Империя восходящего газа

Зачем «Роснефти» создавать конкурента «Газпрому».
26.05.2015
Компания «Роснефть» наращивает добычу «голубого топлива». В обозримом будущем она может стать важнейшим игроком на газовом рынке как внутри страны, так и за ее пределами.

Эксперты допускают, что после запуска «Роснефть газа» РФ и ЕС теоретически могут возобновить работу над «Южным потоком».

Газ имени Сечина

В конце апреля Forbes со ссылкой на свои источники сообщил, что «Роснефть» планирует создать большую газовую структуру. Она должна «отзеркалить» «Газпром нефть» и получить название «Роснефть газ». Также отмечалось, что возглавить дочернюю компанию может бывший топ-менеджер «Газпрома» Влада Русакова, сейчас занимающая пост вице-президента «Роснефти» и отвечающая за развитие газового бизнеса.

В пресс-службе «Роснефти» «Ко» сказали, что никаких конкретных решений и планов по созданию отдельной газовой корпорации нет. Ранее нефтяная компания рассматривала развитие разных направлений бизнеса, и идея создания газовой «дочки» сама по себе не является абсурдной, отметили в «Роснефти».

Действительно, у корпорации есть газовая стратегия. В ней заложена амбициозная цель: «Роснефть» продолжает готовить к запуску новые крупные проекты, чтобы занять лидирующую позицию среди независимых производителей газа в России». Развитие газового потенциала – одна из ключевых задач компании, говорится в стратегии. 

Теперь к цифрам и делам. В 2014 г. «Роснефть» добыла 56,7 млрд куб. м газа (в 2013 г. – 38,2 млрд куб. м) при прогнозируемом показателе в 55 млрд куб м. Это принесло корпорации 165 млрд руб. (выручка в этом сегменте за год выросла более чем на 70%). Общие запасы «голубого топлива» корпорации оцениваются в 6,5 трлн куб. м. Через пять лет «Роснефть» планирует выйти на уровень добычи в 100 млрд куб. м в год и продолжать ее наращивать. 

На данный момент самый большой актив в газовом портфеле «Роснефти» – ООО «Итера» (в 2013 г. «Роснефть», владевшая 51% акций компании, выкупила оставшиеся 49% почти за $3 млрд). В данном предприятии консолидировано сразу несколько газовых проектов. Это и «Пургаз» (у «Итеры» 49% акций), и «Сибнефтегаз» (99,94%), и «Уралсевергаз» (67%). Благодаря «Итере» госкорпорация добывает более 10 млрд куб. м «голубого топлива» ежегодно.  Под крылом «Роснефти» находится «Роспан» с пятью месторождениями в Ямало-Ненецком автономном округе. К 2016 г. «Роспан» планирует выкачивать 5,6 млрд куб. м газа, к 2018 г. – уже 18 млрд куб. м. Есть также и «Юганскнефтегаз» – крупнейший добытчик «черного золота» корпорации. В 2013 г. компании удалось выработать 484 млн баррелей нефти – это 12% от общей добычи в РФ. Одновременно «Юганскнефтегаз» продолжает наращивать производство «голубого топлива». С 2010 г. по 2013 г. оно выросло почти в два раза – с 2,65 до 4,79 млрд куб. м. «Пурнефтегаз» добывает для «Роснефти» около 5 млрд куб. м газа в год, «Ванкорнефть» – около 7 млрд куб. м. В итоге российский нефтяной гигант получает газ благодаря 19 различным структурам. 

Сейчас газовый дивизион «Роснефти» ориентирован на внутренних потребителей (в основном это промышленные предприятия). В долгосрочных планах компании – выход на внешний рынок. В этом ей должны помочь огромные запасы газа на шельфе – около 24 трлн куб. м. Корпорация отмечает, что шельфовые месторождения не подключены к единой системе газоснабжения России. Именно поэтому лучшее решение – производить сжиженный природный газ (СПГ) и продавать его за рубеж. В рамках данного плана «Роснефть» строит завод «Дальневосточный СПГ», прикрепленный к прибрежным ресурсам (почти 500 млрд куб. м газа) на севере Сахалина. Стартовая проектная мощность предприятия – 5 млн тонн сжиженного газа в год. 

