Неубиваемый Борис Минц

Как Борису Минцу удалось сформировать «московское банковское кольцо» и остаться на плаву после вмешательства Центробанка.
Считается, что Центробанк развалил «московское банковское кольцо», взяв на карандаш Бинбанк, Промсвязьбанк и «Открытие». На самом деле под нож пошла целая финансовая система - самодостаточная и независящая от регуляторов. Построил ее ни кто иной как Борис Минц – один из самых богатых людей России. После финансового кризиса 2008 года экспертное сообщество с удивлением обнаружило, что пресловутая финансовая «закулиса» - это не выдумка досужих конспирологов, а самая настоящая реальность. В ней не было место для глобальных заговоров, зато эта система обладала свойствами полной финансовой автономии, которая позволяла выйти из-под контроля национальных регуляторов, и финансировать любые проекты в замкнутой системе.

Именно такую систему в России удалось создать Борису Минцу - человеку, который прошел горнило государственной службы еще в 1990-е годы в составе команды реформатов Анатолия Чубайса. Затем на рубеже веков попробовал себя в политике, приняв активное участие в создании «Правой силы», но в конечном итоге сделал выбор в пользу бизнеса, превратившись в 2000-е «топа Форбса». По последним данным, Борис Минц входит в сотню самых богатых людей России, занимая 72-е место и имея финансовое состояние в 1 млрд 300 млн долларов. В 2017 году Борис Минц, безусловно, котировался на статус «хозяина финансовой матрицы» - замкнутой системы финансирования проектов самого Минца.

Банковская платформа

В основе этой системы лежала финансовая корпорация «Открытие» - до недавнего времени крупнейший российский частный банк. Председателем совета директоров с 2004 по 2013 годы (а с 2012 по 2013 годы — президентом) был Борис Минц. С некоторым уточнением. Нынешнее «Открытие» — это совершенно не то, которое Минц возглавил в середине 2000-х. Нынешнее «Открытие» — это бывший Номос-банк, который провел IPO в апреле 2011 года - в Москве и Лондоне, а потом оказался в руках у «настоящего « «Открытия». А банком «Открытие» стало после того, как в феврале 2007 года инвестгруппа «Открытие» приобрела небольшой Щит-банк. Таким образом не будет преувеличением сказать, что фундаментом крупнейшего частного банка России стало чисто номинальное учреждение, главный актив которого - банковская лицензия.

Каким образом в голове у Минца созрела идея «собрать» на этой платформе огромный холдинг, истории неизвестно, но не исключено, что такая задача в принципе не ставилась. Дело в том, что ключевая для всей схемы сделка - покупка Номос-банка, была частью глобальной калиевой сделки - ФК «Открытие» не покупала «Номос» за деньги, она обменяла банк на пакет акций горнорудной корпорации «Уралкалий». В свою очередь, к Борису Минцу пакет крупнейшего производителя калиевых удобрений попал от Виталия Несиса - совладельца и «Номоса», и «Уралкалия».

Пытаться понять смысл этих транзакций, не будучи инсайдером, просто невозможно. Они чем-то напоминают цепочку советских квартирных обменов, где деньги по разным причинам не использовались, а менялись лишь активы. Именно в такой среде чувствовал себе очень комфортно Борис Минц. Ему доверяли все, в результате уже очень скоро в «Открытие» была включена десятка разных банков, в число которых ходили и такие крупные учреждения как Ханты-Мансийский банк и банк «Петрокоммерц». Неудивительно, что у этого бегемота казалась целая команда разношерстных акционеров-олигархов, ни один из которых не имел контрольного пакета. По сути Борису Минцу удалось реализовать идею, которая витала в воздухе с осени 1998 года, когда после августовского дефолта такой площадкой должен был стать (но так и не стал) Росбанк. На этот раз попытка была более успешной: считается, что эту сборку поддержал Центробанк, а представители ВТБ, по факту, управляли созданием этого монстра.

Пенсионная затейка

Сам Борис Минц, впрочем, не стал дожидаться результатов своего труда. В 2013 году он продал долю в капитале ФК «Открытие» своим партнерам и начал новый проект. Летом 2013 года широкая публика узнала о том, что Борис Минц установил контроль над НПФ «Телеком-Союз» - пенсионным фондом «Ростелекома» и «Почты России». Таким образом работники связи и их будущие пенсии стали источником длинных денег для Бориса Минца, заменив банковские кредиты. Официальные представители «Ростелекома» выразили по этому поводу по этому поводу озабоченность и успокоились. А Минц двинулся дальше - по уже проторенной дороге слияний и поглощений.

Через несколько месяцев бывший акционер «Открытия» приобрел НПФ «Сталь фонд» - корпоративный фонд пенсионеров «Северстали». А в конце 2014 года в «пенсионную копилку» Минца попал НПФ «Благосостояние ОПС». Выделенный из состава «большого пенсионного фонда», он обеспечивал функционирование обязательной части пенсионного страхования железнодорожников.

В этот момент стратегия Бориса Минца стала вполне очевидной уже для широкого круга участников финансового рынка и экспертного сообщества. Суть ее состоит в том, чтобы не обращаться за кредитами в «свой» банк, нарушая все возможные нормативы и рискуя оказаться под огнем регулятора, а размещать в «чужом» банке дешевые финансовые ресурсы на депозитах, с условием последующей выдачи этих средств в виде кредитов несвязанным лицам. Эти же средства позволяли вполне эффективно контролировать любой банк, и связывать их в единую сеть. В принципе Минц не изобрел велосипеда. Хорошо известно, что именно так обычно поступали предыдущие поколения «финансовых инсайдеров». С той лишь разницей, что они выводили деньги на запад, размещали их в западных фондах или на депозитах западных банков с условием, что те будут кредитовать российские банки, которые уже затем выдавали кредиты «кому следует».

