринять как подарок или нет? Я понимаю, что это мои проблемы, поэтому я здесь и нахожусь.

— Я такие вещи не комментирую, я специалист в узкой области.

— Но можно ли с уверенностью утверждать, что те смывы с моих рук, которые были зафиксированы, были в результате контакта только с деньгами или пакетом, который накрывал их? Или они могли быть образованы за счет контакта с подарочным пакетом?

— Вопрос не очень понятен… Следы могли появиться, если вы касались подарочного пакета, если вы касались полиэтиленового пакета или денег.

Специалист заявил, что подарочных пакетов на самом деле, оказывается было два: один обработанный спецсредством (его передали Белых), второй – чистый. «Аналогичный пакет этот человек (Зудхаймер – Ред.) должен был кому-то еще передать. Поэтому сделали два аналогичных», - пояснил Будынский.

— То есть я взял не тот пакет, — смеясь, констатировал Белых. - Я помню большой пакет «С днем рождения» и еще пакет. 

— Ну да, — соглашается специалист.

— Можно даже по видео посмотреть, — добавил подсудимый. Видео смотреть не стали. Вопрос – куда делся второй пакет – так и повис в воздухе. Как и вопрос, кто предоставил ФСБ деньги для оперативного мероприятия – не сам ли Зудхаймер. Специалист ФСБ сказал в суде, что задавал Зудхаймеру вопрос, почему все пачки по 100 евро, «он, по-моему, сказал, что в Германии купюры по 500 евро из оборота вышли». При этом обвинение настаивает, что деньги для оперативного мероприятия были представлены ФСБ.

А свидетеля отпустили. Последовавший за этим 15-минутный перерыв прокуроры провели на улице – за перекуром и беседой с только что допрошенным специалистом ФСБ.

…В дополнение к данному свидетелю прокуроры вызвали следом в зал Вячеслава Яранцева, заместителя службы безопасности Lotte Hotel, участвовавшего в осмотре места происшествия после задержания Белых в приватной комнате японского ресторана, комната называлась «Сакура».

Яранцев вспоминал, что следственное действие снималось на видеокамеру: 

— Господину Белых был задан вопрос относительно того, что у него при себе имеется. Он предоставил паспорт, портмоне, мобильный телефон, один или два, наверное, два было. Также возле стола находился пакет то ли бордового цвета, то ли красного. Я уже не могу помнить, потому что это было давно. В пакете находился подарочный пакет для бутылки вина.

Яранцев помнил технического специалиста, который брал смывы с рук Белых и объяснял, что процедуру свечения пакетов и денег. «Он объяснил с помощью технических терминов, что это раствор бла-бла-бла, но я не вникал», — говорил сотрудник службы безопасности. Губернатор при этом «соблюдал молчание», а из подарочного пакета «начали появляться деньги достоинством по 100 евро», «150 тысяч общая сумма».

— У нас гости оставляют и более крупные суммы, — заметил свидетель.

— Ничего себе! – удивилась прокурор Дятлова. 

— Вы просто в этот ресторан не ходите на день прокуратуры, - пошутил Белых. Дятлова не ответила. Свидетель продолжал свой рассказ:

— Денежные средства стали размещать на столе. Посветив на них, следователями был выявлен какой-то штамп. Следователь попросил продемонстрировать свои руки... После увиденного господин Белых попросил переговорить с двумя людьми, которые находились в штатском. О чем он говорил, я не слышал. Меня попросили принести стандартные листы А4 для того, чтобы господин Белых что-то написал. К окончанию осмотра он попросил прикрепить эти листы к протоколу. Когда формальные вопросы были решены, встал вопрос, как вывести господина Белых, дабы не беспокоить гостей заведения. Мной было принято решение вывести через эвакуационный выход, ведущий на Новинский бульвар.

Прокурора Тарасову интересовало, в каком конкретно состоянии находился Белых? «В агрессивном, подавленном? Как он вообще выглядел?».

— Думаю, он был в подавленном состоянии. Во всяком случае улыбки на его лице не было. Он был обескуражен.

— Когда меня спрашивали, знаю ли я, что находится в пакете, я как-то комментировал? – спросил сам Белых. 

— Вы молчали и были в довольно подавленном состоянии.

— Ну да, не улыбался.

— А на основании чего вы сделали вывод, что я прикасался к деньгам?

— Свечение у вас было на руках.

