Лжепоток

Почему «Турецкий поток» рискует повторить судьбу «Южного».
22.06.2015
О начале строительства «Турецкого потока», этой ключевой для «Газпрома» магистрали, глава монополии Алексей Миллер объявил еще в мае. Но стартовал проект при весьма странных обстоятельствах. 

С Анкарой пока не подписан контракт, нет и общей позиции по срокам начала прокачки «голубого топлива». На этом фоне Европа все чаще говорит о необходимости «Южного газового коридора», часть которого также должна пройти через Турцию. Помочь Старому Свету призваны Иран, Туркмения и Азербайджан. 

Повесть о двух городах

Москва и Брюссель не устают пугать друг друга. Речь идет не только о напряженной политической обстановке, и даже не о взаимном обмене санкциями. Из двух городов доносятся посулы и угрозы, связанные с будущим топливного рынка. В ход идет все – блеф, шантаж, провокации. Из-за стен Кремля кричат о том, что без российского газа Европе придется перейти на дрова и запастись теплой одеждой. Евробюрократы ехидно отвечают, что вскоре их обогреет Азия. Доля лжи имеется в каждом высказывании. 

Еще в январе Алексей Миллер и комиссар ЕС по энергетике Марош Шефчович лично переговорили о перспективах сотрудничества. Миллер тогда занял жесткую позицию: транзит через Украину будет перекрыт к 2019 г., единственная возможная альтернатива – «Турецкий поток». Только через эту трубу можно будет прокачать свыше 60 млрд куб. м. газа, которые сейчас текут по территории «незалежной». Руководитель газовой монополии заклинал своего европейского партнера начать прокладывать магистраль навстречу «прямо сегодня», иначе Старый Свет рискует остаться без топлива. 

Весной Марош Шефчович ответил. Он сказал, что ЕС готов потратить 45 млрд евро на реализацию самого масштабного проекта за последние 60 лет. В начале 1950-х было создано Европейское объединение угля и стали. Ассоциация превратилась в мощнейший катализатор интеграции. Теперь Брюссель предлагает сформировать Энергосоюз, чтобы континент мог единым фронтом отвечать на риски и вызовы в ТЭК. Его основная задача – диверсификация импорта топлива. Также декларируется необходимость снижения зависимости от крупных поставщиков, читай: от «Газпрома». 

Евросоюз делает ставку на газ из Средней Азии. Новый трубопровод должен пройти в том числе и через страны бывшего СССР – Туркмению и Азербайджан. Это тоже немаловажный фактор напряжения. Магистраль в обход РФ проложат через государства, входящие в сферу интересов Кремля. 

9 июня «Газпром» сделал свой ход. Зампред правления компании Александр Медведев предупредил, что уже через десять лет, в 2025 г., Европа может столкнуться с дефицитом «голубого топлива». Нехватку он оценил в 80 млрд куб. м. Газа станет меньше из-за падения собственной добычи в ЕС. Медведев особо подчеркнул, что поставки Соединенных Штатов не спасут Брюссель: заокеанские друзья смогут экспортировать только 50 млрд куб. м. Представитель «Газпрома» еще раз напомнил о закрытии транзита через Украину и не преминул снова рассказать об исключительной важности «Турецкого потока». 

Такова диспозиция на данный момент. Дело ограничивается вербальными атаками. Москва и Брюссель обмениваются словесными залпами, но каких-то конкретных дел пока нет. И если ЕС может позволить себе войти в режим ожидания, то «Газпром» сам загнал себя в жесткие временные рамки. Через четыре года монополия планирует продавать свою продукцию в Восточную Европу через новую магистраль. При этом над «Турецким потоком» висит дамоклов меч. Существуют риски, которые могут привести проект к печальному финалу «Южного потока». 

Заслоны бюрократов

Согласно исследованию консалтинговой компании Vygon Consulting, опубликованному 8 июня, у проекта «Турецкий поток» есть три сценария развития. Пессимистичный предполагает прокладку только одной нитки газопровода (из четырех запланированных). Ранее Александр Медведев говорил, что это обойдется в $3,3 млрд. В этом варианте РФ продолжает сотрудничество с Украиной. С Киевом заключается новый транзитный договор на ежегодную прокачку 28–36 млрд куб. м газа. 

Оптимистичный сценарий предусматривает строительство трех ниток к 2020 г., а также заполнение OPAL российским газом на 100% (OPAL – продолжение «Северного потока» на территории ФРГ; сейчас по нему течет только топливо из России, но «Газпром» вынужден подчиняться требованиям Третьего энергопакета ЕС и использовать мощности трубы лишь наполовину). Но даже в этом случае Украина остается транзитером – через ее территорию придется передавать 10 млрд куб. м. топлива потребителям в Австрии, Словении, Сербии, Боснии и Герцеговине. 

