Майор таможни взял по закону

Инспектор таможенного поста в Светогорске пойдет под суд за взятку в 200 евро, которую он не получил, а майор из Северо-Западного таможенного управления, который должен был передать ему эти деньги, признан невиновным.
11.09.2014
Затеявший борьбу с коррупцией деятель велоспорта, потеряв веру в ФСБ, от такого разворота чувствует себя "лузером". В родственно-правовых связях участников истории разбиралась «Фонтанка».

Обвинение по уголовному делу о вымогательстве взятки утверждено прокуратурой и будет передано в суд. Как сообщило Северо-Западное следственное управление на транспорте, в августе 2013 года инспектор Выборгской таможни Максим Ятчев совместно с другим сотрудником таможенного ведомства, Алексеем Антоновым, вымогал взятку за беспрепятственное перемещение через границу и так разрешенных товаров, за что и был привлечен к ответственности.

«Фонтанке» показалось необычным, что в релизе никак не освещена судьба второго участника криминальных событий — Алексея Антонова. Ясность внес тот самый гражданин, у которого взятку вымогали, — известный в кругах профессиональных велоспортсменов Андрей Ханнолайнен.

3 часа на границе

Проводя часть времени в Финляндии, а часть в России, Андрей постоянно провозит через границу велосипедные запчасти, тренажеры, снаряжение — всё то, что в России либо стоит значительно дороже, чем в ЕС, либо отсутствует вообще. Как подчеркивает он сам — всегда строго в соответствии с таможенными правилами, которые ограничивают стоимость вещей, ввозимых для личного пользования, 1,5 тысячи евро, а вес — 50 килограммами.

Первые злоключения начались в декабре 2012 года, когда на Светогорском пропускном пункте встретились водитель Ханнолайнен и инспектор Ятчев. Как потом оценил следователь, Ятчев, «действуя умышленно, из корыстных побуждений, использовал свои служебные полномочия по осуществлению таможенного контроля, с целью вымогательства взятки от Ханнолайнена … под мнимым предлогом, необоснованно длительно, а именно около трех часов, проводил таможенный осмотр». И так три раза. Как сообщил сначала сотрудникам ФСБ, а затем и следователю Ханнолайнен, таможенник объяснил, что он «через Светогорск ездить не будет», при этом предполагая, что велосипедные принадлежности суть товарная партия, а не личные вещи.

Добрый майор

Тут и появился майор Антонов, служивший в Северо-Западном таможенном управлении. На правах шапочного знакомого, который ранее несколько раз приобретал у Ханнолайнена велосипедные принадлежности, он ему позвонил и поинтересовался, нет ли каких проблем. Объяснил, что Ханнолайнен вызвал недовольство на посту "Светогорск" и что единственный выход из ситуации, позволяющий и далее ездить через границу, не подвергаясь каждый раз многочасовому осмотру, взвешиванию и унижению, — платить. При этом Антонов тщательно убеждал, что сам он в этом деле никак не заинтересован, а двигает им только участие в судьбе ближнего. Через несколько недель определились с суммой: плата за беспрепятственное пересечение границы с грузом, и так разрешенным по закону, была установлена в 150 евро. Но тут же повышена до 200 евро. Первая передача состоялась прямо в квартире Ханнолайнена, куда Антонов 6 августа прибыл в полной таможенной форме, на служебном «Форде Фокус» с эмблемой ФТС на борту и штатным водителем за рулем.

Далеко уйти с 200 евро майору не пришлось, так как на выходе из подъезда его встретили оперативники петербургского УФСБ и следователь Следственного управления на транспорте Денис Брудов. Валюту задокументировали, и Антонов отправился в изолятор временного содержания в роли задержанного по уголовному делу, возбужденному по относительно новой норме УК — части пятой статьи 291.1 (обещание или предложение посредничества во взяточничестве). Днем следующего дня Антонов был допрошен, дал признательные показания, в которых подтверждал, что получил от Ханнолайнена 200 евро для передачи в качестве взятки Ятчеву, и был освобожден под подписку о невыезде. На следующий день следователь Брудов убыл в очередной отпуск, уголовное дело к своему производству принял другой следователь.

Максим Ятчев, задержанный двумя днями спустя, на следственных действиях был немногословен, вспомнив о своем конституционном праве не давать показаний. Мерой пресечения ему было избрано содержание под стражей.

Казус невиновности

В июле 2014 года родился документ, которым следователь постановил, что майор таможенной службы Алексей Антонов, «действуя умышленно, совместно и согласованно с Ятчевым», «активно способствуя Ятчеву в получении взятки», «реализуя преступный умысел, направленный на посредничество во взяточничестве», «активно способствуя Ятчеву в получении взятки», получил-таки от Ханнолайнена 200 евро и предложил давать такие взятки систематически.

