Минобрнауки взыскивает с саратовского экс-ректора миллионы за чужие квартиры

Адвокат Игоря Плеве подает апелляционную жалобу на решение суда.
Квартиры, которые строил Саратовский технический университет для своих работников, стали поводом для одного из самых громких судебных скандалов. Свой дом политех строил с 2001 года, при ректоре Игоре Плеве был сдан только последний его подъезд на 32 квартиры. Распределение этих квартир проверяли и Счетная палата РФ, и региональное управление СУ СКР, и еще множество федеральных и областных структур.

Из всего этого сонма только терруправление Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Саратовской области сделало вывод, что 18 квартир выделены сотрудникам СГТУ, которые не подходят под критерии подпрограммы ФЦП, при этом не учтены требования целевого и адресного назначения выделяемых бюджетных средств. С выводами областных ревизоров не согласились ни силовики, ни Счетная палата РФ, которую уж никто не может упрекнуть в незнании бюджетного законодательства.

Но для регионального УФСБ доводы Счетной палаты РФ — не указ. Чекисты смело обвинили Игоря Плеве в превышении должностных полномочий и растрате и возбудили в июне 2018 года в отношении ректора уголовное дело. Вскоре Плеве был отстранен от должности по решению Фрунзенского районного суда, и в УФСБ началось следствие по сути предъявленных обвинений. Оно шло без малого три года — аж до марта 2020-го.

Затем больше года шел процесс в Октябрьском районном суде. В ходе заседаний доводы УФСБ о том, что жилье предназначалось молодым ученым, а ректор Плеве распределил его совсем не по назначению, были разбиты защитой. В вузе никаких ученых, ни молодых, ни старых просто быть не может, так как это образовательное учреждение, а не академия наук. Но за «молодых ученых» Фемида вступилась с таким пылом, что вкатила обидчику 4,5 года лишения свободы.

Судья Октябрьского районного суда Елена Леднева 19 мая 2021 года вынесла приговор, в котором Плеве назван преступником, ведь он не только неправильно распределил 18 квартир, построенных за бюджетный счет, но и нанес многомиллионный ущерб Министерству науки и высшего образования.

Немолодой уже человек получил 4 года и 6 месяцев колонии по двум статьям— ч. 3 ст. 160 УК РФ (хищение чужого имущества с использованием служебного положения в крупном размере), п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Ученый был взят под стражу прямо в зале суда.

Хищение в деле Плеве появилось в связи с трудоустройством историка Елены Нечаевой на должность сотрудника вузовского архива. Как постановил суд, Нечаева реально якобы не работала, но получила за полтора года в качестве зарплаты 131 тысячу рублей. Ректор Плеве будто бы способствовал ее трудоустройству и тем самым стал соучастником тяжкого преступления против вузовской казны.

Но основной «криминал» — это те самые нехорошие квартирки. При этом суд не внял доводам о том, что ни один из получателей жилья не предъявлял ректору претензий и в полномочия вузовского руководителя распределение квартир даже не входило.

Чтобы укрепить шаткую конструкцию, Октябрьский суд даже заявил, что «молодые ученые» — это «установленная государством категория граждан». Странно, почему же тогда в 2021 году глава Минобрнауки Валерий Фальков на встрече с президентом страны ставил вопрос о государственном определении «молодого ученого»?

Кроме того, в тексте приговора судья Елена Леднева пишет сначала, что собственником квартир в построенной секции являлось терруправление Росимущества, а через несколько страниц без всяких объяснений владельцем становится уже Министерство науки и высшего образования. Оно же получило от суда «бонус» — право взыскать ущерб с ректора-нарушителя. А ущерб получился, потому что ректор не только «неправильно распределил» жилье, но еще и позволил его приватизировать!

И ведомство заявило иск в рамках уголовного дела, но он был оставлен без рассмотрения, так как не был подкреплен расчетами нанесенного вреда. Вообще, с размером ущерба в приговоре какая-то беда: там фигурирует несколько сумм от 23 до 27 млн рублей.