Но после кризиса 2008 года российские заемщики получили жестокий урок и поняли, что «западная крыша» работает. Приток денег в западные банки оказался под жестким контролем, политические риски вышли на новый уровень, а любая попытка вынести проблемы в Лондонский суд успеха не гарантирует, зато может лишить собственности в России. В особенности все эти уроки касались рынка недвижимости, там, где инвестировала средства корпорация O1 - контора, контролируемая семьей Минца. Таким образом сложилась цепочка «фонды» - «банки»- «недвижимость», которая не требовала контроля за промежуточным звеном. Так и сформировалось знаменитое «московское кольцо», или БОМП (аббревиатура из первых букв четырех банков - Бинбанк, Промсвязьбанк, Московский кредитный банк, «Открытие»), нынче практически полностью разрушенное.

По данным консолидированной отчетности группы за 2015 год, структуры Бориса Минца получили в Московском кредитном банке 24 млрд рублей под залог акций пяти пенсионных фондов: «Будущее», «Уралсиб», «Телеком-союз», «Образование» и «Наше будущее» (бывший «Русский стандарт»). А в ноябре 2016 года на Московскую биржу были выведены акции самого «Будущего», которые также стали финансовых инструментом для рефинансирования.

Что пошло «не так» в 2017 году, пока неясно, но скорее всего теневая финансовая система Бориса Минца просто не выдержала столкновения с реальным экономическим кризисом, возникшем в результате событий 2014 года. Сейчас «система Минца» находится в состоянии анабиоза, и кредиты его корпорация не получает. Но она уже продемонстрировала свою устойчивость, так как никаких крахов в империи финансиста пока отмечено не было.
«Яндекс» размножают делением
«Яндекс» подтвердил планы по разделу активов. Нидерландская материнская компания «Яндекса» — Yandex N.V. сообщила, что ее совет директоров предварительно намерен внести изменения в структуру собственности и корпоративного управления.
Хакеры могут взломать любого, Microsoft Office им в помощь
Всего 45 минут требуется злоумышленникам, чтобы через известную брешь ворваться в киберпространство любой компании и далее реализовывать черный сценарий — от хищения денег до блокировки деятельности предприятия.
«Билайн» перестанет жить на яркой стороне
Новые владельцы актива могут перепродать компанию дороже, но прибылью придется делиться с Veon.
Nissan подъехал к Мантурову
«АвтоВАЗ» обеспечит поставку запчастей и комплектующих, гарантийное обслуживание автомобилей компании, уже проданных в России.
Что посеет и пожнет Киев на зерновой сделке
Владелец «Уралхима» Дмитрий Мазепин стремится «решить вопрос» с поставками аммиака из Тольятти в Одессу.
Узбекистан просит за Усманова
Сможет ли основатель USM Holdings Алишер Усманов добиться отмены санкций.
Финансист Тимур Турлов меняет подданство
Как брокер-миллиардер Тимур Турлов переехал из Лобни в Алматы.
Гендиректора Redmond закоротило
Совладелец группы пытается оспорить свое отстранение от управления компанией.
Суд отфутболил вдову и детей от наследства миллиардера Бурлакова
За наследство умершего бизнесмена, в том числе яхту Black Pearl, боролись его вдова и дети, а также сестра предпринимателя и ее муж. Суд в Москве встал на сторону последних. Forbes оценивал состояние Олега Бурлакова в 2,7 миллиарда долларов.
Медведев - в Кейптаун, Мантуров - в Дубай
Куда летают российские чиновники при закрытых границах.
Андрей Гурьев отъелся на удобрениях
Компания «ФосАгро» выплатила своему основному бенефициару 48,4 миллиардов рублей дивидендов.
Собственные "шахты смерти" мало беспокоят Струкова
«Южуралзолото» ответило на иск в 162 миллиона заявлением о фальсификации. Работы на шахте «Центральная» снова привели бизнес Струкова в суд.
Британская Lush смылилась из России
После ухода из России косметической марки Lush ее бывший локальный партнер планирует запустить новую сеть. Магазины под брендом Oomph займут точки британского ретейлера, включая флагманский магазин на Тверской улице.
Иван Юзефович распашет «АФГ Националь»
Патнер миллиардера Махмудова планирует приобрести производства группы в Нижегородской области.
ФНС обувает Ralf Ringer
Налоговики хотят взыскать с компании 1,5 миллиарда рублей. Это может привести к банкротству компании, предупреждают юристы.
Что вылавливают сети «Рыбаря»
Как работает крупнейший анонимный провоенный телеграм-канал с миллионной аудиторией.
Маркировка Галицкого работает на офшоры
"Маркировочная дань", собираемая с россиян, пойдёт не только в казну государства. Часть средств через структуры олигархов может уйти в офшоры, на укрепление "недружественных экономик".
Греф сплавил Okko кому надо
Онлайн-кинотеатр перешел в собственность бывшего подчиненного Сбера Сергея Шишкина. Под зонтиком "Сбербанка" и его нужд глава госбанка продолжает "раздавать" активы "своим людям".
Никита Гордеев подлетел к коровам на "Самолете"
Лишившись властных полномочий, семья экс-губернатора Алексея Гордеева вместе с сыном продолжает бизнес не без помощи главы Подмосковья Андрея Воробьева.
Крутые яйца Наума Бабаева
Как структура Наума Бабаева с помощью губернатора Моора, пытается представить главе государства сомнительный проект. Открытие нового племенного репродуктора Наума Бабаева может закончиться "пшиком", а кредитные деньги - "улететь" в тёплые страны.