Белых напомнил, что на допросе у следователя свидетель говорил, что свечение давали не только деньги, но и пакеты. На вопрос подсудимого, могло ли быть свечение на руках, если он не касался денег, а только пакета, представитель службы безопасности ресторана лишь промолвил: «Нуу…».

На этой ноте обвинение завершило представлять свои доказательства. Судья назначила следующее заседание на 9 января.

— Но мы свидетелей защиты к 9 числу не успеем физически пригласить… — заметил Белых.

— Ну что я могу сделать, готовьтесь, — ответила Васюченко. — Если не успеете - я буду заканчивать судебное следствие.
Юрия Урличича спустили с орбиты «Роскосмоса»
Он был сторонником создания спутниковой мегасистемы интернета «Сфера».
Умерший младенец дотянулся до врачей через 4 года
Элина Сушкевич и Елена Белая готовятся выслушать приговор.
Детям от суррогатных матерей так и не повезло с иностранными родителями
Генпрокуратура утвердила обвинение по делу о продаже детей иностранцам.
Сотрудники Минздрава поднимали тонус иномарками
По версии следствия, продавая списанные машины, чиновники оставляли часть выручки себе.
Кто раскрутил вице-президента ПСБ на «Адские бабки»
Почему трех дам обвинили в одном вымогательстве.
Наталья Комарова присматривается к креслу Мау
Кузница кадров государства — РАНХиГС— скорее всего останется без ректора Владимира Мау. Его место пророчат губернатору ХМАО Натальи Комаровой, но такие "рокировки" не могут не вызывать вопросов.
Собянин помахал вслед сбежавшей недвижимости
Уже много лет судебное разбирательство о возвращении 120 зданий в центре Москвы, имеющих культурную ценность топчется на месте. Подобная волокита наводит на мысли о том, что в этой истории замешаны серьёзные фигуры. Трудно поверить, что глава столицы Сергей Собянин не в курсе этой истории.
Столичная адвокатесса еще посидит в колонии
Ольге Лукмановой отказали в возвращении ее дела в прокуратуру.
Полигон боеприпасолв испытали взяткой
Бывшего инспектора Ростехнадзора судят по обвинению в попытке получить 1,3 миллионов рублей.
Долг банкирши Сергеевой оказался фальшивкой
Юристу инкриминируют попытку хищения у совладелицы ПАО «Банк ВВБ» по поддельному договору о займе.
Приговоры топам Линк-банка пахнут липой
Для растративших средства кредитного учреждения запросили условные сроки.
Чиновницам Минпромторга не удалось заработать на «Фарме-2020»
Экс-чиновниц и предпринимателей обвиняют в мошенничестве.
Собянин подставил Wezzu подножку
“Ъ” узнал о проверке одного из прокатных сервисов по просьбе мэрии.
Шишханов выскользнул из обвинения по делу Бинбанка
Бывшим топ-менеджерам банка обвинение сократили на сотню миллиардов.
Кто подставил Баязитову и почему тг-каналы - не место для критики
Громкий арест шестерых журналистов и пиарщиков меняет правила работы телеграм-каналов. Власть показала, что эти каналы больше не являются безопасным инструментом для критики и политических игр.
Шестун наоскорблял прокурора на 7 месяцев
Прокуратура запросила для бывшего главы Серпуховского района Подмосковья Александра Шестуна семь месяцев колонии за оскорбление прокурора и судьи. Ранее он был приговорен к 15 годам лишения свободы. Об этом сообщил ТАСС адвокат Михаил Трепашкин.
Статью о диссертации Нарышкина не велено никому читать
РКН внес статью РБК с данными «Диссернета» о диссертации Нарышкина в реестр запрещенной информации.
Уголовное дело на предправления Росинтербанка закрыли, но субсидиарка осталась
Арбитражный суд Москвы взыскал с бывшего заместителя председателя правления и совладельца Росинтербанка Рамиля Закирова более 65,8 миллиардов рублей.
В доме Марины Овсянниковой поискали фейки
Дело завели по статье о фейках про армию, сообщил ее адвокат Дмитрий Захватов. Ранее ее дважды штрафовали по статье о дискредитации армии.
Администраторы «Сканера» привели к Пригожину
Всех троих обвиняют в мошенничестве в крупном размере, им грозит до шести лет тюрьмы. Ходатайство удовлетворили 4 августа. Собеседник ТАСС в правоохранительных органах сказал, что Telegram раскрывал данные силовиков и чиновников.