Через три месяца коллегия облсуда рассмотрела жалобу на приговор. Хотя наказание было смягчено до 2 лет колонии, сама вина экс-ректора в «самоуправном» распределении жилья никуда не делась. А у Минобрнауки РФ появилась обязанность подать к виновнику гражданский иск.

Иск на 25,1 млн рублей был подан, решение по нему в мае вынес Волжский районный суд, хотя истец так и не представил ни расчетов ущерба, ни доказательств, что именно он пострадал от самоуправства бывшего ректора СГТУ. Никаких финансовых проводок, доказывающих, что именно от Минобрнауки РФ в лице его предшественников вуз получал бюджетные деньги на достройку дома.

Да к тому же судья Наталья Девятова, рассматривавшая дело, выяснила, что по данным Единого государственного реестра недвижимости (ЕГРН) первоначальным владельцем квартир в доме №5/8 по 1-му Автодорожному проезду в Саратове (тот самый вузовский дом) было вообще Министерство обороны РФ.

Как же чекисты в свое время проморгали такую «мелочь»? Чем занимался Октябрьский суд, который более года рассматривал дело и пришел к выводу, что бывший ректор политеха — преступник, а потерпевшей стороной от его злодеяний является Министерство науки и высшего образования?

Причем суд Волжского района своему открытию явно не обрадовался. Выписка из ЕГРН тихо лежала в материалах дела и была обнаружена стороной защиты. О подробностях судья решила Минобороны РФ не запрашивать, отметив, что считает информацию из ЕГРН исчерпывающей. Так бы и утонул в молчании это важнейший, переворачивающий все с ног на голову факт, но сторона ответчика ходатайствовала о том, чтобы привлечь Минобороны к делу. К концу процесса судья Наталья Девятова ходатайство удовлетворила, но вот уже вынесено решение, а первоначальный владелец вузовского дома так, похоже, и не в курсе, какой сыр-бор происходит в Саратове.

— Если с самого начала собственником дома было Министерство обороны РФ, то квартиры без его ведома распределялись и при ректоре Юрии Чеботаревском, однако к нему ни у кого вопросов нет, — рассуждает представитель защиты адвокат Елена Левина. — А ведь обстоятельства один в один, только фамилии ректоров разные.

Но Наталья Девятова со всеми проблемками как бы справилась. По ГПК истец обязан доказывать обстоятельства дела, в том числе, представлять расчеты ущерба, если речь о нанесении вреда. Эти расчеты и доказательства суд даже потребовал от Министерства науки и высшего образования РФ, предлагая объяснить, почему именно на 25,1 млн рублей пострадало ведомство.

Однако в решении в качестве финансовых доказательств почему-то приводятся данные из уголовного дела, а сумма в 25,1 миллиона, по словам источников, знакомых с материалами, взята из обвинительного заключения.

При этом Наталья Девятова указывает, что суд, принимающий решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе обсуждать вину ответчика, а может разрешать вопрос лишь о размере возмещения. Этот размер могла бы определить судебная экспертиза, но в суде первой инстанции ответчик сам заявил об отсутствии необходимости ее проводить.

Но разве это освобождает истца от обязанности доказать размер причиненного ему ущерба? Явно противореча себе, судья Наталья Девятова в том же самом решении пишет: «размер ущерба определен в приговоре суда, обстоятельства причинения материального ущерба входили в предмет доказывания по уголовному делу».

— Но Октябрьский суд рассматривал уголовное преступление, а не гражданский иск, причем в приговоре указано, что заявленный Минобрануки в рамках уголовного разбирательства иск не содержит указания на то, из чего складывается сумма заявленных требований, — напомнила адвокат Елена Левина. — Более того, в приговоре прямо сказано, что необходимо исследование дополнительных доказательств и производство дополнительных расчетов.