Есть и оптимальный для «Газпрома» вариант. Он может быть реализован после 2020 г. В него входят полноценное завершение «Турецкого потока» (прокладка четырех ниток) и подключение к пока еще не построенному газопроводу TAP (Трансадриатическая магистраль), который должен пройти через Грецию и Албанию, а затем по дну Адриатического моря в Италию. Участвуют в этом проекте норвежская Statoil, немецкая E.ON и швейцарская EGL. Ожидаемая пропускная способность магистрали – 10 млрд куб. м в год. 

Вероятность реализации того или иного сценария зависит от многочисленных рисков, сопровождающих проект. В первую очередь – от поведения Еврокомиссии. 

12 июня Шефчович в интервью сербскому телеканалу «РТС» намекнул, что и «Турецкий поток» не уйдет от внимания евробюрократии. Он отметил, что пока о газопроводе слишком мало информации и неясно, как он повлияет на энергетическую безопасность континента. Нет понимания и по вопросам соответствия «Турецкого потока» европейскому законодательству. Марош Шефчович обозначил и позицию Европы по отношению к Украине как к транзитеру: газотранспортная система страны должна быть сохранена, ею пользовались даже во времена холодной войны, и ничто не мешает продолжить поставлять топливо по старым маршрутам.

Ведущий эксперт УК «Финам менеджмент» Дмитрий Баранов подчеркивает, что соглашений о транспортировке топлива через территорию Турции на данный момент нет. На первых порах основным потребителем газа будет сама Турция. В дальнейшем «Газпром» хочет довести магистраль до границы с Грецией и поставить на ней хаб. Здесь все желающие смогут покупать газ. Но два месяца назад Сербия, Македония, Греция, Венгрия и Турция выступили с совместной декларацией в поддержку нового трубопровода. Очевидно, Восточная Европа хочет реанимировать «Южный поток». Если через эти страны проложат трубы, история с ним может повториться.

Начальник управления по стратегическим исследованиям в энергетике Аналитического центра при правительстве РФ Александр Курдин в беседе с «Ко» отметил, что, если трубопровод проложат через страны ЕС, «Газпрому» придется привести его в соответствие с энергопакетом. В противном случае, под вопросом окажется весь проект в части, ориентированной на Евросоюз, предупреждает эксперт.

Справедливости ради стоит отметить, что Евросоюз, когда нужно, готов закрыть глаза на свои же правила. Та же TAP выведена из-под норм Третьего энергопакета. Азербайджану позволено заполнять газопровод своим топливом на 100%. Это исключение одобрено Еврокомиссией, оно действует до 2038 г. Но, учитывая стремление ЕС к энергонезависимости, России такой лояльности ждать не стоит. 

Чьи трубы длиннее

Теперь энергетическую политику ЕС формируют три направления. Во-первых, рынок нуждается в либерализации. Иными словами, на него нужно пустить больше компаний, хороших и разных. Во-вторых, каждой стране союза необходимо обезопасить свой импорт. По словам Шефчовича, покупать энергоносители надо хотя бы у трех разных поставщиков. В-третьих, доли больших экспортеров желательно подрезать, чтобы никто не мог занять доминирующую высоту на рынке. «Газпрому» придется учитывать эти факторы в борьбе за свой кусок европейского «пирога». 

По итогам прошлого года России удалось остаться на первом месте среди поставщиков топлива в Европу. Тем не менее ситуация меняется. Западную Европу – стратегически важный для «Газпрома» регион – постепенно захватывает Норвегия. По данным оператора трубопроводов Gassco, в IV квартале 2014 г. и I квартале 2015 г. эта страна поставила сюда 58,7 млрд куб. м газа. РФ за тот же период экспортировала чуть более 40 млрд куб. м. По информации Еврокомиссии, в 2014 г. доля «Газпрома» на рынке чуть-чуть просела – с 43 до 42%. При этом норвежская выросла сразу с 34 до 38%. 

Кроме того, Европа делает ставку на сжиженный природный газ (СПГ). По оценке Vygon Consulting, мощность приемных терминалов СПГ в Европе в 2014 г. составила 186 млрд куб. м. При этом она постоянно наращивается. На данный момент ведется строительство новых терминалов, которые увеличат ее еще на 21,8 млрд куб. м. В 2014 г. терминалы были загружены лишь на 24%. Свободные мощности пригодятся ЕС в 2016 г., когда состоится полноценный выход Австралии и США на рынок СПГ. «Сжиженный газ стоит дороже, но, по политическим причинам, Европа может заменить им российское топливо», – полагает аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. 