Как мы видим, потенциал для создания единой газовой корпорации у «Роснефти» имеется. Есть и несколько весомых причин для того, чтобы решиться на этот шаг. И пусть нефтяная компания пока опровергает информацию о газовом слиянии, обстоятельства могут заставить ее пересмотреть позицию. Не исключено, что необходимость в реструктуризации будет вызвана не только коммерческими интересами, но и политическими мотивами.

Оптимизируй это!

Но для начала стоит рассказать об экономических причинах, которые могли бы побудить президента «Роснефти» Игоря Сечина принять решение о создании газового гиганта. Первая из них – повышение эффективности компании. 

18 декабря 2014 г. на ежегодной пресс-конференции Путин похвалил Игоря Ивановича: «Зарплату Сечина не знаю. Он, кстати, работает достаточно исправно и эффективно. Он оказался эффективным менеджером». Через несколько месяцев и глава государства, и мы с вами наконец узнали, сколько получает руководитель «Роснефти». 5 мая совет директоров госкорпорации продлил полномочия Сечина еще на пять лет и сообщил, что его оклад равен 15–20 млн руб. в месяц (до 240 млн руб. в год) плюс есть еще премия в 150% от годовой зарплаты. Таким образом, максимальное вознаграждение главы госкомпании достигает 600 млн руб. (почти $12 млн по текущему курсу) в год.

По данным Forbes, руководитель ExxonMobil Рекс Тиллерсон в прошлом году получил $2,9 млн в виде зарплаты и $3,7 млн в качестве бонусов. Годовой оклад главного управляющего BP Боба Дадли вместе с премией составил $2,9 млн. Руководитель Chevron Джон Уотсон получил зарплату в $1,8 млн и бонус в $3,1 млн.

Чтобы соответствовать высокой оценке Путина и не менее высокому окладу, Сечину необходимо отчитываться об успехах. А с этим трудно: экспертное сообщество часто критикует работу «Роснефти». Так, еще в конце 2012 г. экс-министр финансов РФ Алексей Кудрин в интервью «Ведомостям» комментировал покупку ТНК-BP «Роснефтью»: «Неэффективная компания поглощает эффективную». 

В марте 2014 г. издание Bloomberg Markets опубликовало исследование нефтяной отрасли России. Особое внимание было уделено «Роснефти». Аналитики Bloomberg назвали госкорпорацию неэффективной. Они сравнили «Роснефть» с ExxonMobil и пришли к неутешительным для Игоря Ивановича выводам. В частности, себестоимость добычи «черного золота» у «Роснефти» на две трети ниже, чем у американского предприятия, но производительность труда у ExxonMobil выше. В 2012 г. чистая прибыль «Роснефти» в пересчете на одного сотрудника была равна $70 800, а у ExxonMobil – $620 000, рассказали эксперты.

Не радуют и другие показатели отечественной компании. В 2014 г. она добыла 190,9 млн тонн нефти, годом ранее – 203 млн тонн. По итогам 2014 г. чистая прибыль «Роснефти» снизилась почти на 10%, до 350 млрд руб. При этом ее чистый долг достигает 2,5 трлн руб. (около $40 млрд). В 2015 г. корпорация должна выплатить $23,5 млрд. 

В этих условиях компания просит поддержки у государства. «Роснефти» нужно 1,3 трлн руб. на финансирование 28 проектов. Деньги она хочет получить из Фонда национального благосостояния (ФНБ). Заявка корпорации частично одобрена: правительство выделит ей 300 млрд руб. 

Да, ситуацию вокруг «Роснефти» нельзя назвать катастрофической, тем не менее сделать «подтяжку» ей явно стоит. Газовый и нефтяной бизнес, разумеется, похожи. Но добыча «голубого топлива» имеет свою специфику. Учитывая этот факт, идея разделения активов и денежных потоков выглядит логичной – она позволяет оптимизировать работу предприятия. Переработать структуру, избавиться от лишних звеньев всегда полезно. Партнер аудиторско-консалтинговой компании vvCube Вадим Ткаченко отмечает, что в условиях растущих рисков на энергорынке «Роснефти» было бы целесообразно выделить газовый бизнес в отдельную структуру. По его словам, корпорации специально «расщепляются» по принципу специализации: на нефтяные, газовые и занимающиеся альтернативной энергетикой. Подобный ход, во-первых, снижает общий риск для предприятия в целом и, во-вторых, позволяет реагировать на изменения в отрасли, вовремя усиливая ту или иную «фракцию». В итоге даже гигантской и неповоротливой структуре удается стать более гибкой. 

