Народ разоряй, а Коломойского выручай

Президент Украины Петр Порошенко не отбирает «Приват», а помогает Коломойскому дорого продать проблемный актив государству и полноценно вывести свои капиталы за границу. Потому что на самом деле национализация крупнейшего частного банка Украины – это оплата схем Коломойского & Co за счет всех украинских налогоплательщиков.
21.12.2016
Привет от «Привата»

В воскресенье вечером украинские СМИ сообщили сенсационную новость. Власти Украины приняли решение национализировать «Приватбанк». Крупнейший частный банк Украины принадлежит группе олигархов из Днепропетровска, самый известный из которых – это Игорь Коломойский. Слухи о том, что украинские власти собираются забрать крупнейший частный банк в собственность государства, ширились всю предыдущую неделю. Многих украинцев охватила паника, они бросились к банкоматам снимать наличные. А случай с украинским бизнесменом, которого налетчики обчистили сразу на 2 миллиона гривен, вообще стал классикой. Бандиты установили слежку за коммерсантом, который на машине объезжал банкоматы в центральной части Киева и снимал наличные. Спустя несколько часов налетчики отобрали у него сумку с деньгами и скрылись. Финальный улов гоп-стопщиков составил около 2 миллионов гривен.

Панику рассеял вечером воскресенья, 18 декабря, украинский Кабмин. Рассеял, чтобы посеять еще большую панику. Итак, 18 декабря Кабинет Министров Украины официально заявил, что «Приват» переходит в собственность украинского государства. Государство Украина становится собственником 100 % акций банка, внеся в капитал банка 150 млрд. гривен через выпуск Облигаций государственного внутреннего займа.

На следующий день Национальный банк вместе с Министерством финансов выпустили совместный пресс-релиз под заголовком «Государство одобрило решение о вхождении в капитал ПАО «Приватбанк». Официальный пресс-релиз – это несколько выводов:

- согласно решению Кабмина, 100 % акций «Привата» будет принадлежать украинскому государству;
- официальный мотив национализации – «защитить более 20 миллионов граждан Украины, которые хранят средства в этом банке и пользуются его сервисами. В первую очередь речь идет о 3,2 миллиона пенсионеров и 1,6 миллиона социально незащищенных слоев населения».

«Все они будут иметь полный доступ к своим счетам», - обещает совместный пресс-релиз НБУ и Минфина.

- общую потребность «Приватбанка» в капитале чиновники оценили в 148 миллиардов гривен (это примерно 5 миллиардов 520 миллионов долларов США по курсу 26 гривен 80 копеек за доллар за 21 декабря 2016 года);
- якобы решение о национализации было взаимным. НБУ с Минфином утверждают, что акционеры «Приватбанка» прислали письмо в Кабмин с просьбой о вхождении государства в капитал банка. В своем письме акционеры обязались реструктуризировать кредиты, которые банк выдал юридическим лицам, с учетом требований НБУ до 1 июля 2017 года.

В завершение, важно обратить внимание на такой пункт пресс-релиза, который сообщает, что «международные финансовые организации и участники финансового рынка проинформированы о развитии событий». Руководство МВФ отреагировало уже в понедельник, 19 декабря, опубликовав заявление директора-распорядителя Кристин Лагард.

«Сегодняшнее решение украинских властей национализировать Привабанк – это важный шаг в перечне их усилий, чтобы гарантировать финансовую стабильность. Это решение было принято, чтобы обеспечить устойчивое функционирование банка, учитывая его системную роль в финансовой системе Украины и ввиду недостаточных усилий, чтобы улучшить адекватность его собственного капитала в последние месяцы», - гласит официальная позиция директора-распорядителя МВФ.

Операция «Глубокая заморозка»

20 декабря Национальный банк Украины сообщил, что выделил «Приватбанку» кредит на 15 миллиардов гривен под 16 % годовых – чтобы банк смог обслуживать текущие платежи, выплачивать наличные через сеть банкоматов и т.д. Как уже говорилось, слухи, а затем официальная новость о национализации вызвали панику, вследствие чего украинцы начали массово снимать деньги со своих счетов в «Приватбанке». Почему администрация Порошенко приняла решение приобрести «Приватбанк» в собственность государства, несмотря на то, что Украина переживает жесткий экономический кризис? И к каким последствиям стоить готовиться украинцам вследствие перехода «Приватбанка» в собственность государства?

Начать стоит с того, что история с национализацией «Привата» в очередной раз показала: все заявления официальных лиц Украины нужно «делить на 16». К примеру, официальный пресс-релиз НБУ и Минфина от 19 декабря 2016 года пообещал, что «сейчас банк работает в обычном режиме и выполняет обязательства перед клиентами и партнерами». Но уже 19 декабря все счета юридических лиц в «Приватбанке» оказались заблокированы. Власти в лице Министерства финансов клятвенно пообещали, что счета юрлиц будут заморожены только на одни сутки. Но по состоянию на полдень среды, 21 декабря 2016 года, украинские предприятия и бизнесмены так и не смогли получить доступ к своим счетам в «Приватбанке». Разве что администрация банка разблокировала доступ к счетам, куда деньги поступили уже после 19 числа.

В ход пошла новая версия. «Все кредитные лимиты на счетах, овердрафты, лимиты гарантированных платежей и бизнес-рассрочки будут восстановлены в полном объеме после начала работы нового правления банка», – написала в своем Facebook сотрудница пресс-службы банка Инна Музычук. Если перевести на язык практики, то украинские власти восстановят доступ юридических лиц к своим счетам тогда, когда посчитают наиболее выгодным для себя.