Замещать российские поставки Европа намерена не только за счет сжиженного газа и импорта с севера. Через Кавказ и Турцию в Старый Свет должен протянуться «Южный газовый коридор». По мнению Александра Курдина, с высокой долей вероятности, ЕС удастся завершить проект TANAP – TAP (Трансанатолийская магистраль в Турции, соединенная с Трансадриатическим газопроводом). Он обеспечит континент 10 млрд куб. м топлива к 2020 г. 

Дмитрий Лукашов, в свою очередь, говорит, что в ЕС также думают о реанимировании проектов по поставкам трубопроводного природного газа из Туркмении (страна планирует добыть 80 млрд куб. м газа в 2015 г., 50 млрд куб. м из них отправится на экспорт), Азербайджана (по разным прогнозам, объем производства «голубого топлива» достигнет в этом году 30 млрд куб. м) и Ирана. «Как раз удачно, что с Ирана снимаются санкции», – продолжает аналитик.

Основной камень преткновения на пути сближения Брюсселя и Тегерана – ядерную программу – удалось обойти. Стороны пришли к соглашению в апреле 2015 г., оно должно быть окончательно оформлено в конце июня. Иран сумел убедить всех в том, что его атом – самый мирный атом на планете. Теперь исламская республика с нетерпением ждет снятия санкций. Это приведет к сдвигам на рынке, поскольку сейчас США и ЕС закрыты для нефти и газа из Ирана. Ранее, в октябре 2014 г., Европа уже сняла ограничения с иранской NITC – крупнейшей танкерной компании, занимающейся перевозкой «черного золота». Тем самым Брюссель готовит благодатную почву для развития партнерских отношений с Тегераном.

По оценке BP, в 2014 г. исламская республика добыла 166 млрд куб. м газа – это четвертый показатель в мире, после Соединенных Штатов, РФ и Канады. Пока большая часть добытого топлива идет на внутренние нужны. Но Европа намерена в полной мере воспользоваться ресурсным потенциалом Ирана, а исламская республика в состоянии нарастить добычу, если ей разрешат экспорт. 

Впрочем, Иран остается загадкой как для России, так и для Европы. Специально или неосознанно, Тегеран не занимает однозначную позицию. С одной стороны, он хотел бы продавать энергоносители на Запад, с другой – было бы здорово и дальше дружить с Кремлем, а взамен получать комплексы С-300. Вот и приходится балансировать между Москвой и Брюсселем. Этот процесс требует от иранских спикеров владения искусством дипломатической эквилибристики: каждой стороне нужно говорить то, что она хочет услышать. В апреле посол Ирана в Болгарии Абдулла Норузи рассказал премьеру Бойко Борисову о заинтересованности в газопроводе Nabucco – проекте, возрожденном самим Борисовым и президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым весной 2015 г. Норузи сообщил, что Иран хочет построить в Болгарии газовый хаб, через который будет продавать топливо европейским потребителям. Позднее, в июне, представитель Национальной газовой компании Ирана Азизолла Рамезани польстил России. Он сказал, что Иран может воспользоваться «Турецким потоком» для доставки своего газа в ЕС. Окончательного решения все еще нет, а «большая игра» РФ и Европы за Иран продолжается. 

Стамбул – город контрастов

Мнение ЕС – это, конечно, очень важно, но не менее значима и позиция Турции. На первом этапе газопровод остается ее внутренним делом – в конце 2016 г. по нему планируется прокачивать до 16 млрд куб. м. топлива. Они будут израсходованы турецкими потребителями. Сейчас эти объемы Анкара получает через Украину. Дальнейшее развитие проекта подразумевает прокладку дополнительных ниток и выход в Европу. Здесь могут начаться проблемы. 

У Турции богатый опыт давления на Россию. Вспомним, к примеру, «Голубой поток». Труба стоимостью более $3 млрд была проложена по дну Черного моря, ее мощность – те же 16 млрд куб. м в год. За десять лет, с 2003 г., Москва продала Анкаре через этот маршрут 100 млрд куб. м газа. В феврале 2003 г. первые потребители в Турции получили российское «голубое топливо». В контракте было прописано условие take or pay, но оно вступало в силу только в июле. И турки фактически прибегли к шантажу – они перестали забирать газ и потребовали дать им скидку. «Газпром» пошел на уступки. Других послаблений республика добилась уже в 2015 г. – глава Минэнерго Турции Танер Йылдыз в марте сообщил, что «Газпром» сбавит стоимость топлива на 10,25%. Как мы видим, наш партнер занимает жесткую позицию, когда речь заходит о его собственных интересах. 