Создание газовой корпорации также позволит «Роснефти» сократить налоговые издержки и сэкономить средства. Старший юрист адвокатского бюро Herbert Smith Freehills Сергей Еремин в беседе с «Ко» пояснил, что в российском законодательстве сейчас нет отдельного налогового статуса для газовых компаний. В то же время «Газпром» как собственник Единой системы газоснабжения пользуется рядом льгот. Например, пониженной ставкой налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и «скидкой» по налогу на имущество, отмечает Сергей Еремин. «Не исключаю, что и газовая структура «Роснефти» получит льготы», – комментирует юрист и добавляет, что для этого необходимы изменения в законодательстве. «Дополнительные льготы по НДПИ могут теоретически быть предоставлены по отдельным газовым месторождениям», – уточняет эксперт.

Известно, что Игорь Сечин выражал недовольство режимом налогообложения, а особенно налоговым маневром (повышение НДПИ и одновременное снижение экспортных пошлин). В 2015 г. с каждой добытой в России тонны нефти государство берет 530 руб., с тысячи куб. м газа – 788 руб. В феврале руководитель «Роснефти» встретился с президентом Путиным и в ходе доклада об успехах начал жаловаться на то, что экономика проекта по строительству нефтеперерабатывающего завода на Дальнем Востоке изменилась в результате ухудшения налогового режима. «Игорь Иванович, когда вы работали в правительстве, вы были за налоговый маневр, как только в компанию перешли, теперь вы против налогового маневра. Где настоящий Сечин – до или после?» – осадил его глава государства.

В пику Миллеру

Вторая экономическая причина – необходимость создания в стране конкурентоспособной газовой компании. Сейчас на российском рынке газа один «король» – Алексей Миллер. В 2014 г. «Газпром» добыл 443,9 млрд куб. м «голубого топлива», из них 189,3 млрд куб. м пошло на экспорт. Продажа газа принесла монополии 2,98 трлн руб. 

Ранее между «Газпромом» и «Роснефтью» возникали трения. В начале «нулевых» две компании сцепились за «Итеру». Миллер пытался получить контрольный пакет предприятия, тогда занимавшегося продажей среднеазиатского топлива на Украину. Владелец «Итеры» Игорь Макаров отказался продавать компанию. В итоге Алексею Миллеру удалось вытеснить ее с рынка СНГ. Позднее «Итера» досталась «Роснефти», став ее важнейшим газовым активом. 

Корпорации столкнулись лбами и на Дальнем Востоке. «Газпром» участвует в проекте «Сахалин-2». Он предполагает добычу нефти и газа с двух шельфовых месторождений. Газовая монополия владеет 50% плюс одна акция в «Сахалине-2», свои доли есть у Shell (27,5%), Mitsui (12,5%) и Mitsubishi (10%). А «Сахалин-1», как известно, является «вотчиной» «Роснефти». Островным газопроводом управляет Sakhalin Energy (контролируется «Газпромом»). Компания не пускает «Роснефть» в трубу. Корпорации Сечина нужна магистраль для того, чтобы транспортировать добытый газ на завод «Дальневосточный СПГ» для сжижения. Без газопровода проект нефтяной корпорации теряет всякий смысл. «Роснефть» судится с Sakhalin Energy за доступ к транспортным мощностям и обвиняет оператора в дискриминации, но пока безрезультатно. В феврале региональный арбитражный суд встал на сторону структуры «Газпрома». Пока спор не решен. В марте «Роснефть» подала апелляцию на вердикт суда Сахалинской области. В «Газпроме» предложили элегантный выход: «Роснефть» должна продавать добытое «голубое топливо» монополии, а уж та сама им распорядится. Однако это идет вразрез с планами компании Сечина: она хочет выйти на внешний рынок со своим сжиженным газом. И здесь мысль о создании «Роснефть газа» выглядит вполне здравой. Новая структура может не только оздоровить предприятие, но и усилить его позиции на газовом рынке. Но не более того. Быть полноценным конкурентом «Газпрома» не получится: позиции последнего слишком сильны.