Сделав вывод о некоторой организованности действий таможенников Антонова и Ятчева, следователь установил, что в действиях Антонова признаков никакого преступления не содержится, и постановил уголовное преследование майора прекратить, признав за ним право на реабилитацию.

По мнению следователя и согласившегося с ним руководителя отдела по особо важным делам, Антонов совершил не обещание или предложение посредничества во взяточничестве, а непосредственно совершил действия по передаче взятки, и его действия должны бы квалифицироваться не по части пятой, а по части первой статьи 291.1 УК. Первая же часть предусматривает ответственность только в том случае, если взятка имеет значительный размер, то есть превышает 25 тысяч рублей, а 200 евро на август 2013 года были эквивалентны 8732 рублям.

«Получается, что я потерял год своей жизни на борьбу с коррупцией, а сейчас я лузер???» - не может поверить Андрей Ханнолайнен. Спортсмен, утверждающий, что имеет опыт сотрудничества с КГБ с 14-летнего возраста, и несколько разочарованный в эффективности современного ФСБ, намерен продолжить борьбу. Постановление о прекращении уголовного преследования Алексея Антонова им обжаловано. Согласно его мнению, Антонов являлся организатором преступления, о чем свидетельствуют результаты оперативных мероприятий, в ходе которых оперативники получили записи неоднократных телефонных переговоров между Антоновым и Ятчевым.

Денис Брудов удивлен тем, как закончилось расследование возбужденного им дела: «Я считаю, постановление о прекращении уголовного преследования Антонова вынесено необоснованно. Исходя из тех материалов, которые были в распоряжении следствия изначально, исходя из результатов прослушивания телефонных переговоров Антонова, было очевидно, что он являлся организатором особо тяжкого преступления. Я не понимаю, почему он освобожден от ответственности».

Руководитель отдела по расследованию особо важных дел Северо-Западного следственного управления на транспорте Валентин Крючков считает, что в сложившейся ситуации другого выхода не было. «Для квалификации действий обвиняемого по статье 291.1 УК необходим размер взятки не менее, чем 25 тысяч рублей — по всем частям этой статьи. Пленум Верховного суда в постановлении № 24 от 2013 года говорит об этом прямо и четко. Да, позиция законодателя кажется странной, да. Получился такой казус, когда в действиях задержанного явно был умысел, и он совершил действия, прямо предусмотренные статьей УК, но размер взятки оказался недостаточным. Мы можем относиться к этому, как угодно, но мы правоприменители, а не законотворцы, и обязаны строго придерживаться закона». Что же касается наличия в действиях Антонова признаков организации преступления, то Ятчев на момент совершения преступления исполнял функции не просто должностного лица, но и представителя власти, а Антонов представителем власти не был, так что мы не могли это расценивать как соучастие». Следствие может оперировать только теми доказательствами, которые собраны. Корректно мы смогли доказать вымогательство взятки. Конечно, оценку этим доказательствам даст суд».

Воспоминания Дениса Брудова о визите в транспортное следствие супруги Антонова — старшего следователя из отдела СК в городе Выборге Валентин Крючков комментировать не считает возможным. Конечно, родственные связи подследственного таможенника со следователем комитета значения не имеют и ни на кого тень не бросают. Хотя Андрей Ханнолайнен и назывет это «заинтересованностью», отмечая, что не только жена таможенника Антонова работает в следствии, но и жена руководителя отдела по особо важным Крючкова работает старшим оперуполномоченным тоже по особо важным, но в Северо-Западном таможенном управлении. А защиту Антонова осуществлял адвокат Скороваров, который, до того как получил адвокатский статус, занимал должность заместителя Валентина Крючкова.

Таможня

Майор таможенной службы Алексей Антонов, задержанный оперативниками ФСБ в момент получения от взяткодателя 200 евро для передачи своему коллеге, невиновен и имеет право на реабилитацию. В октябре 2013 года он уволился из таможни на пенсию.

Инспектор Максим Ятчев, проведя 11 месяцев в СИЗО, из-под стражи освобожден и ждет суда на свободе. Выйдя из изолятора, он приступил к исполнению служебных обязанностей, и с периодичностью сутки через трое его можно встретить на посту «Светогорск», где он стоит на страже таможенной границы России.

Заметим, что и Алексея Антонова, и Максима Ятчева таможенное руководство характеризовало как грамотных, инициативных сотрудников, к которым не имели претензий ни руководители, ни граждане.