Однако Наталья Девятова явно освободила ведомство от этих хлопот. И пусть ответчик и защита твердят, что истец не представил никаких расчетов, деньги переходили транзитом из правительства РФ в казначейство и никакого отношения к этим средствам Минобрнауки РФ не имеет, а собственником построенных квартир вообще является Министерство обороны.

Волжский суд одним лишь приговором, вынесенным Еленой Ледневой, прихлопнул все эти возражения. Одной бумаги оказалось достаточно, чтобы победить все и вся, включая здравый смысл.
Соратница Татьяны Минеевой устроила покатушки на чужом Мерседесе
Активный член команды московского бизнес-омбудсмена Татьяны Минеевой Анна Кровякова принимает живое участие в корпоративном конфликте между агрохолдингами «Русагро» и «Солнечные продукты».
От девушек в интим-отеле ждали грамотной речи и вовлеченности в работу
Начался суд по делу об организации элитного притона в Саратове.
Переплетовские проделки в Пугачёве
Как позиция саратовских судей и правоохранительных органов выстраиваются Виталием Кожемякиным в Пугачёвском районе Саратовской области.
Энгельсские локомотивы не вывез даже Дворкович
Эти подробности выяснил московский арбитражный суд, где продолжается банкротство ООО «Первая локомотивная компания» (ПЛК). Хотя Бомбардье Транспортейшн ГмбХ удалось войти в реестр ПЛК, иностранцам вряд ли стоит на что-то рассчитывать.
Валерий Рашкин дострелялся до Верховного суда
Известие о принятии к производству иска бывший госдеп получил 29 августа. Это была уже четвертая попытка обжаловать лишение мандата.
Управляющие «Волгомоста» халатно относились к своим обязанностям, решил Верховный суд
Саратовский арбитраж не нашел вины управляющих и экс-директора АО «Волгомост» даже после решения ВС.
Для Мошковича все сделки - без срока давности
«Русагро» подгребает к себе прибыльное саратовское предприятие. Кинут банк и работников.
Саратовский прокурор трепетно отнесся к похоронным
Что на самом деле связывает саратовское МУСПП «Ритуал» с бывшим прокурором Андреем Пригаровым.
Сын Павла Астахова плохо просчитал вариант «Омега»
Как воронежская фирма, засветившаяся в деле сына Павла Астахова, перебралась в «Москва-Сити» и наследила в Саратове.
Директор визового центра посылал мигрантов куда не надо
Возбуждено уголовное дело в отношении руководителя саратовского филиала ФГУП "Паспортно-визовый центр".
Bombardier не смог втиснуться в банкротство «Первой локомотивной компании»
ООО «Первая локомотивная компания» банкротится в московском арбитраже, инициатором и основным кредитором выступает АО «Энгельсский локомотивный завод» (ЭЛЗ), который успел подать иск о банкротстве ПЛК на один день раньше, чем она сама.
Мошкович отнимает у основателя ‟Букета‟ последнее
«Русагро» точит зубы на процветающую саратовскую агрокомпанию. Ее сотрудники могут оказаться на улице.
Саратовские общественники открестились от Совета Европы
В Саратове выступили с инициативой переименования площадей и улиц.
Саратовские санитары-насильники арестованы в Москве
Взяты под стражу подозреваемые в изнасиловании заключенных в туберкулезной больнице ФСИН.
Саратовский арбитраж льет масло на мельницу Мошковича
Суд разглядел в банкротстве «Аткарского МЭЗа» субсидиарку для одного Бурова. Давальческую схему Мошковича посчитали инвестициями.
Саратовскую область накрыло колпаком Володина
Чьи интересы на посту врио саратовского губернатора будет лоббировать Роман Бусаргин.
Сына Павла Астахова сдали саратовской Фемиде
Дело сына известного адвоката будут рассматривать в Саратове.
КПК «Саратовский Сберегательный» обчистил вкладчиков так, как не любому банку удается
Организаторов финансовой пирамиды могут привлечь к субсидиарной ответственности на сумму более 17 миллиардов рублей.