Наши экраны зальет монопольное пиво?

В Госдуме поскандалили из-за поправок к закону «О рекламе». Депутаты не хотят связываться с законопроектом, уничтожающим кабельное телевидение, но пропускают его через первое чтение.
04.07.2014
На этой неделе Госдума в первом чтении приняла пакет поправок к закону «О рекламе», автором которых выступил депутат от фракции «Справедливая Россия» Игорь Зотов. Веселая часть этого процесса — наблюдать за тем, как депутаты спорят по поводу возможного возвращения рекламы пива на телевидение. Тревожная — понимать, что под это веселье могут одновременно принять поправки, запрещающие платным каналам транслировать рекламу и отменяющие запрет на монополизм в телевизионной и наружной рекламе.

Сначала о веселом. Дело было так: депутат Зотов смотрел матч чемпионата мира по футболу между сборными России и Южной Кореи. И тут случилось ужасное — по словам депутата, во время гимна на телеканале началась реклама. Это событие и подтолкнуло его к внесению поправок на рассмотрение парламента. Хотя, конечно, на заседании Госдумы Зотов уверял, что работал над законопроектом полгода.

Доподлинно неизвестно, на какой именно компонент законопроекта вдохновила депутата эта история. Если на разрешение рекламы пива сроком до января 2019 года (то есть до окончания ЧМ по футболу в России) — еще понятно. Но если на запрет рекламы на платных каналах, то мы можем лишь развести руками: никто не принуждал господина Зотова смотреть матч, который транслировал один из федеральных телеканалов, на платном телевидении. Хотя удивляться тут нечему — с российскими парламентариями и не такое происходит.

Однако на Зотова накинулись даже его коллеги. В какой-то степени это удобно — формально депутат уже два года не состоит в «Справедливой России», поэтому против него ополчились и бывшие соратники по партии, и депутаты от ЛДПР и КПРФ. С молчаливой покорностью выслушали предложения Зотова только единороссы, которые, видимо, тоже уверены, что провести в России ЧМ-2018 без реабилитации рекламы пива не получится. (У ФИФА, к слову, лишь один глобальный  алкогольный спонсор — Budweiser.)

Хотя в чем-то депутат Зотов, наверное, прав: пусть смотрят рекламу пива, а не бесконечные ролики пилюль для повышения потенции — лучше уж заморские гости будут считать, что у россиян проблемы только с алкоголизмом.

Теперь о грустном. Зотов предлагает отменить существующее ограничение на долю наружной рекламы на одного участника рынка в размере 35% от общей площади рекламных полей. Такое нововведение, уверены эксперты, приведет к доминированию на рынке рекламных монополий. Ни в обществе, ни в самой Госдуме так и не поняли: зачем в таком случае этот порог так экстренно вводился в 2009 году.

Еще одна идея депутата — запрет рекламы на платных телеканалах. Все мы, конечно, терпеть не можем, когда трансляцию любимого фильма прерывают рекламой, но более или менее понимаем, почему это происходит. Теперь платные телеканалы хотят ограничить в правах, запретив им транслировать рекламные ролики.

В пояснительной записке к законопроекту пишут, что такие каналы находятся «в более выгодном положении по сравнению с конкурентами, так как получают деньги сразу от двух источников: от зрителей и от рекламодателей». Очевидно, что составители не в курсе, что и «бесплатные» телеканалы живут далеко не только за счет рекламы, но и получают значительные государственные субсидии. Например, в 2013 году Первый канал получил от государства 3,75 млрд рублей. Эта цифра растет с каждым годом. Для сравнения: в 2010 году субсидии составили 3,4 млрд рублей, а в 2011-м — 3,49 млрд.

Пропустим аргументы о защите прав предпринимателей и перейдем к очевидному — если телеканалы перестанут получать деньги от рекламы, страдать будут в первую очередь зрители — стоимость подписки для них увеличится, иногда — в разы.

Сам Игорь Зотов в четверг был недоступен для комментариев в связи с заседанием профильного комитета. Все, что господин Зотов успел сказать: «Да вы что! Уже все стихло, а вы опять… Давайте дождемся второго чтения, там поговорим».

Не дожидаясь второго чтения, «Новая» обсудила недостатки законопроекта с основателем телекомпании «Дождь» Натальей Синдеевой.

— Наталья, как этот закон, если он будет принят, отразится на «Дожде»?

— С одной стороны, можно было бы сказать, что для нас это смерть. С другой — в отличие от остальных каналов, учитывая все события вокруг нас, мы давно стали развивать подписку. Просто раньше не думали, что это придется делать так быстро и агрессивно. Мы уже в нашем бизнес-плане закладывали уменьшение доли рекламных доходов и увеличивали доход от подписки.

— По каким каналам в основном ударит закон?

— По всем неэфирным каналам, в том числе по таким, как «Дискавери», «Сони», «Охота и рыбалка», «Футбол» и им подобным. Правда, они уже собирают большой объем денег с абонентов. Но рекламные доходы составляют значительную часть их бюджета.

— Но это в основном крупные каналы, а как быть небольшим региональным?

— Каналы, которые не получают денег от кабельных операторов (а таких в регионах очень много), живут только за счет рекламы. Теперь они пойдут к операторам и потребуют с них денег. Но операторы могут решить, что эти каналы им не нужны, либо у них нет возможности платить необходимую для содержания канала сумму.

— Получается, это отразится и на операторах.

— Да, так будут уменьшаться и ухудшаться пакеты, предоставляемые зрителям. Как следствие — отказ зрителей от услуг операторов и поиск альтернативных источников контента. Например, СМАРТ ТВ, интернет, ОТТ-сервисы. Пострадает и средний бизнес, у которого нет возможности размещать рекламу на крупных каналах.

__________

P.S. В четверг стало известно, что законопроект исключен из повестки последнего дня заседаний перед летним перерывом. Формально — из-за отсутствия позиции правительства. Однако источники «Новой» в Госдуме утверждают: на самом деле, потому что в парламенте все против закона, и связываться с ним никто не хочет. При этом источники уверены: инициатором этого закона изначально мог стать Михаил Лесин, экс-советник президента РФ, нынешний член совета директоров «Национальных телекоммуникаций», получивший в 2000 году приз журнала «Огонек» «за умение держать удар в информационных войнах».