Мария Максакова знает убийц своего мужа

Вдова убитого в Киеве экс-депутата Госдумы РФ Дениса Вороненкова, оперная певица Мария Максакова, заявила телеканалу «Дождь», что знает, кто убил ее мужа.
25.06.2017
«А вот вам я не скажу», - впрочем, добавила она.

Напомним, что Вороненков с Максаковой переехали на Украину в октябре 2016 года после поражения на выборах в Госдуму, так как в России в отношении Вороненкова расследовалось уголовное дело о мошенничестве. На Украине же экс-депутат дал показания против бывшего президента страны Виктора Януковича.

Кто убийца?

Мне, конечно, абсолютно непонятно одно: я слышала эти призывы по поводу «Маша вернись», мы так тебя любим. Тут тебе так плохо. Почему они считают, что мне здесь плохо, мне здесь хорошо. Но дело об убийстве будет расследовать тот же человек, который до этого вынудил его покинуть страну. Кто это сделал [убил Вороненкова], там внутри руководству страны прекрасно известно. Прекрасно известно. И даже чьими руками.  Это знаю не только я. Это все знают. А вот вам я не скажу.
Когда мне говорят, кто убил Дениса? Его убили все вместе взятые. Его убил Зюганов, перед которым я стояла на коленях. Я вот лично сама стояла перед ним на коленях, и говорила - вы понимаете, что этот человек ни в чем не виноват? Вы понимаете, что его преследуют совершенно незаконно, что обвинение ложное и сфальсифицированное? Вы же это знаете. Ну что вам стоит.

Дело «Трех китов»

Поэтому, когда встал вопрос о том, что уезжать все таки придется. Из-за того, ну а что я могу сделать  с тем, что они фабрикуют с 2011 года уголовное дело  - с тех пор как КПРФ выдвинула Дениса на должность аудитора Счетной палаты. Причем учитывая, как в его жизни складывались подобные расследования, я имею в вижу Три кита [дело в отношении контрабанды мебели владельцами магазина Гранд и Три Кита] и это гигантское дело о контрабанде... Это только верхушка айсберга всплыла, как известно в прессе и везде. А все остальное, что они конфисковывали лично с дач чиновников, вывозили по 270 млн. долларов, это все как-то осталось так, за кадром.

И результатом вот того расследования была эта вот месть. А когда его попытались назначить аудитором Счетной палаты, когда он уже стоял и ждал назначения в администрации президента,  то они очень быстро вот что-то такое про него выдумали, срочно прямо. И как-то это все опять отменилось. Потому что они сразу сообразили, что его назначат аудитором по профильным ведомствам, а не по каким то другим.

В этой ситуации не оставалось ничего, как уехать,  потому что это было уже не безопасно. Потому что уже было это сфабрикованное дело, где Денис якобы в составе 11 человек подельников... При чем я совершенно не могу понять, для чего этим 11 людям, которые представляли законченный цикл преступный, для чего им нужен был Вороненков.

Вороненков в тот момент, у него не было ни полномочий ни для чего – он это не финансировал, не исполнял. Но он руководил этими 11 людьми. Так они никак не могли, это какой-то ясельно-грудничковый период, что ими надо непосредственно руководить, что иначе они не могут осуществить свой преступный замысел не иначе как не посоветовавшись с Денисом.

Мне интересно, вот сколько еще идеологического урона надо нанести... Это вот эти люди наносят Российской Федерации урон, а не я. И не Денис его наносил. Это вот эти люди. Сначала они его выдавили, потом они его убили. Теперь они ждали, что я превращусь вкакого-то плачущего сопливого монстра и буду проситься, чтобы куда-то меня приютили?

Вместо этого они что получили в моем лице? Они получили в разы более худшую проблему, чем до того. Пока семейная пара депутатов тихо жила какой-то киевской жизнью, это в принципе не должно было задевать чьи-то там интересы.  А на сегодняшний день, я вам скажу, эти интересы очень даже задеты.