Не стоит забывать и о том, что Турция находится в, мягко говоря, недружественном к РФ лагере. «Все же Турция – страна НАТО. В связи с этим приоритетом для России остается диверсификация поставок», – комментирует Александр Курдин. О том, какие у Кремля сейчас отношения с Североатлантическим альянсом, говорить не стоит. Есть у Турции и свой интерес в ЕС. Почти три десятка лет прошло с тех пор, как республика подала заявку на вступление в союз. Прогресса в этом деле нет, а в январе 2015 г. премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган даже обиженно бросил, что не будет умолять принять его в «эту структуру». На самом деле отказаться от этой идеи туркам довольно сложно. Пусть она постепенно теряет силу, но за долгие годы стала поистине национальной. Правильная позиция Анкары в вопросе отношений с «Газпромом» способна смягчить сердца европейских бюрократов, и перед Эрдоганом снова замаячит перспектива слияния с «большой землей». Таким образом, «Турецкий поток» построят на территории страны, которую сложно назвать независимой от Запада. Это опять создает политические риски для завершения проекта. 

Ведущий аналитик инвесткомпании «Прагматика» Роман Ткачук в беседе с «Ко» сообщил, что оценивает вероятность реализации «Турецкого потока» в 60%. Вопрос отношений ЕС с «Газпромом» – не экономический, а политический, подчеркнул он. Кроме того, Россия находится под санкциями. Все это дает Турции и другим государствам козыри в переговорах – «Газпром» могут вынудить согласиться даже не на самые выгодные условия, поскольку отказ от европейского рынка больно ударит по его финансовым показателям. 

«Для европейцев с экономической точки зрения безразлично, получать ли газ по «Турецкому потоку» или по «Южному газовому коридору», – комментирует директор аналитического департамента инвестиционной компании «Golden Hills – Капиталъ АМ» Михаил Крылов. Но ЕС выгодно пользоваться борьбой между РФ и участниками «коридора» и получать скидки на газ, добавляет он. В этом отношении главный риск для Москвы – снижение стоимости «голубого топлива» из-за усиления конкуренции. 

Еще один тревожный факт. Между Россией и Турцией не подписано никаких контрактов. Нет и согласованных сроков запуска потока. Алексей Миллер уверял, что он заработает уже в декабре 2016 г., а вот посол Турции в РФ Умит Ярдым в интервью «Интерфаксу» говорил, что газопровод введут в эксплуатацию после 2017 г. Все это ставит «Газпром» в весьма неудобное положение. Первые этапы строительства «Турецкого потока» начались еще в мае, но полноценных гарантий его успешного завершения нет. В шахматах такое положение называется цугцвангом – каждый следующий ход ведет к ухудшению позиции игрока. Монополия рискует оказаться как раз в такой позиции, если не согласует проект с Европой. 

Старший аналитик Vygon Consulting Мария Белова констатирует, что в случае с «Турецким потоком» РФ и ЕС находятся в одной лодке. В среднесрочной перспективе Евросоюзу будет трудно заменить поставки из РФ, а Москве, в свою очередь, необходимо найти альтернативный путь для своего газа. Ведь риски транзита через Украину оцениваются «Газпромом» как предельно высокие. 

Почему захлебнулся «Южный поток» 

Москва давно планировала «выключить» Украину как государство-посредник в экспортной схеме. «Газовые войны» пагубно сказались на отношениях соседей. По «Южному потоку» планировалось пускать 63 млрд куб. м «голубого топлива» ежегодно.

По данным «Укртрансгаза», в 2014 г. через Украину было транспортировано 58 млрд куб. м, что на 25% меньше, чем годом ранее. Так что обходной маршрут вполне мог обеспечить потребителей в Восточной и Центральной Европе необходимыми объемами. Проложить трубу должны были по дну Черного моря, стоимость проекта оценивалась в 16 млрд евро.     

7 декабря 2012 г. президент РФ Владимир Путин дал старт строительству газопровода. К тому моменту к «Южному потоку» присоединились Болгария, Сербия, Венгрия, Словения, Хорватия и Турция. Но строительство разветвленной сети труб на территории ЕС не было окончательно согласовано с Еврокомиссией.

Все упиралось в нормы Третьего энергопакета. Это набор документов, защищающих конкуренцию на энергорынке. Они запрещают одному и тому же игроку владеть трубой и перекачивать по ней топливо. Третий энергопакет также обязывает компании делиться своими газопроводами, пуская в них сторонние коммерческие структуры (в случае с OPAL таких предприятий пока нет, но «Газпром» все равно не использует магистраль на полную).

Брюссель отказался делать исключение для «Газпрома». 1 декабря 2014 г. Путин после переговоров со своим турецким коллегой Реджепом Эрдоганом сообщил о закрытии «Южного потока» из-за неконструктивной позиции ЕС. Тогда же было объявлено о «Турецком потоке». По разным оценкам, в нереализованный проект вложено около $5 млрд. Эти деньги в буквальном смысле вылетели в трубу. Теперь РФ может наступить на те же грабли.