«Я не думаю, что газовые активы «Роснефти» когда-либо сравняются по масштабам с «Газпромом». Сейчас они почти в десять раз меньше», – отмечает аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. С ним соглашается аналитик инвесткомпании «Велес капитал» Василий Танурков. Даже если «Роснефть» добьется поставленной цели и станет получать 100 млрд куб. м газа в год, это все равно будет только 20% от производства «Газпрома», подчеркивает он. «Так что для позиций «Газпрома» рост газового бизнеса «Роснефти» пока угроз не несет», – резюмирует Василий Танурков.

Зато газовая «дочка» «Роснефти» вполне сможет потягаться с «Новатэком» Леонида Михельсона. В 2014 г. его предприятие выкачало 62,1 млрд куб. м газа (в 2013 г. – 62,2 млрд куб. м). По производству «голубого топлива» «Новатэк» находится на втором месте в России, ему принадлежит почти 10-процентная доля рынка. Выручка от продажи топлива составила 230,4 млрд руб. (+12,4%).

«Роснефть» может конкурировать с «Новатэком» по двум направлениям. Первое – борьба за внутреннего потребителя. Еще в 2013 г. замминистра энергетики Кирилл Молодцов говорил, что благодаря растущему предложению газа «Роснефть» и «Новатэк» усиливают позиции на российском рынке. «Это вызов. Вызов для «Газпрома» и для всех компаний», – отмечал чиновник. Его выводы были слегка поспешными. Тягаться с монополией в текущих условиях почти невозможно, зато посоревноваться за кусок пирога друг с другом вполне реально. И необходимый импульс для наращивания доли на рынке «Роснефти» может дать выделение газовых активов в одну сильную структуру. 

Второе – сжиженный газ. Здесь компании являются прямыми конкурентами. У обеих есть СПГ-проекты. Речь идет об «Ямал СПГ» (у «Новатэка» здесь доля в 60%) и о «Дальневосточном СПГ» «Роснефти». И пока у «Новатэка» дела идут лучше. Южно-Тамбейское месторождение (база для «Ямал СПГ») располагает более 490 млрд куб. м газа (крупнейший по объемам углеводородов актив компании). В планах «Новатэка» добывать здесь 27 млрд куб. м газа в год и получать 16,5 млн тонн СПГ. Корпорация Михельсона хочет стартовать с этим проектом уже в 2017 г.

Судьба «Дальневосточного СПГ» не так ясна. В начале апреля агентство Reuters со ссылкой на свои источники сообщило, что «Роснефть» может отложить ввод в действие завода на Сахалине из-за санкций (в проекте участвует американская ExxonMobil, есть риск ее выхода из-за ограничений, наложенных властями США) и падения цен на топливо. Ранее планировалось, что предприятие заработает в 2018 г. В «Роснефти» от этого срока не отказываются.

Газ по пакетам

Когда анализируешь деятельность «Роснефти», важно помнить, что компания не является коммерческой в классическом понимании этого слова. Да, получение прибыли – важная часть ее работы, но не самая главная. «Роснефть», скорее, политический инструмент, который помогает государству заявлять о себе на международной арене. То же справедливо и для «Газпрома».

Поэтому «Роснефть» может создать газовую корпорацию не для внутреннего рынка. Вполне вероятно, что реструктуризация компании Сечина – не его идея, а план, одобренный главой государства. Президент не хочет выпускать из рук рычаги влияния на европейское энергетическое пространство. А вес «Газпрома» на западном рынке снижается из-за ухудшения отношений между Москвой и Брюсселем, а также неприятием Европой монопольной модели бизнеса.