Операция «Инфляция»

Итак, по официальным данным, для докапитализации «Приватбанка» потребуется 148 миллиардов гривен. Принимая решение о национализации, Кабмин поставил Министерству финансов задачу выпустить облигации внутреннего государственного займа до 116,8 миллиарда гривен со сроком обращения до 15 лет и процентной ставкой дохода на уровне не выше 10,5% годовых с последующим внесением их от имени государства в оплату за акции дополнительной эмиссии «Приватбанка». Что касается оставшейся суммы, то Минфину поручено в течение трех месяцев подготовить предложения о дополнительной капитализации «Приватбанка».

Говоря понятным языком, выпуск ОВГЗ - это дополнительная эмиссия гривны, потому что облигации Минфина нужно выкупать. А для того, чтобы их выкупать, нужна гривна. А эмиссия в размере 116,8 миллиарда гривен – это запуск печатного станка. Когда государство выбросит на украинский рынок сумму в размере 116,8 миллиарда гривен, не обеспеченных товарами и услугами, это разгонит инфляцию в Украине.

А инфляция – это риск цепной реакции в виде падения курса гривны. Сегодня в большинстве прогнозов звучат цифры 27-30 гривен, но украинские власти уже неоднократно использовали возможности НБУ во главе с Валерией Гонтаревой для раскачивания курса, чтобы заработать на разнице. Поэтому украинцам лучше подготовиться к тому, что гривна может упасть до уровня 35-40 за доллар.

Наконец, нужен ответ на главный вопрос: почему Порошенко и его соратники пошли на такой неоднозначный шаг? Есть несколько причин для национализации «Приватбанка». Во-первых, украинские СМИ и эксперты утверждают, что национализация – одно из требований Международного валютного фонда. Во-вторых, путем национализации власти Украины закрывают «черную дыру», высасывающая средства из украинской экономики. Дело в том, что совладельцы «Приватбанка» Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов через собственный банк активно кредитовали родственные коммерческие предприятия.

«Общий объем выданных Приватбанком кредитов юрлицам составляет 180 млрд. грн. По оценкам банкиров, порядка 90% этого портфеля — это «мертвые» деньги. Они выданы на родственные структуры и давно исчезли», - пишет экономический журналист Сергей Лямец в статье «Приватбанк. Почему все закончилось национализацией». Дело в том, что 90 % выданных кредитов либо не имеют обеспечения в виде залогового имущества, либо стоимость залога намного меньше объема кредита.

Подводя резюме, получается, что Порошенко не отбирает банк у Коломойского & Co, а покупает. Покупает именно Порошенко, потому что премьер Владимир Гройсман, формально принявший решение о национализации – это, по правде говоря, просто сотрудник Администрации президента, занимающий пост то ли начальника, то ли замначальника экономического отдела.

Причем Порошенко покупает проблемный «Приватбанк» у Коломойского за счет средств государственного бюджета Украины, то есть, денег миллионов украинских налогоплательщиков. И украинские власти во главе с Порошенко приобретают «Приват», закрыв глаза на целый список проблем. Ведь, если называть вещи своими именами, за почти 150 миллиардов гривен государство Украина покупает долги Коломойского, который выдавал кредиты сам себе. Что ж, можно в очередной раз поздравить днепропетровского олигарха с победой – он не ответит перед законом за свои махинации, а поедет в Женеву, получив хорошие «отступные».

Свежие события показали, что украинская власть во главе с Порошенко хорошо подготовилась к национализации. В ночь с 20 на 21 декабря 274 депутата Верховной Рады проголосовали за бюджет-2017, который предусматривает выделение средств из государственного бюджета Украины для вхождения в капитал «Приватбанка».

Виктор Скаршевский, министр финансов оппозиционного правительства:

Национализация Приватбанка увеличит государственный долг на 148 млрд.грн или на $5,5 млрд. При условии, что ОВГЗ будут выпущены под 10% годовых на 30 лет, то только на уплату процентов из наших налогов будет израсходовано более $16 млрд. В Верховной Раде уже второй год не могут проголосовать Закон о спецконфискации средств Виктора Януковича и его окружения, от которой в бюджет планируется получить в 2017 году 10,5 млрд.грн.

При этом, без какого либо спецзакона, у украинских налогоплательщиков за выходные конфисковали в бюджет 148 млрд.грн. на покрытие финансовой дыры Приватбанка.
Сумма в 15 раз больше. И никакого сопротивления со стороны ограбленных. В самом деле, все гениальное - просто.

Александр Дудчак, экономист:

Интересно насколько? На месяц, на две недели? "Национализировали" за госсредства, Коломойский доволен - получит достаточно. Будущие приватизаторы тоже довольны - выкупят у государства за полцены. А народ? А что народ... безмолвствует...

Мустафа Найем, один из пропагандистов Майдана, народный депутат (фракция «Блок Петра Порошенко»):

Да, в стране был кризис. Да, в стране началась война. Но это не оправдание - кризис и война были у всех. Из-за чего многие поплатились, многие даже доходные банки были ликвидированы, а в отношении их собственников ведутся расследования. Были ли другой выход, кроме национализации Приватбанка? Наверное, нет. Но если главной причиной такого вынужденного шага стало состояние банка, за это должен был кто-то понести ответственность - либо регулятор, т.е. должностные лица НБУ, которые не выполнили свою функцию, либо собственники и менеджмент Приватбанка.

Не может такого быть, чтобы страну, находящуюся в состоянии войны, вынудили купить что-то за $6 млрд, и за это никто не понес ответсвенности. Банк купили мы и платить придется нам всем. А тех, кто подобное допускает называют преступниками.