О возвращении

Я просто не знаю, смотрит ли администрация президента телеканал Дождь. Вот я надеюсь, что они смотрят его внимательно. Очень бы хотелось, чтобы администрация президента присмотрелась к заказчикам и исполнителям, которые у них под носом ходят. Вот если речь идет о том, что Маша должна вернуться, то когда они сядут в тюрьму я, конечно подумаю над этим предложением.

Денис открыл для себя некий «ящик Пандоры». Потому что его преследователи преподнесли, конечно, что он перешел некий Рубикон, будучи сам спецслужбистом, начал давать показания. Но вы поймите, что он начал давать показания в отношении государственного преступника, президента другой страны. Не Российской Федерации. В отношении президента, который предал свой народ, сбежал, который оставил после себя не понятно что.

Оценку действий Януковича дало все трезвое мировое сообщество и здесь не может быть какого-то двоякого толкования его действий. Здесь все очевидно.

Поэтому, когда Денис давал показания, конкретно этим он не мог спровоцировать какой-то такой то неодолимый гнев так скажем Кремля. Потому что Кремль и сам прекрасно понимает, что сделал Янукович, уж где-где, а в Кремле достаточно не глупые люди собрались. Но, я так понимаю, из того что я знаю, а мне довольно много что известно, они побежали и стали говорить ровную противоположность тому, что транслируется в теле эфирах.

Что Денису столько всего известно, что он увез столько с собой документов, что сейчас тут все вскроется и поедет по швам, потому что он начнет расследования в рамках вот этого Центра Украино-российских расследований. Что здесь начнутся такие скандалы, что надо вот быстро-быстро что-то делать. Вот и все.

Кому-то захотелось свести счеты, взять убить человека в центре Киева, казнить, расправиться днем и якобы они видели одни приобретения. То есть мы демонстрируем: отсутствие у Украины возможности защищать своих граждан, потому что Денис был гражданином Украины. Отсутствие вообще какой-либо безопасности на улицах города. Третье, устраните потенциального перебежчика. Четвертое – это мыльная опера, которую они начали снимать. У нас теле эфиры, чтобы вы понимали, не снимают ни о ком передачи бесплатно. Я своей омерзительной популярностью обязана каким-то людям, которые еще за две недели до убийства начали этот безобразный сериал и продолжают по сей день.

Психологический портрет мой они составили категорически неверно. Это я уже сейчас вижу. По большому счету они убили меня там, а не его. Мою компромиссную часть, которая была неконфликтной, договороспособной, обаятельной.

Вот эту часть там они расстреляли вместе с Денисом. Сейчас в моем лице они получили другой совершенно образ, который вредит России больше, чем пока мы здесь жили вдвоем. Я еще раз повторяю, кто-нибудь в Кремле, когда-нибудь задумывался, что за подонки могут исполнять вот это в своих интересах, набрасывая еще и тень на высшее руководство страны. Хотя я прекрасно понимаю, что Путину не нужно было это убийство. Но я бы очень хотела, чтобы ему не только не нужно было убийство, но и чтобы ему было нужно расследование. Потому что я буду чувствовать себя безопасно, когда виновные будут наказаны.

Я думала, когда это все случилось… Ну конечно, у меня сын, у меня сын от Дениса и ради него я способна на все наверное. Но у нас были с ним настолько близкие отношения. Это человек, который… Мы не расставались 24 часа, вообще, никак. Я не знаю, как вообще. Я редко видела людей, который способны столько времени проводить вместе, а мы друг без друга не могли. То есть все, что я делала, может быть в какой-то степени казалось бесшабашно. Я вот все бросила, что со мной порасторгали все контракты  - телеканал Культура, Мариинский театр, что еще там – Гнесинская академия и еще какие-то организации. Но для меня даже не вставал этот вопрос.

Я даже сейчас, если бы мне предложили на одну минуту его увидеть и отдать за это все, я бы даже не сомневалась ни секунды!