Все это вылилось в принятие Третьего энергопакета – набора директив, призванных защищать конкуренцию. Они запрещают одной и той же компании владеть трубопроводом и одновременно экспортировать по нему топливо. Еще одно ограничение – необходимость пускать в свою трубу сторонние коммерческие структуры. В Еврокомиссии считают, что эти меры не позволят одной силе занять доминирующее положение на рынке. 

Проект «Южный поток» был свернут в том числе и из-за Третьего энергопакета. Есть трудности и с «Северным». Газопровод соединяет берега России и Германии по дну Балтийского моря. По «Северному потоку» можно прокачивать до 55 млрд куб. м газа в год. Для сравнения: в 2014 г. через территорию Украины в Европу было транспортировано 58 млрд куб. м. На немецкой земле «Северный поток» переходит в газопровод Opal.

И вот уже несколько лет доступ к мощностям этой магистрали является камнем преткновения в отношениях «Газпрома» с Европой. 50% трубы должно заполняться сторонними поставщиками газа – таковы требования Третьего энергопакета. Но это, мягко говоря, проблематично. Opal фактически прикреплен к РФ, а единственный российский экспортер – это «Газпром». Именно поэтому Opal приходится заполнять лишь наполовину. 

Бюрократические барьеры могут быть сняты, если в РФ появится еще один экспортер природного газа в лице «дочки» «Роснефти». Директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин в беседе с «Ко» сообщил, что в этом случае новый поставщик «голубого топлива» сможет обеспечить 100-процентную загрузку Opal.

Дмитрий Лукашов тоже уверен, что самое разумное объяснение для выделения газовых активов из «Роснефти» – это обход ограничений Третьего энергетического пакета. При этом аналитик допускает, что ЕС может и не согласиться с таким маневром. «Если Брюссель решит, что монополия «Газпрома» разрушена, то проблем не будет. В противном случае, могут появиться, к примеру, Четвертый и последующие энергопакеты с дополнительными требованиями», – полагает эксперт.

Есть еще один весомый аргумент в пользу создания нового газового экспортера. Призрак «Южного потока» все еще бродит по Европе. И даже формальная демонополизация российских поставок может смягчить позицию евробюрократов. Михаил Корчемкин говорит, что после запуска «Роснефть газа» Россия и ЕС теоретически могут возобновить работу над «Южным потоком».

Пусть Еврокомиссия и объявила о создании Энергосоюза с целью снизить зависимость от российских поставок, результаты этого проекта проявятся только через несколько десятилетий. Все это время РФ будет оставаться важнейшим поставщиком «голубого топлива». Пока наша страна обеспечивает более 30% потребности Европы в газе (в 2013 г. «Газпром» продал на Запад 161,5 млрд куб. м). Ближайший конкурент – Норвегия, ее доля – 21,3%. Поэтому Старый Свет заинтересован в стабильных поставках по надежному маршруту.

Перспективы «Турецкого потока» пока неясны: в дело снова вмешалась политика. Газовая магистраль должна пройти по дну Черного моря на территорию Турции, а оттуда – в хаб в Греции, где все желающие смогут забрать топливо самостоятельно. Камнем преткновения может стать позиция Турции. Похоже, что России, как и в случае с Украиной, вновь достался капризный транзитер.

24 апреля в Ереване в ходе церемонии, посвященной столетию геноцида армян в Османской империи, Путин назвал трагедию своим именем, то есть употребил слово «геноцид». Это вызвало крайне болезненную реакцию в Анкаре. Турецкий президент Тайип Эрдоган припомнил российскому лидеру присоединение Крыма, а также напряженную ситуацию на Украине. Позднее, 14 мая, глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу сообщил, что в Крыму нарушаются права человека. К тому же Турция – член НАТО. Не стоит лишний раз говорить о том, какие сейчас у Москвы отношения с Североатлантическим альянсом. 

На фоне этих событий разморозка «Южного потока» выглядит вполне привлекательным планом. Тем более что некоторые государства ЕС готовы вернуться к строительству газопровода хоть сейчас. Например, Болгария, Сербия или Венгрия. Им осталось только дождаться, пока Россия и Еврокомиссия найдут точки соприкосновения. Один из возможных поводов для возобновления диалога – создание альтернативного «Газпрому» поставщика энергоносителей.